К вопросу о национальной цифровой экосистеме

Предварим изложение следующим постулатом: в первой половине XXI века условием благосостояния и национального суверенитета России станет обладание не только собственным самодостаточным стеком информационных технологий (IT), от микропроцессоров до программного обеспечения (ПО) систем иcкуcственного интеллекта, но также устойчиво развивающейся средой, поддерживающей эти технологии в актуальном состоянии, обеспечивающей их эволюцию, опережающее развитие и эффективное использование во всех без исключения сферах деятельности.

Мы вправе назвать такую среду «национальной цифровой экосистемой» (НЦЭ).

Текущее состояние НЦЭ

Россия, в отличие от подавляющего большинства стран, обладает определённым (на сегодня и в сегодняшних условиях хотя и не полным, но достаточным) набором собственных IT и собственными цифровыми экосистемами, обеспечивающими развитие цифровой экономики. Такие экосистемы формируются вокруг массового потребителя онлайн-сервисов и на основе цифровых платформ.

Удачное, на наш взгляд, определение понятия «цифровая платформа» даёт Центробанк РФ в опубликованном для общественных консультаций докладе «Экосистемы: подходы к регулированию» (апрель 2021): цифровая платформа – это информационная система, работающая через Интернет, обеспечивающая взаимодействие участников платформы друг с другом, позволяющая им создавать ценности и обмениваться ими. Примерами цифровых платформ служат технологии, обеспечивающие работу сервисов заказа такси, маркетплейсы, поисковые машины, геоинформационные системы, банковские системы, системы хранения данных и обеспечения многоаспектного доступа к ним etc. Такие технологии взаимосвязаны, используются для построения разнообразных цифровых сервисов и в рамках одной компании («Яндекс», VK, «Тинькофф», «Сбер» и др.) образуют экосистемы.

Есть цифровые экосистемы и у государства, например, электронное правительство, предоставляющее государственные услуги гражданам и компаниям. В этой экосистеме участвует множество платформ: ЕСИА, ЕПГУ и, во множестве, другие ГИС.

Отечественную НЦЭ в её современном состоянии следует охарактеризовать как совокупность принадлежащих государству и компаниям цифровых экосистем, если и не разрозненных, то самостоятельных, конкурирующих друг с другом и с глобальными игроками. Объединяет эти цифровые экосистемы единая регуляторная среда, общий рынок трудовых ресурсов, принадлежность к российской юрисдикции.

Важно отметить, что отечественные цифровые экосистемы «обитают» в основном в Рунете, за его пределами они распространены слабо.

Зачем нужна НЦЭ

Мы забежали вперёд, используя термин «экосистема» без определения как интуитивно понятный. Теперь следует уделить ему внимание.

Документ ЦБ определяет экосистему как «совокупность сервисов, в том числе платформенных решений, одной группы компаний или компании и партнёров, позволяющих пользователям получать широкий круг продуктов и услуг в рамках единого бесшовного интегрированного процесса».

Это определение, на наш взгляд, недостаточно конструктивно. Чтобы избежать его недостатков, имеет смысл заимствовать смысл понятия «экосистема» оттуда, где термин и возник – из экологии и биологии. Важнейшим свойством биологической экосистемы является её устойчивость, способность к адаптации под влиянием внешних условий и способность к развитию. Это то, чего не хватает определению ЦБ, и что применительно к НЦЭ имеет первостепенное значение.

Наличие в национальной экономике цифровых платформ и цифровых экосистем, принадлежащих компаниям – необходимое, но не достаточное условие существования НЦЭ.

Это фактически констатируют и авторы доклада ЦБ: «…Российским экосистемам будет всё сложнее поддерживать своё технологическое лидерство и выдерживать конкуренцию с интернет-гигантами, особенно при наличии регуляторного и налогового арбитража в пользу глобальных игроков».

«Интернет-гиганты» здесь – американские Google, Meta, Amazon, Apple, китайские Alibaba, Tencent. Это компании, обладающие агрессивно развивающимися цифровыми экосистемами.

Список таких компаний обширен, приведённые названия даже не верхушка айсберга. Ресурсы, сосредоточенные в принадлежащих этим компаниям цифровых экосистемах, как минимум сравнимы с ресурсами государств. Дело доходит до установления дипломатических отношений государств с глобальными IT-компаниями.

Механизм вытеснения отечественных экосистем глобальными понятен. Любая отечественная экосистема «инфицирована» (надеемся, читатель простит нам вольное обращение с этим глаголом) технологиями, заимствованными у экосистем глобальных, причём «инфекция» находится на самых нижних, фундаментальных уровнях: микроэлектроника и операционные системы.

НЦЭ нужна как минимум для того, чтобы обезопасить от этой «инфекции» отечественные цифровые экосистемы. Так, ни одна из наших компаний не в состоянии наладить производство чипов. Представляется очевидным, что добиться этого если и возможно, то только на национальном уровне.

Помимо операционных систем и микросхем

Зависимость от импортируемых технологий – не единственная и, вероятно, не самая опасная уязвимость НЦЭ в её нынешнем состоянии.

Отметим, не углубляясь в тему, важность независимости национального медиапространства от глобальных цифровых сред распространения массовой информации, в частности, американских социальных сетей.

D-Russia.ru уже писал о такого рода опасностях применительно к Twitter, а год назад сообщал об исследовании влияния глобальных социальных сетей и поисковой машины Google на медиапространства различных стран.

Положение России тут может расцениваться двояко: с одной стороны, независимость медиапространства нашей страны выше, чем у других, мы уступаем только США и Китаю. Но абсолютное значение показателя этой независимости, при всей его условности, существенно хуже, чем у США и Китая.

Не ложная ли это цель – НЦЭ

Весь мир работает на платформах Intel, AMD, Microsoft, Oracle, iOS и Android – точно так же, как стрелковые подразделения армий множества стран используют платформу АК-47, и это не ставит их в зависимость от РФ. Возможно, аналогия верна также для цифровых платформ, и НЦЭ в России не нужна?

Наглядно ответить на этот вопрос поможет история китайской компании Huawei, которая стала жертвой не настоящей, а лишь экономической войны с Америкой. Оказалось, достаточно санкциями лишить китайцев возможности заказывать изготовление своих процессоров на тайваньской TMSC и запретить им предустанавливать приложения Google, чтобы Huawei прекратила производство мобильных устройств.

Ещё один пример, и тоже про США. Страна, обладающая полным стеком IT и, казалось бы, не нуждающаяся в НЦЭ, делает всё необходимое для обладания ею. В строительстве американской НЦЭ важную роль сыграл – и играет до сих пор – «Горный форум», неформальная структура, созданная в 1994 году Пентагоном и объединяющая «инновационно мыслящих людей», которые на собраниях организации «обсуждают взаимосвязи между политикой и IT». Эти люди отнюдь не теоретики, а сугубые практики, обладающие значительным личным влиянием. Они решают конкретные, практические задачи. Например, дискредитация Евгения Касперского, предшествующая санкциям против «Лаборатории Касперского», началась со статьи в Wired, написанной журналистом, участвовавшим в заседаниях «Горного форума».

До «Горного форума» множество IT-проектов, сыгравших роль цифровых платформ или их прообразов задолго до того, как эта терминология укоренилась, реализовали Министерство обороны и спецслужбы США. Языки программирования, семейство протоколов передачи цифровых данных TCP/IP (т.е. Интернет), затем Google – без участия государства этого не было бы. Здесь под государством понимаются не только формальные государственные структуры – агентства, в американской терминологии, но и класс государственных служащих, как действующих, так и бывших, но сохранивших влияние и способность к активной работе, включая военных, сотрудников спецслужб, учёных, аналитиков и журналистов и др.

Благодаря Сноудену стало общеизвестно, что американские спецслужбы пребывают в симбиозе с американскими IT-компаниями – симбиозе настолько тесном, что между ними происходит смешение личного состава сотрудников. Весьма своеобразная форма существования НЦЭ в США.

Интерес представляет и китайский опыт создания НЦЭ. Основа симбиоза спецслужб США и IT-компаний – госзаказы, которые маскируют плату за ресурсы, в том числе трудовые, предоставляемые компаниями в распоряжение ЦРУ и АНБ. Правительство КНР к такой маскировке не прибегает, но 1) содействует экспансии своих компаний и с их цифровыми экосистемами на глобальные рынки; 2) тщательно контролирует соблюдение интересов государства национальными IT-компаниями; 3) поощряет развитие критически важных технологий – производства микросхем и операционных систем, как в случае с Huawei; 4) создаёт силами государственных организаций и госзаказами частным компаниям цифровые платформы, необходимые для построения НЦЭ (например, проект операционной системы Red Flag, несомненно удачный, позволил приобрести опыт и решить многие практические проблемы; так, не в последнюю очередь благодаря Red Flag удалось склонить Microsoft к поставке операционных систем госорганам на специальных условиях).

Практические рекомендации, самый общий вид

Для того, чтобы перейти к выработке практических рекомендаций, необходимо предложить некоторую иерархию цифровых экосистем в структуре государственного управления:

  • национальная цифровая экосистема общегосударственного уровня;
  • национальная цифровая экосистема отраслевого уровня;
  • цифровая экосистема ведомственного или корпоративного уровня.

Ведомственный и корпоративный уровень цифровых экосистем не рассматривается в настоящей статье, поскольку эта проблематика достаточно полно освещена в докладе Банка России.

К экосистеме общегосударственного уровня можно отнести цифровую экосистему, формируемую вокруг платформы «ГосТех». Платформа «ГосТех» – это набор сквозных технологических решений, развёрнутых в облачной инфраструктуре. Создание единой цифровой платформы государства позволит не только увеличить скорость разработки цифровых сервисов государства, а также вывести сервисы на принципиально новый уровень клиентского опыта. Благодаря платформе государство и разработчики могут сфокусироваться на дизайне качественных сервисов для граждан, не беспокоясь о выборе инструментов для разработки или поддержании инфраструктуры.

«Государственные системы, услуги должны стать удобной, незаметной, клиентоориентированной экосистемой для граждан и бизнеса. Мы идём по этому пути, и сегодня наш фокус внимания в рамках цифровой трансформации направлен на оптимизацию ресурсов и процессов. Каждая ГИС содержит до 80% типового функционала, и ведомства изобретают велосипед, тогда как необходимо сосредоточиться на создании быстрых и удобных сервисов для граждан и бизнеса, помогая решать им конкретные жизненные ситуации. Не выстроен процесс переиспользования уже готовых цифровых решений как на уровне ФОИВ, так и на уровне субъектов. Поэтому принято решение от разрозненных ГИС перейти к созданию домена на единой платформе «ГосТех». Надёжность, доступность и безопасность – базовые принципы системы, которая будет отличной конкурентной средой для крупного, среднего и малого бизнеса», – заявил в октябре Дмитрий Чернышенко.

При рассмотрении отраслевого уровня цифровых экосистем целесообразно исходить из следующей общей логики, на примере специализированной экосистемы для телекоммуникаций и СМИ.

Такая отраслевая цифровая экосистема должна не замыкаться в рамках одного ведомства, а органично вписываться в общегосударственный уровень, не заменяя его, и иметь следующие слои:

  • пользователи;
  • данные пользователей, данные о пользователях;
  • операторы связи;
  • платформы-сервисы/товары (цифровая экосистема в узком понимании);
  • информация;
  • смыслы.

В этом случае отраслевые цифровые экосистемы определяются потребностями пользователей и входят частью расширенной экосистемы, уже являющейся частью НЦЭ.

В «послойном» варианте сразу просматривается симбиоз экосистем, или метаэкосистема: данные-сервисы-смыслы.

Платформы доносят новости и смыслы эффективнее и до каждого гражданина (то есть в нужном виде, в нужное время, в нужных обстоятельствах, при необходимой готовности к восприятию, и тому, кому следует), используя доступный объём сведений о пользователе.

Эффективность зависит также от умения платформы встроить естественно и органично, информацию, новости и смыслы, в сервисы, в первую очередь развлекательные, общения, познавательные и т.п.

Объём сведений, дающий точность доставки, зависит от разносторонности сведений о пользователе, то есть развитости предоставляемых платформой сервисов, их обрабатывающих.

Полнота сервисов определяется полнотой «закрытия» потребностей пользователей. Наибольшим количеством сервисов обладают и реализуют стратегию их увеличения цифровые экосистемы.

Таким образом, в коммуникации, ранее осуществлявшейся только СМИ, ключевым элементом связи между государством и гражданами стали платформы и экосистемы. Общественный договор нарушается в части гарантий государства гражданам права на получение информации и смыслов, обеспечивающих должный уровень безопасности в обществе (выполнение договора государство обеспечивает, лицензируя СМИ и надзирая за соблюдением законодательства в сфере СМИ).

Для сохранения общественного договора необходим контроль платформ и экосистем. Эффективный, в первую очередь оперативный и превентивный контроль, возможен только при включении в экосистему традиционных СМИ, государственных медиа-холдингов, как источников доверенной информации и верных смыслов, и способных трансформировать последние в новые форматы сервисов общения и развлечения. Включение в экосистему телеком-компаний даёт гарантированную доставку, приоритезацию, фильтрацию информации, а также сбор данных о пользователях.

При разработке концепции отраслевой цифровой экосистемы, как экосистемы более низкого ранга по отношению к национальному уровню, целесообразно исходить из практических интересов отраслевого развития, в полной мере увязанных с национальным уровнем. Тогда вместо схоластического теоретизирования можно будет выйти на пакет конкретных предложений и сформировать на этой основе Программу развития. Важным представляется еще до внедрения платформы «ГосТех» выработать границы отраслевой цифровой экосистемы и сформировать понимание интерфейсов взаимодействия (взаимопроникновения) с национальным (общегосударственным) уровнем.

Чтобы перейти от общих рассуждений к предметной разработке концепции отраслевой цифровой экосистемы, необходимо сначала выработать пакет свойств такой экосистемы, который:

  • имел бы определенное (не обязательно полностью классическое) основание в общей теории экосистем;
  • мог быть логично переведен в практическую плоскость отраслевой деятельности;
  • мог применяться, как на отраслевом, так и на национальном уровне.

К таким свойствам экосистем предлагается отнести следующие:

1. Свойство функциональности экосистемы

Банк России в своем докладе отмечает, что «экосистемы могут быть также выстроены вокруг одной или нескольких базовых потребностей – например, экосистема недвижимости может включать помимо сервиса по подбору и приобретению квартиры также связанные продукты, начиная от ипотеки и заканчивая услугами по ремонту, дизайну и клинингу. При этом экосистемы могут развивать свои сервисы не только для физических лиц, но и для клиентов – юридических лиц».

Для отраслевой экосистемы к числу таких базовых функциональных потребностей можно отнести запрос общества на получение достоверной и правдивой информации, представляющей к тому же интерес для различных групп пользователей, который может быть монетизирован, а выручка направляться на реализацию программ развития отрасли.

2. Наличие источников для развития (саморазвития) экосистемы

Для отраслевой цифровой экосистемы можно предложить два источника развития в рамках гибридной надзорно-сервисной модели:

  • постоянная смена информационных угроз, их модификация и всё большая изощренность предполагают постоянный поиск адекватных мер противодействия, как на технологическом уровне, так и в области методологии, которая носит в большей степени гуманитарный характер (психология, лингвистика, социология);
  • внедрение сервисной модели деятельности (наряду с имеющейся надзорной) предполагает поиск своего места на уже перенасыщенном рынке поставок контента, что невозможно без собственного развития, видимо при существенной государственной поддержке.

3. Свойство устойчивости экосистемы

Такое классическое свойство любой экосистемы хорошо переводится в плоскость поиска практических решений по обеспечению доверия и информационной безопасности применяемых программно-аппаратных комплексов, которые должны быть нацелены на достижение качества устойчивости (стабильности, надежности) цифровой экосистемы. Это является актуальным, как для национального, так и для отраслевого уровней.

Особое значение имеет безопасность персональных данных. «Нужно определить правильную модель работы с большими массивами информации, основанную на безусловной защите безопасности персональных данных. В целом, если смотреть шире, — прав и свобод граждан», — сказал президент России, выступая на пленарном заседании инвестиционного форума «ВТБ капитала» «Россия зовёт!»

«Россия уже является одним из глобальных лидеров по использованию цифровых сервисов и развитию технологий искусственного интеллекта. При этом мы хорошо понимаем, что важно обеспечить сбалансированное развитие цифровых экосистем. Напомню, что такие экосистемы строятся вокруг человека и вокруг его так называемого цифрового профиля», — уточнил Путин.

Можно также отметить, что главным предназначением отрасли в системе государственного управления является предметное участие в вопросах обеспечения стабильности российского общества, его информационной безопасности, но на своем уровне, экосистемы более низкого ранга, в рамках своих и перспективных полномочий.

Вопросы доверия и безопасности могут рассматриваться в трёх плоскостях:

  • обеспечение безопасности персональных данных;
  • обеспечение существующих требований по информационной безопасности ФСБ и ФСТЭК к созданию защищённых информационных систем;
  • проработка решений по обеспечению доверия к искусственному интеллекту – проблеме, которая удовлетворительно не решена пока нигде в мире, и в России отсутствует соответствующее регулирование этой сферы.

Выводы

Разработка проекта концепции отраслевой цифровой экосистемы национального уровня для телекоммуникаций и СМИ на основе практических предложений по реализации указанных выше трёх свойств экосистем позволит запустить необходимый организационный механизм для выработки в конечном итоге программы развития на общей непротиворечивой основе.

Не исключается в дальнейшем расширение перечня свойств экосистем для их реализации на отраслевом уровне, поскольку экосистема в принципе – это про развитие. На данном этапе для запуска темы представляется вполне достаточным описанных выше трёх свойств.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: