Представитель МИД РФ о международной ИБ: «Мы замечаем определённые позитивные сигналы с американской стороны»

Определённые позитивные сигналы с американской стороны отмечаются российскими дипломатами в этом году в плане желания наладить диалог с Россией по тематике кибербезопасности вне зависимости от внутриполитической конъюнктуры, сказал в интервью «Коммерсанту» глава недавно созданного департамента МИД РФ по вопросам международной информационной безопасности Андрей Крутских.

В частности, такие идеи огласил недавно новый посол США в Москве Джон Салливан.

«Необходимость восстановления нормального, деполитизированного диалога между Россией и США в области международной информационной безопасности давно уже назрела. Нам нужно не пытаться изменить политические взгляды друг друга, а сесть за стол переговоров и договориться о том, как сосуществовать и взаимодействовать в информационном пространстве. Ведь вопросы на повестке дня абсолютно насущные. Это и меры по укреплению доверия в информпространстве, и борьба с кибертерроризмом и киберпреступностью», – отметил глава департамента МИД.

Крутских также сообщил, что борьба с угрозами в киберпространстве и выработка правил ответственного поведения государств в этой сфере станет одной из тем, которые будут обсуждаться в контексте общих вопросов безопасности на встрече в этом году глав государств пятёрки членов Совбеза ООН, несущих «особую ответственность за сохранение цивилизации» – в случае, если саммит состоится.

Еще 30–40 лет назад о возможности неправомерного использования информационно-коммуникационных технологий мало кто задумывался, но в наши дни противодействие их применению в военно-политических, террористических и других преступных целях становится абсолютным приоритетом повестки дня международного сообщества.

Переговорный процесс в ООН над выработкой правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, по словам Крутских, сейчас в самом разгаре. В Нью-Йорке прошло очередное заседание профильной Рабочей группы ООН открытого состава (РГОС). В ближайшее время в Женеве соберутся члены Группы правительственных экспертов (ГПЭ) ООН по международной информационной безопасности.

«Реалистично оценивая ситуацию, допускаю, что итоги работы РГОС и ГПЭ могут носить смешанный характер. На данном этапе важно согласовать базовые взаимоприемлемые принципы, которые в перспективе могли бы составить основу для юридически обязывающих договорённостей.

Но процесс достижения консенсуса будет небыстрым. Природа международно-правового регулирования информационной сферы носит сложный и комплексный характер, поскольку затрагиваются многие, весьма чувствительные сферы национальных интересов различных государств, что, скорее всего, потребует длительной выработки взаимоприемлемых норм и правил», – сказал представитель МИД РФ.

Принципы и нормы уже прописаны в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в основу этих резолюций легли рекомендации ГПЭ. Прежде всего, государства договорились использовать ИКТ «исключительно в мирных целях». Государства не должны огульно обвинять друг друга в противоправных действиях в киберпространстве, не должны позволять использовать свою территорию и инфраструктуру для осуществления кибератак, а также сами атаковать при помощи киберсредств критически важную инфраструктуру друг друга (АЭС, системы управления транспортом и водоснабжением) и вставлять «закладки» — (скрытый вредоносный код) в IT-продукцию, производимую на их территории. Таких правил более десяти, но все они носят необязательный характер.

«Как идеал, в стратегической перспективе мы конечно бы хотели увидеть юридически обязывающую конвенцию», – сказал Крутских.

Он также пояснил разницу между двумя механизмами – ГПЭ (воссозданная США) и РГОС (запущенная Россией): это «важные диалоговые форматы на площадке ООН по обсуждению проблем международной ИБ». Они отличаются по своей природе, мандатам и принципам функционирования. Если РГОС — это межгосударственный механизм, то ГПЭ — это место экспертной проработки ключевых вопросов международной ИБ, что, соответственно, определяет разный статус этих двух групп. При этом оба эти института тесно взаимодействуют на уровне председателей, имеют схожую повестку дня. По сути, упомянутые группы — это два независимых взаимодополняющих механизма, которые призваны действовать в «конструктивном тандеме, не конкурируя и не дублируя друг друга», полагает Крутских.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: