Что достанется новому куратору IT-отрасли

Дело «роль Шмулевича в развитии IT-индустрии» было бы ближе к завершению, если бы не сегодняшнее сообщение о назначении его стратегическим директором Acronis. Сведения о непрекращающихся деловых связях чиновника с компаниями Сергея Белоусова и без этого ни у кого сомнения не вызывали, а теперь таким вот незамысловатым образом, демонстративно даже, подтвердились.

В Минкомсвязи новость должна вызвать дополнительное раздражение, из-за того хотя бы, что курируемый Шмулевичем «Росинфокоминвест» инвестировал казенные деньги в проекты основанного Белусовым Runa Capital. В полном соответствии, впрочем, с заявленными полтора года назад намерениями. О том, в каком состоянии пребывает ныне «Росинфокоминвест», можно косвенно судить по сайту фонда – последняя новость опубликована три месяца назад, найти какие-либо сведения о финансируемых проектах невозможно.

Отставка заместителя министра профильного министерства стала неожиданностью не только для отрасли (для нее такое всегда неожиданность, кто с ней по столь важным вопросам советуется), но, похоже, для иерархов экс-чиновника тоже. Сужу по тому, например, что никто за пределами министерства не знает, кто из замов сейчас курирует IT-индустрию. Кто-то говорит – Волин (вот уж удивительно: где Волин, и где IT-индустрия), кто-то – Козырев. Есть в этом какая-то неподготовленность к кадровому изменению. Ну и главный признак неожиданности отставки – официальная реакция Минкомсвязи. Она состояла не в опровержении сведений о двойном гражданстве Шмулевича, нет, а в подчёркнутой отстранённости от этого обстоятельства – дескать, в анкете он ничего такого не указывал, проверку (процедура на аутсорсинге у компетентных органов) прошёл, мы ни при чём.

Очень интересно, кто будет следующим регулировщиком IT в России. Слухи на сей счёт разнообразны и местами удивительны до полного неправдоподобия. Вообще, должность куратора IT-индустрии в Минкомсвязи – всё равно что вакансия преподавателя защиты от тёмных сил в Хогвардсе, что ни серия, то новый персонаж.

Что достанется новому сменщику? Прежде всего, неопределенность в подведомственном хозяйстве. Понятие «отечественный производитель» в IT вообще и даже в софтверной индустрии в частности не определено. Как следствие, льготы, положенные разработчику софта в России, достаются иностранцам – наши программисты, работающие над тиражируемыми продуктами, их не видят.

В стране нет статистики использования программных продуктов госорганами. Ясно, что степень зависимости от импортного программного обеспечения сильна, но насколько именно, мы не знаем.

«Национальная программная платформа», несмотря на то, что прошел конкурс на ее разработку, забыта. Одной из задач искусственно прерванного проекта было создание фонда алгоритмов и программ – если бы дошло до реализации, иностранным поставщикам софта для госзаказчиков пришлось бы поставлять продукты в исходных кодах.

Утвержденный предыдущим правительством в 2010 году «План перехода федеральных органов исполнительной власти и федеральных бюджетных учреждений на использование свободного программного обеспечения на 2011-2015 годы» не выполнен.

Можно (и нужно) с крайней осторожностью относиться к идее отказа от проприетарного софта в пользу open source, хотя бы потому, что в государственных масштабах такой отказ не прокатил ни в Германии, ни в Китае. Но эта осторожность не должна была принять форму саботажа. После Сноудена и угрозы санкций это вообще не предмет для отвлеченной дискуссии, на open source поневоле приходится переходить, где это возможно.

Всё перечисленное непосредственно связано с деятельностью Марка Шмулевича на должности заместителя министра, и перечисление это – результат разговоров с людьми из индустрии. При том, что отраслевые ассоциации, этими людьми как раз и созданные, высказываются на эту тему крайне осторожно. Можно еще понять РУССОФТ, который объединяет отечественных разработчиков заказного ПО. Но что, кроме внутренних бюрократических процедур, удерживает РАСПО от критики правительства, которое не выполняет свои же решения об использовании open source, решительно не понимаю.

Еще одно неприятное воспоминание за пределами сказанного, и буду заканчивать. Год назад в Питере перед первым в России финалом ICPC (чемпионат мира по программированию среди университетов) Марк Шмулевич в качестве представителя Минкомсвязи просил помощи в организации соревнований… у питерского губернатора. Что о такой несамостоятельности говорили российские участники финала, неудобно повторять.

Не исключаю, что эта несамостоятельность имела место и в регулировании отрасли.

Новому же человеку без самостоятельности и браться не стоит, пропадёт. За российские государственные заказы на рынке софта идёт серьёзная борьба с участием серьёзных людей, так что даже сейчас, после и во время всех разговоров об импортозамещении, отстоять национальный интерес (если вам претит это словосочетание, замените его на «интерес отечественного производителя») будет сложно. Импортный софт мало того что неплох, так его закупки ещё и лоббируют с таким мастерством и такими ресурсами, которые нашим компаниям и не снились.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: