В одном рукопожатии до Президента

Предлагаем вашему вниманию текст профессора ИТМО, д.т.н. Анатолия Шалыто, побывавшего на всероссийском форуме «Наставник». Его студенты, напомним, семь раз выиграли ACM-ICPC, чемпионат мира по программированию среди университетских команд.з

В течение последних десяти лет – с тех пор как я в 2008 году сформулировал инициативу «Сохраним в университетах лучших!» – многие считали, что я борюсь с ветряными мельницами. Кто мне только не говорил, что все мои попытки по сохранению на кафедре в российском университете талантов, за которыми гоняются во всем в мире, бессмысленны, и они всё равно уедут. Особенно в этом преуспевали наши немолодые бывшие соотечественники.

Я же считал, что не все хотят и могут уехать, и за каждого талантливого молодого человека надо бороться, и тому, кто решил остаться, надо обеспечивать психологический комфорт, который, несомненно, включает и «человеческую» зарплату.

Одни считали меня Дон Кихотом, а другие – сумасшедшим. При этом я всё время помнил слова Сальвадора Дали о том, что «все считают меня сумасшедшим, но от сумасшедшего я отличаюсь только тем, что им не являюсь». Что грело меня все эти годы? Во-первых, отношение ректора Университета ИТМО Владимира Николаевича Васильева и декана факультета «Информационные технологии и программирование» Владимира Глебовича Парфенова, а во-вторых, выдающихся студентов и выпускников кафедры «Компьютерные технологии», таких как Андрей Станкевич, Георгий Корнеев, Павел Маврин, Максим Буздалов, Нияз Нигматуллин, Артём Васильев, Алексей Сергушичев, Владимир Ульянцев, Даниил Чивилихин, Арина Буздалова и других классных ребят и девушек.

Завоевать авторитет у них было вовсе не простым делом. Так, например, Андрей Станкевич, когда кончал писать диссертацию, как-то спросил меня, как я выдержал, когда он и его приятель, будучи студентами, в начале нашего знакомства практически издевались надо мной? На это я ему ответил в стиле, который нравится далеко не всем: «Я же не такой козёл, как вы – понимал, с кем дело имею».

Моя многолетняя настойчивая деятельность по сохранению талантов на кафедре «Компьютерные технологии» и хорошие отношения с нашими суперталантами позволили считать себя их наставником, что нашло понимание в университете сначала на одной из страниц календаря, на которой я, Станкевич и Парфёнов изображены в весьма интересном ракурсе.

Анатолий Шалыто, Андрей Станкевич, Владимир Парфёнов.

После этого нас втроём стали изображать на плакатах, которые последние три года вывешиваются в нашем университете в преддверии зимней сессии.

2015.
2016.
2017.

Затем появилась классная фотография в журнале «Собака.ru», на которой мы втроём изображены с семью нашими чемпионами мира по программированию (и это далеко не все), из которых трое – двукратные.

Слева направо: Артём Васильев, Нияз Нигматуллин, Анатолий Шалыто, Максим Буздалов, Евгений Капун, Владимир Парфёнов, Геннадий Короткевич, Борис Минаев, Павел Маврин, Андрей Станкевич.

По правилам этих чемпионатов мира, более чем в двух финалах участвовать нельзя, и за всю более чем сорокалетнюю историю соревнований на Земле было всего шестеро двукратных чемпионов мира, четверо от нас (Геннадий Короткевич, Нияз Нигматуллин, Евгений Капун и Михаил Кевер) и двое из СПбГУ (Николай Дуров и Андрей Лопатин).

Постепенно стало появляться признание моей деятельности по сохранению талантов и за пределами университета. Так, например, Алексей Фёдоров пригласил меня на его канал «Без слайдов» в YouTube, на котором часовые интервью к этому времени дали 15 известных российских IT-специалистов. Я был шестнадцатым и первым из вузов. Интервью со мной вышло в двух частях (https://www.youtube.com/watch?v=1PBTVAv2P_0, https://www.youtube.com/watch?v=NvoAo-d6PdY). При этом на 16 февраля 2018 первую часть посмотрело более пяти тысяч человек, а вторую – около двух тысяч. В текстовом виде с первой частью интервью ознакомилось более 15 тысяч человек, а со второй – более шести тысяч человек.

Все мои выступления по этому вопросу были «дистанционными», и мне никогда не удавалось высказать свое мнение в части сохранения талантов сильным мира сего. Самым высокопоставленным руководителем, к которому я «приставал», был Дмитрий Николаевич Песков из «Агентства стратегических инициатив» (АСИ), который возглавляет там направление «Молодые профессионалы». Проку от моих нападок было мало, и я уже не думал, что меня кто-нибудь когда-нибудь допустит до руководителей большего уровня. Но к моему, и не только моему, удивлению всё в этом вопросе изменилось, когда АСИ решило с 13 по 15 февраля 2018 года провести на ВДНХ Всероссийский форум «Наставник».

Нина Яныкина, которая в нашем университете отвечает за связь с АСИ, предложила мне принять участие в конкурсе на звание лучшего наставника. Меня долго не пришлось упрашивать, и в её департаменте оформили мои документы, но почему-то направили их не в номинацию «Наставник в образовании», а в номинацию «Наставник на производстве». Естественно, что здесь среди сварщиков и многих других производственников (число заявок там оказалось равным 1039) я не попал даже в список из 20 лучших. За день до отъезда мне сообщили, что стенд Университета ИТМО, скорее всего, посетит президент РФ Владимир Владимирович Путин. После этого неожиданно запросили паспортные данные и моего ученика – Максима Буздалова – чемпиона мира по программированию 2009 года, кандидата технических наук, лауреата премии правительства России 2016 года (я эту премию получил в 2008 году).

Максим Буздалов.

Утром в день открытия форума я и проректор Санкт-Петербургского Политеха Алексей Иванович Боровков успели сфотографироваться у наших стендов, а после этого прошел слух, что президент на выставку не приедет.

Анатолий Шалыто и Алексей Боровков.

Наступило некоторое разочарование, которое для меня и Максима продлилось недолго, так как нам сказали, что мы приглашены на встречу с первым заместителем руководителя администрации президента РФ Сергеем Владиленовичем Кириенко.

Когда мы с Максимом оказались в зале, то узнали, что приглашены только 22 человека (в выставочном павильоне в этот момент было несколько тысяч человек), среди которых лишь двое были солидного возраста – капитан-наставник Николай Варухин из Великого Новгорода и я.

За стол президиума, кроме Кириенко, также сел Андрей Рэмович Белоусов – помощник президента РФ по экономическим вопросам. Рядом с ними были: Ольга Геннадьевна Аллилуева – референт управления президента РФ по внутренней политике, Светлана Витальевна Чупшева – генеральный директор АСИ и упомянутый выше Дмитрий Николаевич Песков.

Дмитрий Песков, Светлана Чупшева, Андрей Белоусов, Сергей Кириенко.

После этого Сергей Владиленович и Андрей Рэмович сказали по несколько слов о важности наставничества и предложили нам высказываться по этому вопросу. Я решил некоторое время подождать, но это не получилось, так как после короткого выступления одного из участников встречи Андрей Рэмович неожиданно сказал: «А сейчас Анатолий Абрамович, видимо, расскажет нам о недостатках российского образования».

Мы с Максимом только успели обменяться удивленными взглядами, так как я с Белоусовым никогда не встречался, и надо было начинать говорить. Вначале я заметил, что российское образование, особенно в Университете ИТМО, буду не ругать, а хвалить, и после этого сказал, что в мире идет схватка за таланты между компаниями, банками, стартапами и университетами мира, и я около десяти лет назад ввязался в эту борьбу, объявив об инициативе «Сохраним в университетах лучших!», в которой время от времени удаётся побеждать. При этом даже при поражениях бывают случаи, когда в последнюю минуту перед отъездом ребята говорят, что я был одним из немногих, кому они были нужны здесь.

В книге, которую я приобрел на форуме, выдающийся советский генетик Владимир Павлович Эфроимсон по этому поводу писал: «Гении и таланты появляются вспышками, группами, когда появляется подходящая среда и общественный спрос. Небольшая страна, например, с пятью миллионами жителей, но добившаяся развития и реализации 10% своих потенциальных гениев и талантов, за полвека опередит в своем движении любую другую, пусть даже в 100 раз более многочисленную страну, у которой есть барьеры развития потенциально выдающихся людей».

Я считаю так же, и поэтому сражаюсь за каждого талантливого молодого человека, чтобы он не просто остался в России, но и более того – работал на постоянной основе на нашей кафедре, на которой Владимир Васильев и Владимир Парфёнов с 1991 года проводят эксперимент по подготовке талантов в области информационных технологий в российском техническом вузе, в то время известном отличной подготовкой инженеров для военно-промышленного комплекса.

Однако до 2004 года на кафедре таланты не оставались, да и сейчас это большая проблема. Так, например, недавно представитель Высшей школы экономики при мне сказал, что перед ними стоит большая проблема с продолжением учебы студентов-программистов ещё второго и третьего курсов, которые успешно работают. Что уж тут говорить об удержании суперталантов на постоянной работе в вузе после его окончания. А Андрей Лопатин, победивший на чемпионате мира по программированию 2000 года, сказал мне, что ему с тех пор постоянно предлагают работу в различных компаниях мира.

Однако, как бы ни было трудно, нам к настоящему времени удалось удержать на постоянной работе на кафедре четырёх чемпионов мира по программированию (один из них двукратный, который вернулся к нам после весьма непродолжительной работы в промышленности), двух призёров чемпионатов мира и около десятка молодых людей, которых взяли бы на работу практически в любую компанию мира. Из этих ребят десять – кандидаты наук, а скоро некоторые из них как, например, Максим Буздалов, станут докторами наук. Самому «старому» из них – 36 лет, и только мне и Парфёнову значительно больше. Ещё у нас работает человек тридцать аспирантов и студентов.

Эта команда добилась выдающихся результатов в олимпиадном программировании: мы семикратные чемпионы мира и пять раз занимали третьи места на этих чемпионатах, чего и близко нет у других университетов мира. При этом я помню, как на конференции за рубежом одна наша бывшая соотечественница гордо сказала, что ее альма-матер – Гарвард – занял третье место на одном из чемпионатов мира. После этого я предложил потренировать их в рамках созданной по моей инициативе «Всемирной школы программирования чемпионов мира из Университета ИТМО». Эта школа работает несколько лет, и уже в этом году трое наших ребят провели сборы для 25 команд, представлявших 15 (!) ведущих университетов Китая.

Наши успехи радость вызывают далеко не у всех. Даже у нас в университете можно было услышать такие слова: «Сколько можно говорить об этих «коротких штанишках?» Я ответил, что «длинные штанишки» в стране шьют ещё очень редко и, видимо, поэтому Президент РФ и председатель правительства неоднократно принимали наших ребят и говорили о них.

Указанные выше ребята обеспечили также работу на кафедре международной научной лаборатории «Компьютерные технологии», которая совместно двумя другими лабораториями нашего университета ещё в 2016 году досрочно выполнила указ Президента России о попадании к 2020 году пяти российских вузов в Топ-100 университетов мира, заняв по компьтерным наукам 56 место рейтинга Times Higher Education. В 2017 году мы вновь оказались по этим наукам в Топ-100 (76 место).

В 2016 году в журнале Nature Index отметили, что сотрудники Университета ИТМО стали весьма активно публиковаться в широко известных в мире 68 журналах, и назвали наш университет «восходящей звездой» этого рейтинга (Nature Index of Rising Stars).

Там была отмечена и наша международная лаборатория, так как нам в соавторстве удалось опубликовать статьи в следующих журналах из указанного выше списка: Genome Research, Cell Host & Microbe, Immunity, Cell Metabolism, Molecular Cell, Nature Genetics. В 2017 году у нас (также в соавторстве) появились статьи еще и в журналах Science, Cell и Nature Microbiology.

Когда нас спрашивают: «Что сделали ваши выпускники?», мы в качестве примера приводим две российских разработки: программное обеспечение для первого в мире 4G-коммуникатора Yota компании «Скартел» и язык программирования Kotlin от компании JetBrains, который Google объявила вторым языком программирования (после Java) для двух миллиардов смартфонов на платформе Android.

Естественно, возникает вопрос, за счёт чего мы добились таких успехов? За счёт постоянной работы большого числа талантов на кафедре. А почему они остаются работать у нас? Потому, что хотят преподавать и/или заниматься наукой. А ещё они хотят побеждать, и я стараюсь их мотивировать и создавать атмосферу успеха! Как удается их «удержать»? За счёт двух составляющих.

Первая. У них нормальная зарплата, которая, во-первых, обеспечивается за счёт небольших бюджетных окладов, во-вторых – побед в указанной выше программе повышения международной конкурентоспособности «5 в 100», в-третьих – выигрыша большого числа грантов Российского научного фонда, Российского фонда фундаментальных исследований, грантов по Федеральным целевым программам и госзаданию, в-четвёртых – за счёт проведения различных соревнований по программированию в разных странах мира и побед на этих соревнованиях и, наконец, в-пятых – помощи бизнеса.

Нам в разной форме помогают такие компании как «Яндекс», Mail.Ru, АФК «Система», Сбербанк, Acronis, «Транзас», Тинькофф Банк, «Специальный технологический центр» и EMC. Особо хочу сказать о компании JetBrains, руководство которой несколько лет назад приняло решение тратить на благотворительность один процент оборота, что в настоящее время составляет около двух миллионов долларов в год. Эта компания, состоящая всего из 600 сотрудников, тратит такие большие деньги на то, чтобы в Санкт-Петербурге не было «выжженной земли» в области IT. Они понимают, что нельзя брать на работу пять-шесть молодых талантов год, если не поддерживать «песочницы», в которых они вырастают. В качестве таких «песочниц» в компании рассматривают ведущие физмат-школы и некоторые IT-кафедры Санкт-Петербурга, в том числе нашу.

Вторая – свобода. Если в компании Google сотрудники имеют возможность 20% рабочего времени тратить на инициативную деятельность, то у нас эта пропорция обратная. Это для тех, кто ценит свободу, компенсирует меньшие зарплаты по сравнению IT-промышленностью в стране и за рубежом.

Наличие большого числа постоянно работающих у нас талантливых молодых людей, в частности, позволило справиться в 2017 году с приёмом на кафедру на 120 бюджетных мест 178 (!) олимпиадников (больше всех в стране), что с учётом других принятых абитуриентов составило около 200 человек, а это не менее 10 групп (!) при проведении практических занятий по каждому предмету.

Не знаю, как все это я изложил за пять минут, но мне удалось сделать это. По лицам окружающих было видно, что мое «боевое крещение» прошло успешно. Потом выступали другие приглашённые, некоторые из которых ссылались на сказанное мною.

После «обхода по кругу» всех желающих выступить, Андрей Рэмович позволил мне сказать несколько слов о наставничестве. Я отметил, что в соответствии с законом «образование – это воспитание плюс обучение» (порядок мною указан правильно). При этом, так как воспитанию в образовательном процессе внимание почти не уделяется, то этим, по моему мнению, должны заниматься наставники.

Главное, чтобы наставник относился к ребятам как к своим детям. Он должен интересоваться их успеваемостью и материальным положением, всеми силами помогать им. А ещё он должен постоянно мотивировать окружающих и создавать атмосферу успеха. В качестве примера я привел 2009 год, когда я дал Максиму Буздалову перед отъездом на чемпионат мира по программированию в Стокгольме российский флаг и сказал, что с ним надо будет сделать. В 2017 году я флаг команде уже не давал, но его неожиданно для меня передала наша студентка. Этот флаг ребята подняли без чьих-либо уговоров со стороны взрослых в центре Америки – в Южной Дакоте. Отмечу, что в соответствии с регламентом этих соревнований флаги не должны подниматься, так как это соревнование вузов, а не стран, но наши молодые люди рисковали и не ошиблись!

Команда Университета ИТМО — чемпион мира по программированию 2009
года: Андрей Станкевич, Максим Буздалов, Владислав Исенбаев, Евгений
Капун
Команда Университета ИТМО — чемпион мира по программированию 2017 года:
Иван Белоногов, Илья Збань, Владимир Смыкалов, Андрей Станкевич,
Владимир Парфенов

В заключение своего второго выступления я отметил, что сохраняю в университете лучших, а если руководство страны будет также сохранять лучших, то у нас все будет хорошо. На лицах начальства появились улыбки, и я решил воспользоваться этим и сказал: «Тут несколько раз говорили о мотивации. Я уже почти десять лет пишу книгу на эту тему, которая называется «Заметки о мотивации». Издайте ее – не пожалеете». Когда все встали, я подарил эту книгу Белоусову и Чупшевой. Я всегда считал, что надо сеять – вдруг что-то взойдёт!

Книга о мотивации

На этом первый день закончился, но вопрос о встрече с Президентом оставался открытым. Так как эта встреча, если бы она состоялась, прошла бы уже не на выставке, то на следующее утро я перешел на более строгую форму одежды.

Готовлюсь к встрече…

И в это утро мне долго скучать не пришлось – пригласили на вторую (!) встречу Андреем Белоусовым, Ольгой Аллилуевой и Светланой Чупшевой.

Светлана Чупшева, Андрей Белоусов, Ольга Аллилуева.

Приглашённых на этот раз было значительно меньше – не более 10 человек, причём из «вчерашних» было лишь четверо. На этот раз все были весьма «зрелыми».

Андрей Рэмович попросил желающих сформулировать предложения, которые могут войти в поручения Президента. Когда дошла очередь до меня, я сказал следующее:

1. Продолжить программу «5 в 100» после 2020 года. Белоусов попросил пояснить это. Я сказал, что указанная программа наиболее эффективная из всех, что была в высшей школе – ряд вузов, включая наш, движется «вверх» с большой скоростью. При этом, так как мы уже несколько раз попадали в первую группу вузов, то поэтому, в частности, можем обеспечить нескольким талантливым молодым людям высокую базовую часть зарплаты. При попадании во вторую группу – эта часть зарплаты уменьшится почти вдвое и начнутся увольнения, а при попадании в третью группу – базовая часть снизиться еще в три раза… После этого мне послышалось, что Белоусов сказал, что Васильев – против. Я удивился и ответил: «Васильев – за». Помощник Президента усмехнулся и заметил: «Васильев-то – за, Васильева – против!». Я сказал, что знаю об этом: она хочет сохранить в программе только «передовиков», а в силу того, что наш университет относится к ним, то я не против.

2. Провести совещание с молодыми и очень сильными «конвертируемыми» специалистами – математиками, физиками, биологами, химиками, программистами и т. д., на котором Президент должен сказать: «Вы очень нужны нам!», так как в настоящее время от руководителей страны по этому вопросу можно услышать что-то другое, включая упоминание прав человека.

3. Ввести для указанных специалистов в возрасте от 22 до 25 лет, работающих в государственных вузах и организациях РАН на постоянной основе, стипендии в размере 60 тысяч рублей в месяц на десять лет с ежегодным отчётом о выполнении индивидуальных (с учётом сферы деятельности) показателей эффективности работы. Это не должно исключать возможности получения других вознаграждений по месту работы (зарплата, гранты, премии и т.д.), как это имеет место, например, у академиков РАН.

4. Считать приоритетным и обеспечить возможность для талантливых молодых людей поступать в совместные или двойные аспирантуры, чтобы они несколько лет были одновременно и «здесь», и «там».

5. Создать федерацию спортивного программирования, признав спортивное программирование видом спорта, по которому проводятся личные и командные соревнования различных уровней, включая чемпионаты мира. Имеется система оценки достижений участников этих соревнований. Этот вид спорта уникальный – все сто процентов участников соревнований остаются в профессии. При этом меня, в отличие от Федерации компьютерного спорта России, интересуют не многомиллионные «вливания», которые начали поступать в компьютерный спорт, а почётные звания, включая «Заслуженный тренер России» и «Заслуженный мастер спорта России», чтобы наши суперталанты назывались не только студентами, аспирантами или доцентами, а имели значительно более высокие звания.

6. В стране существует большое число школ олимпийского резерва. Предлагаю в семи-десяти вузах, ведущих в области олимпиадного программирования, ввести центры подготовки, финансируемые из бюджета, включая, по крайней мере, зарплату руководителя центра (60 тысяч рублей в месяц) и двух-трех преподавателей (по 40 тысяч рублей в месяц).

На этом я выступление завершил. В силу того, что после всех выступавших у нас оставалось время, я ещё раз попросил слова, и мне его дали. Заикаясь, так как то, что хотел сказать, было не безобидным, я сформулировал предложение о социально ориентированном платном образовании, при котором за обучение платят не родители, а дети после окончания университета, перечисляя часть зарплаты. Это, по моему мнению, может позволить решить две важнейшие для страны задачи: придержать на некоторое время отъезды талантов сразу после окончания университетов и обеспечить повышение зарплаты преподавателям вузов. Об этом я написал статью «Куда ж не расплатившись?». По реакции на это предложение было ясно, что я решил заикаться не зря.

После этого мы пошли на торжественное вручение наград форума, на котором выяснилось, что почти все, кто был эти два дня на описанных совещаниях, получили награды! Я тоже был награжден, но своеобразно: имел возможность несколько раз высказаться перед руководителями страны.

О встрече с президентом стало известно следующее: «Владимир Путин из-за простуды перенёс встречу с наставниками сначала с ВДНХ в Кремль, а потом из Кремля в Ново-Огарево». В Кремль, похоже, я ещё попадал, а вот Ново-Огарево –уже нет, туда поехали лишь трое: обладатель «Гран-при» форума лётчик-наставник из «Аэрофлота» Николай Изосимов и двое молодых наставников, сварщиков из «Росатома» – Дмитрий Кучерявин и Александр Думамент.

Таким образом, мне не хватило совсем чуть-чуть (одного рукопожатия), чтобы встретиться с президентом, но, как мне кажется, что я за эти два дня добился большего – из Дон Кихота превратился в человека, которого несколько раз слушали руководители страны! Как говорится, если долго кричать, то могут услышать. Услышали. Надеюсь, помогут.

А ещё на форуме я принял участие в дискуссии «Создание научных школ через систему наставничества», которую вел советник ректора по развитию Университета ИТМО Олег Русланович Мальсагов, а одним из спикеров был академик РАН Евгений Владимирович Шляхто.

Я и там «встрял» два раза. Во-первых, сказал, что сейчас среди молодёжи модна мобильность, которая на Западе была практически всегда, а мобильность и научные школы вещи почти несовместные, причем в царской России и СССР научные школы мирового класса были, а мобильности, особенно в СССР, практически не было, и ничего, жили. Во-вторых, по поводу дистанционного образования сказал, что ученики Ландау, сдавшие его теорминимум, как-то обходились без такого образования, а опыт Максима Буздалова, на курс которого записалось 45 тысяч иностранцев показал, что он чуть не погиб под шквалом проверки и исправлений программ на разных языках, которые составляли предмет домашний заданий. Поэтому думать, что хорошее дистанционное образование дешевле или проще очного, не приходится. Сказал ещё что-то, но уже не помню. Потом оказалось, что я здесь «зажёг».

Ещё я присутствовал на встрече с министром образования и науки Ольгой Юрьевной Васильевой, которой после окончания встречи вручил только что вышедшую книгу Васильева и Парфёнова «XXV лет: истории кафедры «Компьютерные технологии».

Книга двух Владимиров – Васильева и Парфёнова

К этому юбилею я тоже написал книгу «Мои счастливые годы на кафедре «Компьютерные технологии» (к двадцатипятилетию кафедры), которая без фотографий выложена здесь.

На прошедшей неделе мне часто везло. Удачной оказалась и попытка рассказать Владимиру Николаевичу Васильеву о поездке – он был свободен. Из независимых источников он уже знал, что я на форуме «зажёг», и, видимо, в качестве компенсации за не состоявшуюся встречу с президентом, подарил мне весьма редкое издание.

Ну, вот, пожалуй, и всё!