Russia Open Source Summit – что это было

В пятницу в Москве прошёл Russia Open Source Summit, который входит в деловую программу московского финала ICPС.

Формально поводом для мероприятия было рассмотрение проекта «Стратегии развития программного обеспечения с открытым кодом в России до 2024 года». Однако документ не обсуждался. Говорили не о нём, а об СПО вообще, с экскурсами в смежные области.

Показания свидетеля пленарного заседания

Заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максим Паршин высказался за то, чтобы государство открывало код, разработанный за бюджетные деньги, инвестировало в проекты open source и «отдельных программистов», помогало разработчикам с репозиторием, при случае «как партнёр» участвовало в создании НКО, поддерживающей производителей открытого кода, и работало регулятором, как ему и положено.

Министр правительства Москвы, руководитель ДИТ Эдуард Лысенко заявил, что у ДИТ нет иной стратегии, кроме СПО, и быть не может. Используются свои сборки Linux. Москва готова отдавать ПО регионам, т.е. сделать его открытым. С МВД взаимодействие вообще идёт в духе СПО – разработчики обоих ведомств трудятся над кодом одного и того же продукта совместно.

Официальные цели саммита

На сайте саммита «целями Russia Open Source» объявлено следующее:

  • «создание условий для разработки и внедрения технологии Open Source в РФ, снижение зависимости от зарубежного ПО;
  • продвижение лучших российских разработок на международной арене, формирование международной дискуссионной площадки;
  • консолидация сообщества разработчиков и потребителей;
  • стимулирование интереса к обучению, создание условий трудоустройства; формирование фундамента для спортивного программирования в России;
  • интенсификация процессов цифровой трансформации экономики РФ и оптимизации государственных затрат при помощью модели Open Source».

Олег Бартунов (Postgres Professional) рассказал о том, как, обнаружив, «что в стране нет своей школы баз данных», понял, нужно сделать не свою СУБД, а «ход конём», т.е. взять хороший продукт и влиться в его разработку, что и удалось к 2015 году.

Инвестор Александр Галицкий из-за пандемии провёл полтора года в России «на субботнике», он сотрудничает с государством, в частности, «занимается открытыми архитектурами» в АНО «Цифровая экономика».

Галицкий за открытую архитектуру [отечественных] процессоров. Открытая архитектура процессоров нужна, по словам Галицкого, постольку, поскольку «никто не будет перекладывать софт на эти груды железа». Показалось, что оратор имеет в виду отечественные процессоры с неправильной архитектурой, «Эльбрусы» и пр., однако ручаться не могу.

Ещё выступали директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ Илья Массух, гендир «Базальт СПО» Алексей Смирнов, Валентин Макаров (РУССОФТ) и другие. Пересказывать, даже кратко, смысла нет. Все говорили об одном, в сущности, и том же, с незначительными вариациями: нашим крутым программистам следует добиваться международного признания в среде разработчиков СПО, в России надо создавать свои репозитории, необходимо облегчить госзакупки СПО, усовершенствовав 44-ФЗ, стране нужен полный стек IT, от процессора до прикладного ПО. Всё, понятно, в открытых кодах.

Зачем?

Кому и зачем нужна «Стратегия развития программного обеспечения с открытым кодом в России до 2024 года», – понять это, выслушав пленарное заседание, было решительно невозможно.

Действительно, зачем. IT-стратегия должна быть и будет, сказал Паршин, на это есть поручение президента, но как войдёт в документ стратегия СПО и войдёт ли вообще, непонятно.

СПО как метод разработки ПО не универсален. Попытка, например, Cognitive Technologies открыть код своей OCR-системы в расчёте на её развитие успешной не оказалась.

Главные успехи — и коммерческие, и технологические — постигли в России разработчиков не открытого, а проприетарного софта: «1С», ABBYY, «Лаборатория Касперского». Их на мероприятии не было, и о них не говорили.

СПО-движение софтверную индустрию ни создать, ни тем более заменить не может, со знанием дела пишет Дмитрий Комиссаров («МойОфис»).

Этим еретическим соображениям на саммите места не нашлось.

Разработчики СПО важная часть софтверной индустрии. В нынешние облачные времена код, исполняемый на вашей машине, приходит извне, отчего внешняя разница между СПО и проприетарным продуктом нивелируется. Но остаётся разница в методе: разрабатывать продукт самостоятельно или, выражаясь крестьянской терминологией, всем миром. Это как растение- и животноводство в сельском хозяйстве: и то, и другое про производство продуктов питания, но устройство различается.

Если стратегия, проект которой был изготовлен к 1 октября (на ПМЭФ, правда, решено было сделать это к 1 сентября, напомнил Массух), поможет СПО-разработчикам работать лучше — очень хорошо, ответ на вопрос «зачем» получится положительным.

Потенциальная уязвимость

В проекте стратегии есть такой фрагмент: «Основными принципами развития и использования программного обеспечения с открытым кодом, соблюдение которых необходимо при реализации настоящей Стратегии, являются: …поддержка отечественной аппаратной базы, включая процессоры с открытой архитектурой».

Государство вынуждено будет вложить в производство микроэлектроники огромные деньги. Стратегия СПО, будучи принятой официально, т.е. государством, отправит эти деньги на разработку и производство процессоров с открытой архитектурой.

Идея импортозамещения путём производства процессоров с открытой архитектурой последнее время активно пропагандируется. Вот сегодняшний пример. Директор департамента Минцифры по стимулированию спроса на радиоэлектронную продукцию Александр Понькин пишет: «…Есть уникальный шанс упрочить свои позиции в мире. Этот шанс — развивать открытые процессорные архитектуры, благодаря чему мы выйдем на рынки, занятые Intel, AMD, Broadcom и ARM».

Безотносительно к реалистичности заявления Понькина хочется не деклараций, а аргументации. Она нужна хотя бы в противовес утверждению, что закладываться на процессоры с открытой архитектурой – решение гибельное.

И вообще микроэлектроника — это другое. Не софтверная, а другая индустрия.

Я в СПО-сообществе не состоял и не участвовал, но сейчас попробую: давайте уберём из кода стратегии про открытую архитектуру процессоров. Во избежание до выяснения всех обстоятельств. Программистам от такой хирургии хуже точно не будет, а риск исчезнет.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Зато на саммите мы создали общественную организацию по развитию культуры свободного кода. В телеграмм ruopensource
    Добавляйтесь неравнодушные!

    • Я тоже за культуру кода ) Осмысленные идентификаторы, обильные комментарии, принцип «оператор на отдельной строке», и никаких goto.

    • Слушал выступление на последнем треке саммита, почитал телеграм-канал, так и не понял, ради чего создали-то НКО? Туда можно вступить, чтобы что?

  2. Ну никак не придут к своим ASF и LF — то есть своим открытым фондам ПО — все из них код воруют и не хотят признаваться и главное, участвовать в разработке опенсорс проектов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь