Неестественные монополии

После блокировки аккаунтов ещё действующего президента США Дональда Трампа в мире поднялся неимоверный шум. Но нас больше интересует произвол соцсетей в России. Мы для них аборигены из колонии. Граждане США активно и часто успешно судятся с площадками. А куда жаловаться нам? Территориальные управления соцсетей ничего не решают и кивают на начальство. Предлагают ехать в метрополию и подавать в суд по месту нахождения головных офисов. Можно по доверенности. В любом случае нужен американский юрист; цена вопроса взлетает до небес. Продавать квартиру, чтобы разбанить текст, я, пожалуй, не стану. Налицо дискриминация; или по-русски: бьют, и плакать не дают. Что понимают в США, где вспомнили про антитрестовское законодательство и хотят разделить соцсети. Пока суд да дело, не стоит удивляться суверенизации Интернета: государства, включая Россию, просто защищают своих граждан. Ведь американцы, как показывает опыт, не могут защитить даже своего президента.

Особая тройка

Как известно, 6 января в Вашингтоне недовольные сторонники проигравшего выборы президента США Дональда Трампа пытались помешать утверждению их итогов и ворвались в здание Конгресса. Пятеро убитых. После этого Twitter потребовал от Трампа удалить ряд публикаций, «нарушающих правила компании». Тот не удалил, и его аккаунт временно заблокировали. А 8 января администрация Twitter объявила, что: «из-за риска дальнейшего подстрекательства к насилию» аккаунты Трампа будут забанены навсегда. К бойкоту присоединились Facebook и Instagram, Snapchat и стриминговая платформа Twitch. Особо отметился Amazon, удаливший из своих приложений целую сеть Parler, поддержавшую Трампа. Но вечность имеет обыкновение проходить очень быстро: уже 16 января аккаунты Трампа в Facebook и Instagram внезапно заработали. И Parler до конца выкинуть не удалось. Twitter пока упирается, как партизан на допросе.

Разумеется, откат пошёл потому, что в мире поднялась огромная волна возмущения действиями социальных сетей. Заткнуть рот главе государства — это сильно. Не говоря о том, что забанен лидер сверхдержавы и президент родной для руководства Twitter страны. Налоги Twitter и её менеджеры тоже платят в США. Решились. В ответ поднялась волна возмущения во всём мире. Слегка струхнули. Уже 14 января совладелец и глава совета директоров Twitter Джек Дорси вынужден был объясняться и почти оправдываться. Он назвал бан Трампа «правильным решением, которое было принято в экстраординарных обстоятельствах, когда Twitter был вынужден сосредоточить усилия на общественной безопасности». Он согласился, что действия Twitter и его лично «разделяют общество и создают опасный прецедент». Его вывод: «Потенциальное расширение такой практики требует от Twitter дополнительных инвестиций в создание системы децентрализованного контроля за соблюдением правил в социальной сети, аналогичной той, что используется системой цифровой валюты Биткоин». Короче, дайте денежек, пожалуйста, а если нельзя, но очень хочется — то всё-таки можно. Лет в 10 я тоже так думал. Потом жизнь заставила повзрослеть. Видимо, для возникших как раз 10-12 лет назад социальных сетей время ещё не пришло.

Нас, прежде всего, интересует позиция России. Её озвучил бывший президент РФ, ныне замглавы Совета безопасности России Д. А. Медведев. В статье для ТАСС 16 января он заявил, что американские технологические корпорации: «почувствовав вкус к власти, позволили себе свободно манипулировать новостями и фактами, исходя из своих политических предпочтений». «Что это, как не оголтелая цензура? … И что это, если не призрак цифрового тоталитаризма, который постепенно заполняет собой общество? Лишает его (а потенциально — весь мир) возможности объективно ориентироваться в происходящем!», — возмущался замглавы Совбеза России. В данном случае я солидарен с официальным мнением. Наши либералы любят кричать, что суверенизация Интернета это зло; изоляционизм. Слово «чебурнет» придумали: отдельная Сеть для глупых русских. А власть просто делает свою работу: защищает интересы граждан России. Ведь американцы, как показывает опыт, даже своего президента защитить не могут.

Дело ведь не в Трампе, который ушёл в историю. США столько раз поучали другие страны о тонкостях демократии и свободы слова, что со своим бывшим президентом как-нибудь разберутся. Соль в произволе и дискриминации. Зачесалась у Дорси левая пятка — забанил; зачесалась или с огоньком почесали правую — разбанил. Что хочу, то и ворочу. Правил нет, вернее, соцсети их сами устанавливают; при необходимости меняют. Особая тройка в составе председателя Джека Дорси (Twitter), Марка Цукерберга (Facebook) и Джеффа Безоса (Amazon) — вынесет приговор о вечном бане любому! Никто не защищён, даже президент США. Кто эти люди, диктующие свою волю всему миру? Не избранные президенты, не наследные монархи и даже не захватившие власть революционеры. Это просто IT-бизнесмены, раздувшиеся в мировых монстров. Частные лица, лидеры частных же компаний. Хуже того: к цифровой смерти приговорят не они (их мы хотя бы знаем), а безвестные сотрудники на аутсорсинге. Неизвестные отцы, часто 20-25 лет от роду. Кто нажал кнопку блокировки Трампа — до сих пор неизвестно.

Олигополия

В России всё ещё печальнее. У нас действуют те же мировые IT-гиганты, но мы для них — второсортные клиенты. Аборигены из колонии. Граждане США хотя бы имеют возможность подать в суд. Чем активно пользуются и довольно много дел выигрывают. Так, в августе 2017 года трое подписчиков подали в суд на Twitter и Дональда Трампа. Тот их забанил, платформа поддержала; но они не согласились. Американский суд признал аккаунт Трампа (позже лихо забаненный без всякого суда) не личным делом, а «значимым общественно-политическим ресурсом». По мнению суда трёх уровней, закрытие доступа к нему это дискриминация. Трампа щёлкнули по носу: ты избранный президент — будь добр слушать мнение народа, избирателей. Даже если оно тебе очень не нравится. Суды постановили подписчиков разбанить. С чем не согласился и оспорил Трамп. Сейчас дело рассматривает Верховный суд США. А куда жаловаться нам, гражданам России? Некуда! Территориальные управления площадок ничего не решают и кивают на американское начальство. Предлагают ехать в метрополию и подавать в суд по месту нахождения головных офисов. Можно по доверенности. В любом случае нужен лицензированный американский юрист. Мало того, что цена вопроса взлетает до небес. Даже эмигранты, уже получившее гражданство США, жалуются на предвзятое отношение к ним суда в тяжбах с коренными американцами. Представить, что какой-то иностранец засудит IT-гиганта в его родном штате — из области фантастики.

Мне довелось пройти эти круги ада. Как известно, с 2015 года Facebook существенно изменил пользовательское соглашение. Я продолжаю пользоваться этой соцсетью, но считаю, что договор с ней ущемляет мои права. Моя переписка с Facebook длилась более года. В итоге я был послан. В американский суд. А ведь я задал серьёзный вопрос. Если перевести пользовательское соглашение с юридического на человеческий, его можно свести к трём пунктам:

  1. Сеть может всё. В том числе знать всё о пользователе и торговать его личными данными, не только ничего ему не платя, но даже не уведомляя.
  2. Пользователь не может ничего. У него нет никаких прав. Даже произведённый им контент принадлежит не ему, а Сети.
  3. Не нравятся пункты 1 и 2 — пошёл вон!

Вы бы, уважаемый читатель, на таких условиях автомобиль купили? А кредит бы взяли? Условия похожи на кабальные договора микрофинансовых ростовщиков, МФО. Но их сейчас со всех сторон ограничивают. В МФО люди обращаются от отчаяния. Платить бешеные проценты дураков нет: их клиенты хотят как можно быстрее уйти и забыть как страшный сон. А в соцсетях люди пишут добровольно и бесплатно годами. Для многих они стали окном в мир. Например, знаю инвалидов, которые там просто живут, не имея иных возможностей для общения. Зачем же из пользователей рабов делать? Понимаю: так соцсетям удобно и выгодно. Рабовладельцам и феодалам тоже когда-то сладко жилось. Но они кончились, а сопротивлявшихся прикончили. Не думаю, что руководители соцсетей этого не понимают и желают повторить их путь. Возможно, сами по себе они неплохие люди. И уж точно талантливые. Но над ними довлеет экономическая реальность: на рынке социальных сетей сложилась олигополия; договорной рынок.

Игроков в олигополии мало: ровно столько, что они могут сговориться по ценам или иной политике. Совместные действия являются её главным признаком. Например, рынок социальных сетей – это недавно возникшая олигополия, что и наблюдалось во время дружной блокировки Трампа. Классической олигополией считалась Организация стран-экспортёров нефти, ОПЕК, но в последнее время её лихорадит. И то сказать: 14 членов + 10 наблюдателей, включая Россию. А интересы у всех разные. Сговориться можно, но сложно; бунтари неизбежны. Ещё больше тех, кто договорённости тайно нарушает. Объём нефти, физически поставляемой на мировой рынок, стабильно превышает квоты ОПЕК на 10-12%. Это тянется десятилетиями; все давно привыкли. Но информация не нефть. Тут двоичный код: «0» или «1». Аккаунт либо работает, либо заблокирован; пост пользователя либо висит, либо забанен. Всё слишком прозрачно, а потому болезненно.

Как и монополия (предельный и крайне редкий случай) в экономической науке олигополия считается злом. Это неконкурентный, и потому не развивающийся рынок с завышенными по сговору ценами. И с возомнившими о себе некультурными лидерами — акулами капитализма, плюющими на общество и обирающими его. Потому что могут себе позволить. Например, однажды основателю и руководителю Amazon Джеффу Безосу в прямом эфире дозвонился клиент и стал ругаться и жаловаться. «Сделайте что-нибудь, я же ваш клиент!» — закончил он свою весьма эмоциональную речь. «А я не нуждаюсь в таком клиенте» — ответил Джефф Безос. Коротко и ясно: мы им не нужны. Или синдром советской продавщицы: «вас много, а я одна». Действительно: пользователей соцсетей под миллиард (Facebook), а мировых IT-гигантов можно пересчитать по пальцам одной руки. Перекосы олигополии исправляются антитрестовским законодательством, включая принудительное разделение компаний. Ради выживания мелкие компании конкурируют и борются за каждого клиента. Мы им нужны; они поневоле вынуждены учитывать наши индивидуальные интересы. Например, нежелание становиться рабами.

Бермудский треугольник

Надо отдать должное социальным сетям. Они избавили мир сразу от двух весьма неприятных монополий: редакций СМИ и издательств. До соцсетей любая информация поступала к массовому пользователю только после обработки. Замалчивание, утаивание и передёргивание были — а опыт недавних президентских выборов в США показал, что и остаются — обычным делом. Но даже без них редактирование могло завести далеко. Так, Маршалл Маклюэн в книге «Понимание медиа» утверждал и доказывал, что радио прямо порождает тоталитарные режимы. Перехлёст, конечно, но зерно истины есть. То же и с книгами: были небожители-писатели и толпа. Читателю с барского стола бросали продукт по принципу: «жри, что дают»; обратной связи не было. Идея социальных сетей в том, что там каждый сам себе журналист и писатель. Сразу выявились подлинные лидеры мнений, а блогер из любителя почти превратился в профессионала. Неплохо зарабатывающего, кстати. Идея покорила мир. Соцсети раздулись за 10 лет в глобальных монстров вовсе не случайно, а вполне заслуженно.

Сначала они позиционировали себя чем-то вроде телефона: позвонить мог любой. Только число абонентов (эхо) иногда гигантское: например, у Трампа на пике популярности было 88 миллионов (!) подписчиков. Потом телефон эволюционировал, обрёл голос, распахнул рот и заявил: «А я тебя соединять не буду! Потому что ты негодяй». Так и сказали. Ведь все владельцы и львиная доля топ-менеджеров IT-гигантов являются яростными сторонниками Демпартии США, а «негодяй Трамп» — мем её пропаганды на последних президентских выборах. Не спорю: есть ситуации, когда телефоны отбирают: у задержанных и заключённых; иногда у военных. Но Трамп не в тюрьме, и я тоже. Возможно, всё ещё впереди, но пока приговоры нам суд не вынес. А на Facebook уже банят. Похоже, налицо самоуправство и превышение полномочий. «Телефон» вдруг стал шибко самостоятельным. Соцсети начали рубить сук, на котором выросли и долго сидели.

Когда был Ленин маленький с кудрявой головой… В смысле: когда нынешний президент США Джо Байден был не маленький (23-26 лет), но натурально кучерявый, он учился в Сиракьюзском университете в штате Нью-Йорк. Это привилегированное частное учебное заведение готовит высших управленцев. Байден тогда уже окончил Делавэрский университет (тоже частный), где стал бакалавром политологии и истории. А в Сиракьюзе в 1965-1968 годах он посещал нечто вроде аспирантуры, которую окончил со степенью доктора права. Политическая карьера Байдена началась через два года. По традиции университет обожает приглашать почётных гостей. Чтобы молодые волки пообщались со старыми хищниками. Одним из почётных лекторов был А.Ф. Керенский. Он доживал свой век в Нью-Йорке (умер в 1970 году почти в 90 лет), а в Сиракьюз ездил дважды в год. Весьма охотно, поскольку за это неплохо платили. Байден слушал его лекции минимум трижды. Не знаю, общались ли они в неформальной обстановке; говорят, будущий лидер США тогда сильно заикался, чего очень стеснялся. Тем не менее, пересечение Байдена с Керенским — исторический факт. Аспирант Байден теорию государственных переворотов в сверхдержавах усвоил неплохо: через 50 лет сдал практический зачёт. Не на отлично — недаром президент России В. В. Путин так долго тянул с поздравлениями — но четвёрочку заслужил. Трампа скинули — что дальше? В наследство Байдену досталась, в том числе, и проблема соцсетей. Тут Керенский не поможет; в его время компьютеров не было.

Взаимоотношения между IT-гигантом, конечным пользователем и правительством (регулятором) это настоящий Бермудский треугольник. В нём запросто может утонуть свобода слова. Здравомыслящие люди, к коим скромно отношу себя, не против разумной цензуры. Терроризма, педофилии и наркотиков нам точно не надо — хоть в Сети, хоть в реале. Но где граница, и кто будет определять её? Мир меняется, причём не линейно. С точки зрения самой благоприятной цензуры 100-летней давности, две трети публикуемых в Сети текстов, включая этот, надо запретить. А оставшиеся хорошенько отредактировать. Верно и обратное: за некоторые вполне благопристойные век назад тексты сегодня просто посадят в тюрьму. По обвинению в антисемитизме, например. Казус Трампа выявил давно назревшую проблему. Видимо, как и у каждой сложной гуманитарной задачи, хорошего решения нет. Ведь не сказать, чтобы её игнорировали. Так, Евросоюз в 2016 году принял огромный документ: General Data Protection Regulation (GDPR) или по-русски: Общий регламент по защите данных. Почти тысяча страниц, наполненных в основном благими пожеланиями. В итоге европейская цензура оказалась гораздо жёстче американской. Соцсети несут ответственность за контент и обязаны выявлять и устранять безобразия. В Европе банят безжалостно, но вмешиваются редко. Традиционная европейская уловка: строгость законов в чувствительных сферах компенсируется нечастым их исполнением. Рук, мол, не хватает. Российское законодательство, которое наши крикуны обзывают репрессивным, во многом повторяет идеи GDPR. Причём оно существенно мягче.

Но это тоже не выход. В Европе, как и ранее в Китае, IT-гиганты договорились с правительствами за счёт конечного пользователя. Полагаю, вскоре европейцы возмутятся и начнут давить на власти через выборы. Нормальный эволюционный процесс, который закончится мучительным и гнилым компромиссом. А вот в США, боюсь, без потрясений не обойдётся. Сейчас лидеры соцсетей радуются победе родной Демпартии и Байдена. Но поставим себя на место нового президента США, опытного политика. Не страшно ли дедушке иметь под боком группу частных лиц, назначающих и свергающих президентов? Что если завтра у мировых IT-компаний сменится руководство, и «новая метла» столь же яростно обратится против него? Ведь это рынок, а на нём бывают разорения и враждебные поглощения. Байдену ничего не остаётся, как упредить удар и применить против IT-гигантов антитрестовское законодательство; разделить принудительно. О чём уже начали говорить самые хитрые демократы в Конгрессе. Униженные соцсетями республиканцы такому решению будут только аплодировать. Байден легко проведёт его консенсусом. У заигравшихся в политику соцсетей внезапно может не остаться союзников и заступников во власти. Как говорится, за что боролись — на то и напоролись. А любая революция, даже информационная, всегда пожирает своих детей. Для понимания этих нехитрых истин нынешним руководителям соцсетей не хватило культуры. Головокружение от успехов, как по другому поводу заметил когда-то товарищ Сталин.

Войну с Трампом социальные сети начали ещё до его избрания в 2016-м. Что же: эту битву они выиграли. Но победа будет Пирровой. Потому что «не всё, что ты можешь сделать, следует делать» (принцип джентльмена). А игнорирование и плевки в клиентов ещё никого и никогда не доводили до добра.

Об авторе: Павел Чувиляев, писатель и публицист.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Спасибо, уважаемый Павел , за интересный рассказ. Боюсь только, что на критикуемые Вами объекты это никак не отразится,- весь Ваш рассказ именно об этом -всё в их руках. А главное – в их руках деньги. Нынешний век- это век денег….Желаю Вам удачи,- ведь она будет общая… Всего Вам доброго.

Comments are closed.