21 июня

«Были зафиксированы проблемы с конкретной версией программного обеспечения оборудования одного из ведущих мировых поставщиков высокопроизводительных маршрутизаторов магистрального сегмента сети. Отечественные функциональные аналоги данного оборудования в РФ на настоящий момент отсутствуют.

В 2020 году ПАО «Ростелеком» проводило тесты линейки маршрутизаторов отечественного производителя уровня границы сети. По нашей информации эта компания планирует разработку и производство магистральных высокопроизводительных маршрутизаторов, в том числе с государственной поддержкой по линии соответствующей программы Министерства промышленности и торговли РФ», – сообщил «Ростелеком» D-Russia.ru.

Мы спрашивали «Ростелеком» о случившемся в среду нарушении связности Рунета, в частности, об импортозамещении маршрутизаторов.

Западная пресса по поводу замедления трафика Twitter в России писала обильно, но однообразно. Методично, из издания в издание, повторялось:

  1. Правительство РФ замедлило трафик Twitter, т.к. борется с соцсетями. Оно их боится и пытается подавить свободу сетевого слова с 2012 года. Не спрашивайте, почему, такова уж природа русских. См. у AP (попутно заметим, что сайт AP при обращении с крымских IP возвращает «403»; отовсюду AP читать можно, а из Крыма нельзя). В тексте CNBC примечательны сетования неведомого эксперта на недемократичное поведение недемократичных режимов.
  2. Замедляя трафик Twitter, правительство РФ борется с протестующими, которые протестуют с помощью Twitter. См., в частности, The Hill (пассаж «ограничение Twitter – ответ России на угрозу американской кибератаки» можно игнорировать, списав на дежурную глупость, которая случается в любой редакции).
  3. Правительство РФ не справилось с замедлением трафика Twitter – оно действовало настолько неумело, что вывело из строя не Twitter, а свои же сайты. См., например, ArsTechnica.

Пункт 3 – любимый, о нём пишут охотнее всего.

Особняком стоит Newsweek, там считают, что русские напали на Twitter за бан Трампа. Вне США событие освещают нейтрально – вот, например, турецкая публикация.

Но это так, дополнение к общей картине. Общая же картина такова – мы недемократичны, меры против твитера предприняты нами ради подавления протестов, а главное, мы безрукие, не можем ввести ограничения так, чтобы не уронить сайт Кремля.

Излагается всё это откровенно пропагандистски, с прицелом в американского читателя. Предположения о том, что отказ российских госсайтов (см. п. 3) был следствием атаки, СМИ избегают. Про возможную связь событий с пожаром в ЦОД крупнейшего европейского хостинг-провайдера не упоминают вовсе. Но оставим американские медиа, как бы показательно ни было их поведение.

Отказ ПО «оборудования одного из ведущих мировых поставщиков высокопроизводительных маршрутизаторов» и начало принуждения Twitter к соблюдению закона могли быть, разумеется, удачным для пропагандистов случайным совпадением. Пусть так, но вне зависимости от этого для нас история более чем наглядна и поучительна: мы недопустимо сильно зависим от не своих технологий.

Слово «беззащитны» не кажется неуместным. Кроме «Ростелекома» в стране есть «Росэнергоатом», и закладки в ПО наших энергосистем, возможно, уже произведены.

Правительство обязано исходить из того, что сегодня на календаре 21 июня 1941. Таков единственно верный, конструктивный, дающий надежду на благополучное будущее вывод из главного для России события уходящей недели.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: