Андрей Колесников: «Политические решения об управлении Интернетом в отрыве от системообразующих технологий не имеют смысла»

Андрей Колесников: «Политические решения об управлении Интернетом в отрыве от системообразующих технологий не имеют смысла»

Директор Координационного центра национального домена сети Интернет дал интервью DR. Публикуем первую часть.

—ICANN справляется с тем, с чем должен справляться?

— Этот вопрос не имеет прямого ответа. Адресация работает? Значит, справляется технически. Организационно – нет, не справляется.

Вместо того чтобы заниматься поставленной перед ним задачей регулирования адресного и доменного пространства, ICANN влился в ряды новой интернет-бюрократии, которая работает по принципу расширения и захвата виртуальных пространств. ICANN стал тратить непропорционально много времени и сил на политику управления Интернетом. С моей точки зрения, это большая ошибка, распыление сил и неразумная трата ресурсов. На основной род деятельности ICANN – управление доменными именами и адресным пространством – это явно будет влиять только отрицательно.

— А что такое «управление Интернетом»?

— Это такая новая религия, которая сегодня находит все новых и новых адептов.  После того, как Интернет стал одним из доминирующих факторов современной цивилизации, все вдруг заинтересовались тем, каким образом Интернетом можно управлять. В процесс включились все государства, множество общественных организаций и экспертов. Раньше были несколько чиновников от электросвязи, пара записных международных экспертов, несколько технических гуру  – можно было по пальцам пересчитать. Сейчас нарождается, точнее, уже родился, новый класс – международная интернет-бюрократия, которая считает своим долгом заниматься управлением Интернетом. В их понимании это означает необходимость устраивать бесконечные симпозиумы, причем на всех уровня: в ПАСЕ, ОБСЕ, в МСЭ, ну и, конечно, в ICANN.

Это очень любопытно наблюдать. Наверное, такова логика развития, в этом ничего такого нет криминального. Прямо при нашей жизни рождается новый класс – класс Интернет-бюрократов. Национальных и международных. Себя я причисляю к последним J

— Движущий механизм процесса каков? Они чего-то боятся?

— Нет-нет. Бюрократия, в хорошем смысле этого слова, как колония бактерий, которая при наличии питательной среды будет размножаться,  захватывая все новые пространства. Это такой закон биологии, естественный процесс.

— Куда он разовьется?

— Для бюрократии важен процесс сам по себе, важно действие или видимость действия, а не цель. Поэтому не существует  какого-то финала, к которому хотят все прийти. Кроме того, в Интернете обращаются серьезные деньги. Следом за бюрократами идут операторы и бизнес. Локальные и международные решения в области управления и контроля за Интернетом вызывают движение денежных потоков.

На этом пути возникают промежуточные цели. Ну, например, недавно была опубликована резолюция телекоммуникационной комиссии Совета Европы из нескольких пунктов, которая, с моей точки зрения, в настоящий момент является, пожалуй, единственным документом европейской бюрократии, призывающим делать что-то конкретное. В документе описаны совершенно конкретные шаги, которые нужно сделать.

В Дубае в декабре прошлого года была битва на территории МСЭ, и тоже была конкретика, но она не могла пройти, в силу невозможности скрестить ужа с ежом. Представители стран в МСЭ вышли за рамки обсуждения технических регламентов в область несовместимости внутренней политики множества стран. Поэтому не стоит ожидать единой и универсальной позиции по управлению Интернетом.  Однако возможна «многоплатформенность» — по аналогии с модными гаджетами.

Например, позиция Комиссии Евросоюза  интересно перекликается с позицией России, которую в свое время выразил Игорь Щёголев, бывший министр связи. Речь шла о том, что должны быть установлены некие правила, платформа – с которой можно сравнивать те или иные позиции. И, в частности, было сказано про интернационализацию функции  управления доменными именами IANA. Щёголев тогда предложил сделать вполне конкретные шаги для того, чтобы управление доменными именами действительно перешло под международный контроль.

Что касается бюрократии,  то возьмем, например, международную конференцию Net Mundial, которую планируется в апреле провести в Бразилии. Организаторы недавно начали собирать доклады от представителей стейкхолдеров (от англ. stakeholder — это группа (индивидуум), которая может оказать влияние на достижение организацией своих целей или на работу организации в целом – Ред.) вот только сейчас. Похоже, что при таком подходе все опять соберутся, поговорят про мультистейкхолдеризм, но каких-то конкретных действий и предложений от этой конференции ожидать не приходится. Решение о её проведении было принято президентом Бразилии на эмоциональной волне разоблачений Сноудена.

Сегодня появляется очень много предложений о том, чего нельзя делать, но при этом взамен ничего не предлагается.  Например, с точки зрения большинства экспертов, разбирающихся в устройстве Интернета, нельзя отдавать функцию управления Интернетом под эгиду ООН. При этом приводятся весомые аргументы: динамика развития Интернета такова, что межгосударственная бюрократическая структура, во-первых, не будет успевать этим заниматься, а, во-вторых, структура ООН однобока и не построена на принципах мультистейкхолдеризма, по которым работает весь Интернет. Для меня же главный аргумент заключается в том, что страны члены ООН очень разные – и поэтому консенсуса достичь никогда не удастся. Мы это уже  увидели на примере Дубая. Плохо то, что за этими аргументами не следует никаких предложений о том, что нужно делать.

Если меня спросить, что делать, то я тоже не знаю однозначного ответа. У меня есть некие идеи, как у инженера. Может быть, нужно подойти к процессам разработки методов управления Интернетом не только с точки зрения международного права, но и  с точки зрения проверенных методов написания Интернет протоколов. Например, начать работать с предложениями и рекомендациями по принципу RFC (Request for Comments – Ред.).  В этом случае мы получаем не законы, обязательные к исполнению всеми странами-подписантами (модель МСЭ), а взвешенные рекомендации, которые приняли самые разные эксперты и в которых учтены многие нюансы.  Такой метод даст шанс  достичь единства в подходах к конкретным задачам. Например, к методам ограничения доступа на суверенной территории отдельно взятого государства к нежелательному контенту. При учете рекомендаций ущерб инфраструктуре будет минимальным и будет сохраняться целостность сети. А тем, кто не соблюдают рекомендации – отключим газ (шутка).

В обсуждении рекомендаций  могут принять участие все, для кого эта тема важна: представители государств, регуляторов, операторов, производителей оборудования и софта из Бразилии, Индии, России, США – кто у нас больше всего ратует за единые международные регуляции? При любом раскладе принятие каких-либо политических решений в отношение управления Интернетом в отрыве от системообразующих технологий не имеет смысла, так как эффективность этих решений будет близка к нулю. Либо в отдельно взятых странах это уже не будет сетью Интернет со всеми вытекающими экономическими и цивилизационными последствиями.

— Стейкхолдера из Аль-Каеды тоже послушаем?

— Отморозков не берем. Зачем им регуляции? Для них Интернет – это шайтан.   Все остальные – добро пожаловать, мультистейкхолдеризм же, по-другому никак.

Когда к этому все придет? Когда идея овладеет массами J.  Но до этого момента будет вызревать та самая масса интернет-бюрократов, будут  новые конференции и  новые обсуждения. Будут тратиться миллионы байтов в виртуальных сражениях, дискуссиях. Достаточно прикольный процесс, интересно за ним наблюдать.

— Казалось бы, при чем тут ICANN.

— ICANN обязательно должен принимать участие в разработке международных принципов управления Интернетом. Как один из стейкхолдеров, но ни в коем случае не в ущерб  основному роду деятельности. С запуском  новых корневых доменов, которых в итоге будет больше тысячи, работы только прибавилось, за этим всем доменных хозяйством надо следить. Мне кажется, туда надо бросать все свои силы, и не отвлекаться чрезмерно на вопросы глобального Интернет-управления.

— То, что ICANN работает по калифорнийским законам, нормально?

— Да хоть по марсианским. Главное, чтобы своим делом занимались.

— А контроль над DNS из одной точки?

— Тут мы опять скатываемся к вопросу о пресловутой «красной кнопке» или «белой обезьяне», есть и такой вариант. Ну да, мифическая кнопка, которой можно отключить DNS в один момент, разделегировав корневой домен для любой отдельно взятой страны. У бывшего директора ICANN на стене висел рубильник с надписью Internet. Потом юристы рекомендовали убрать, народы шуток не понимают. Отключение DNS в отдельно взятой стране очень неприятно, но не смертельно. Мы (Координационный центр доменов RU/РФ и Технический центр Интернет) планируем провести своего рода «учения» в нашей DNS-сети с привлечением операторов. Нужно всегда быть готовым к различным катастрофическим сценариям. Не потому, что отключат, а потому что критическая инфраструктура. Чего я желаю, кстати, и другим критическим сервисам российского Интернета.

Не имеет значения то, что ICANN – калифорнийская корпорация. Функция IANA, функция управления корневыми серверами – вот что важно… И необходимо отделять функцию бюрократии и регламентов управления (ICANN) от функции технических изменений в корневых зонах (IANA).  Чтобы снять озабоченность политиков различных стран, правильно будет вынести функцию IANA на уровень технического международного управления, например, в нейтральную страну. Ну, скажем, в Швейцарию. Пускай местный провайдер этим занимается, где-нибудь в горах, в бункере. Но при этом работа по внесению изменений в корневые сервера должна выполняться под техническим контролем международных экспертов. Смена, работающая 24x7x365. Дневной и ночной дозор Интернета в одном флаконе. Изменения, внесенные в корневые зоны, должны протоколироваться и быть доступны для просмотра международными экспертами.

— Очевидно, практические препятствия на пути к этой цели весьма велики.

— Велики, причем как с точки зрения политики, так и с точки зрения техники. Дело в том, что корневые сервера находятся под управлением различных компаний, раскиданных по всему миру, и забрать их в отдельных случаях будет непросто. Ну, и потом, американцы – с какой стати они будут делиться-то этим? Вот приходят фашисты к Алексею Миллеру и говорят: «Отдай нам ключи от газового вентиля  в международное управление» – что он ответит?

— Вот Меркель ответила. Предложила создать евросеть.

— Это просто абсурд. Она говорила о том, чтобы трафик Евросоюза оставался в Евросоюзе. Хорошо, но граждане Евросоюза Google все равно будут пользоваться, да? У них же нет своего поискового движка в Европе. И все равно запросы будут уходить в американскую компанию, через Атлантический океан.

Можно сделать свою электронную почту, местный eu-mail или  eu-yandex. Но такие вещи не делаются по указу канцлера, они должны вызреть и сформироваться, в них должна быть потребность. У нас есть Yandex, у нас есть Mail.ru, – у нас все хорошо с этим.  А в Евросоюзе локальные ресурсы занимают существенно меньший объем.    Вероятно, она имела в виду служебный, критический трафик, который ходит между государственными институтами Евросоюза.

Продолжение интервью

kolesnikov1

 

Print Friendly

Поделиться в соц. сетях

0
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры