О культуре в связи с IT – по итогам заседания Госсовета и Совета по стратегическому развитию и нацпроектам

В среду состоялось совместное заседание Госсовета и Совета по стратегическому развитию и нацпроектам, его стенограмма опубликована на сайте Кремля.

О цифровизации, цифровой трансформации говорилось по обыкновению много, но в сказанном было мало нового. Вице-премьер Дмитрий Чернышенко сообщил, что разработаны целевые показатели оценки цифровой трансформации, причём «каждый показатель декомпозирован по месяцам и по субъектам [РФ]». Такие целевые показатели и методики их расчёта, действительно, разработаны и утверждены приказами Минцифры России, D-Russia.ru готовит по этому поводу отдельный материал.

Здесь же хотим обратить внимание на то, что нам показалось по прочтении стенограммы новым и важным: культура как условие роста производительности труда в России. Из этого тезиса вытекает, между прочим, недостаточность, не-универсальность одних только цифровых технологий как инструмента экономического развития страны.

«Экономические преобразования, цифровизация, технический прогресс диктуют изменения в стране и обществе. Но есть незыблемые ценности, которые не только окружают человека практически с рождения, но и воспитывают его. Речь идёт о культурной среде, которая создаётся многими поколениями, формирует нашу этническую, гражданскую и общечеловеческую идентичность и лежит в основе образования», – сказала заместитель председателя правительства Татьяна Голикова. И далее: «Нам предстоит взглянуть на культуру как на отрасль, которая обеспечивает накопление человеком навыков и умений, способствующих самореализации человека через повышение её привлекательности, развитие инфраструктуры, подготовку и повышение квалификации кадров».

Культура, конечно, не «отрасль», это гораздо более сложное явление. Измерить уровень развития культуры не проще, чем измерить «цифровую трансформацию». Однако Голикова первой, кажется, из наших высших чиновников сформулировала определение культуры как «умения делать». Можно пояснить на примерах: уровнем культуры определяется способность страны отправить космический аппарат к Луне, выиграть чемпионат мира по футболу, разработать вакцину от новой болезни и т.д. Понимание культуры в ином смысле, как «отрасли», как сферы ответственности соответствующего министерства представляет собой, очевидно, неоправданное упрощение.

Затем первый вице-премьер Андрей Белоусов говорил об экономическом росте. Одним из его источников он назвал производительность труда: «Создаётся система, её можно назвать «Современный институт Гастева», состоящий из трёх взаимосвязанных блоков: это выявление и внедрение лучших практик производительности труда в рамках консультационной и обучающей поддержки компаний, это цифровая платформа, содержащая лучшие цифровые решения для оптимизации корпоративных, логистических и производственных процессов на предприятиях, и это система переподготовки рабочих кадров и поддержки рационализаторства, реализуемая в рамках WorldSkills».

Упомянутый Алексей Гастев (1882-1941) – большевик, литератор, основоположник НОТ, «научной организации труда» в СССР. Состоял в переписке с изобретателем конвейера Генри Фордом, но, как считается, в отличие от Форда главным условием роста производительности труда считал не технику, а человека, который её использует. Так что Белоусов, как и Голикова, тоже говорил о культуре, причём оба руководителя понимают этот термин одинаково и глубоко.

Для «цифровизации» и «цифровой трансформации» отсюда вытекает множество частных следствий. Так, становится понятно, почему дистанционное обучение играет ограниченную, вспомогательную роль в образовании, особенно в средней школе – культура передаётся ученику педагогом только офлайн, технологии при этом вторичны. Кто-то же должен, в самом деле, объяснить ребёнку, что AxB=BxA, а если в учебнике утверждается иное, так это глупость.

Ещё пример: неудачи IT-импортозамещения в России (их необходимо признать хотя бы потому, что пандемию без Zoom и Microsoft Teams если не вся отечественная экономика, то университеты совершенно точно могли и не пережить) следует квалифицировать как недостаток культуры, а возможно и как бескультурье.

Конструктивный вывод из того, что IT – культурное достояние, состоит прежде всего в необходимости доброго отношения государства к носителям IT-культуры. Айтишники, при всей их специфичности, публика благодарная, способная живо откликнуться не столько на материальное стимулирование, с этим у них всё хорошо, и в России, и вообще, а на общественное признание. Очень кстати здесь была бы отечественная культура как «отрасль», медийщик Чернышенко, вероятно, должен это понимать.

Достижения отечественных айтишников (победы на чемпионатах мира по программированию, своя поисковая машина и вообще лучшие в мире онлайн-сервисы, крупнейшее в Восточной Европе сообщество разработчиков ИИ-систем, одно из лучших в мире электронных правительств и пр.) следует конвертировать в национальную культуру, такой по прочтении сделанных на Госсовете докладов представляется главная задача правительства по части цифровой трансформации, если формулировать её в самом общем виде.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь