Зачем России нужен IT-экспорт?

Об авторе: Валентин Макаров, президент РУССОФТ.

Участвуя в подготовке РУССОФТом предложений по мерам государственной поддержки IT-отрасли, я с удивлением каждый раз замечал, как предложения по мерам поддержки экспорта IT всегда откладывались на потом. Поддержка экспорта не рассматривалась как один из приоритетов государственной поддержки, а сам экспорт IT воспринимался как некий вспомогательный вид деятельности, не имеющий отношения ни к решению проблемы обеспечения безопасности и технологической независимости России, ни к предотвращению релокации IT-кадров из России.

Так ли это на самом деле?

Начнем с проблемы релокации IT-кадров из России, где несоответствие постановки задачи принятым мерам наиболее заметно. Сначала разберёмся, для кого же проблема релокации стоит наиболее остро. Проблема релокации IT-кадров в практической плоскости стоит перед теми IT-специалистами, которые: 1) владеют иностранными языками, 2) имеют опыт работы на зарубежных рынках или с зарубежными компаниями, 3) в результате антироссийских санкций теряют работу.

Кто же попадает в эту категорию?

1. Сотрудники центров разработки ПО зарубежных компаний, которые получили указание из своих штаб-квартир о закрытии офисов в России, при этом эти сотрудники получают от своих компаний «пакеты» мер стимулирования релокации.

2. Сотрудники российских компаний, работающих по контрактам с зарубежными клиентами, опасающимися «вторичных санкций» и потому либо отказывающихся от работы с российскими поставщиками, либо требующими релокации работающих с ними российских команд из России в любую зарубежную страну. К этим проблемам прибавляется необходимость поиска путей перевода в Россию средств по выполненным контрактам из-за санкций против российских банков.

3. Фрилансеры, работавшие на зарубежных маркетплейсах, принявших решения о прекращении работы с Россией. У фрилансеров вообще пропадает и рынок, и финансовый механизм получения денег на этом рынке.

Кто не попадает в эту категорию?

Сотрудники российских компаний, работающие исключительно на российском рынке.

Попробую подтвердить мои рассуждения фактами. Отъезд сотрудников компаний, работающих преимущественно в России, составляет (по данным Натальи Касперской из Ассоциации АРПП, названным на заседании Экспертного совета Совета Федерации в конце апреля 2022) проценты или доли процентов от всего персонала таких компаний. Такие же цифры наблюдаем и мы в РУССОФТ. Уезжают единицы, но это наиболее квалифицированные сотрудники, владеющие иностранными языками, имеющие авторитет и широкие контакты за границей.

Релокация сотрудников центров разработки ПО зарубежных компаний (по экспертным оценкам) составляет около трети персонала. Это значит, что до 70% высококвалифицированных IT-специалистов, привыкших работать с самыми передовыми заказчиками и успешно конкурировать на мировом рынке, хотят остаться в России (по личным или идеологическим причинам). Но для этого им необходимо найти работу аналогичного уровня по оплате и по уровню решаемых задач.

Релокация сотрудников российских компаний экспортёров составляет (по экспертным оценкам) до 20% персонала, из которых часть выезжает в другие страны, но либо работает вахтовым методом, либо продолжает работать на российские компании удалённо. Для того чтобы они остались в России, необходимо либо трудоустроить их здесь, либо помочь предоставить доступ к новым рынкам, которые могут заместить санкционные рынки и обеспечить легальные форматы оплаты результатов их труда.

Для обеспечения достойной работы в России для сотрудников этих двух категорий IT-компаний с конца февраля огромную работу проводят Минцифры, IT-ассоциации, крупные, средние и малые российские компании (не только из области IT). Десятки тысяч сотрудников этих компаний уже устроены на работу в российском IT-сообществе. Тем не менее, не все нашли себе работу. По данным HeadHunter, такие специалисты обеспечили снижение дефицита на рынке труда, увеличив число заявок на имеющиеся свободные вакансии с 1,8 до начала военной операции на Украине до почти трёх в апреле.

Для фрилансеров естественным является переезд в другие страны, где они будут иметь доступ к своему рабочему месту и к своему рынку одновременно. Им нужен доступ к маркетплейсам, которые обеспечивают и возможность заработать деньги, и получить свой заработок легальными путями. Но и здесь релокация IT-специалистов не составляет 100%, часть из них также вышли на рынок труда и способствовали снижению дефицита кадров.

Для всех трёх категорий IT-специалистов, пострадавших от санкций, работа в России является довольно сложной альтернативой, поскольку им придется осваивать новые технологии и главное – новые отношения с заказчиками. И что наиболее важно — российский рынок ПО и услуг по его разработке составляет примерно половину общего объёма продаж всей индустрии разработки ПО в России.

Вторую половину составляет экспорт. Импортозамещение не сможет позволить индустрии нарастить продажи в два раза и полностью заместить потерю экспорта. Поэтому либо мы забываем об интересах половины индустрии, считая её «чужой» и ненужной стране, либо находим для нее инструменты поддержки, позволяющие специалистам иметь высокооплачиваемую работу на других рынках. Насколько важна индустрия разработки ПО на этапе становления Нового технологического уклада для любой страны — можно легко оценить, посмотрев на данные о дефиците IT-специалистов во всем мире и на то, как в США оперативно создаются стимулы для релокации математиков и IT-специалистов из России.

И тут возникает законный вопрос: существуют ли в мире какие-то рынки для российских экспортеров IT в условиях антироссийских санкций, когда развитые рынки отказываются от работы с российскими разработчиками ПО?

По данным Gartner, доля рынков развитых стран составляет около 60% мирового рынка IT. Значит 40% мирового рынка потенциально является альтернативным рынком для российской IT-индустрии. И вот что удивительно — эти рынки воспринимают российскую индустрию ПО именно так, т.е. как альтернативного поставщика решений, продуктов, услуг и платформ, способного заменить современные – насквозь и предумышленно «дырявые» – продукты производителей из т.н. «развитого мира» (прежде всего, из США).

Развивающийся мир, как и во времена СССР, рассматривает Россию в качестве лидера борьбы против колониализма — на этот раз колониализма информационного. Подтверждение этого факта я сам только что многократно видел в Индии либо получал подтверждение от коллег после их посещения Индонезии, Малайзии, Вьетнама, стран Латинской Америки.

Значит, потенциальный рынок для работы экспортеров IT существует, и даже становится всё более привлекательным для российской IT-индустрии.

И теперь самый главный вопрос.

Экспорт — это возможность приостановить или замедлить релокацию IT-кадров, или что-то ещё?

1. Экспорт IT — это колоссальный экономический рычаг. В Новом технологическом укладе мировая конкуренция происходит главным образом в области конвергенции IT и всех других сегментов экономики. IT-системы замещают автоматизированные системы и строят новую экономику из кибер-физических систем, где человек замещается искусственным интеллектом, который действует быстрее, точнее, более эффективно и надёжно. А для того чтобы никто не мог вмешаться в деятельность кибер-физических систем, они выстраиваются на основе защищённой ИКТ-инфраструктуры, соответствующей новой парадигме безопасности.

2. Новый технологический уклад только-только формируется, в нем ещё нет установившихся лидеров, здесь нашим IT-компаниям вполне возможно конкурировать не за то, чтобы встраиваться в чужую цепочку добавленной стоимости, а самим формировать новые рынки и вместе с партнёрами создавать свои цепочки добавленной стоимости. Экспорт IT — это огромные деньги и экономическая безопасность.

3. Вполне естественно, что, участвуя в создании новых рынков кибер-физических систем в своей стране и затем в других странах, вы получаете возможность не только собирать с этих рынков инновационную ренту первооткрывателя, но и формировать геополитическое сотрудничество со странами, которым вы помогаете строить новую инфраструктуру информационной безопасности и внедрять кибер-физические системы.

Вы участвуете в формировании научной и инженерной школ и формируете соответствующую элиту. Если при этом вы используете более свойственные России, чем западному миру, модели ведения бизнеса, основанные на приоритете общечеловеческих традиционных ценностей и на концепции справедливого распределения совместно создаваемого общественного богатства, то очевиднo, что экспорт IT становится сильнейшим фактором обеспечения не только информационной и экономической, но и политической безопасности России.

4. Поскольку Новый технологический уклад основывается на конвергенции IT и всех других секторов экономики, именно экспорт IT – ключевое условие обеспечения стратегической безопасности России. Конвергенция IT и оборонной промышленности стран партнёров создаёт основу глобальной военной безопасности, конвергенция IT и финансовой системы – независимую международную финансовую систему, в энергетике – независимую и эффективную международную систему генерации и распределения энергии. И так далее.

Вот и получается, что, стимулируя экспорт IT, мы не только создаём условия для ограничения релокации из России IT-специалистов, которые являются главными строителями Нового технологического уклада, но и создаём условия для обеспечения стратегической безопасности России и формирования геополитической стабильности на всей планете.

См. также:

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь