Цифровое государство для аналоговых людей. Часть 2

408

Предлагаем вашему вниманию вторую из серии написанных специально для D-Russia.ru статей вице-президента по стратегическим инициативам ПАО «Ростелеком» Бориса Глазкова на тему цифровизации государственного управления.

В прошлый раз мы посмотрели на государство как на огромную учётную систему, которая стремится пересчитать и учесть всё вокруг для защиты прав и реализации обязанностей своих подданных. В этом контексте процессы взаимодействия с государством, которые принято называть государственными услугами, можно рассматривать в виде алгоритмов, которые государство намеренно вставляет в жизнедеятельность граждан и организаций, чтобы получать информацию для своих учётов и снабжать метками сами объекты учёта. Попробуем пройти дальше и определить, как может выглядеть основная цель цифровизации государственного управления в этом свете.

Самый ценный ресурс

Сегодня модно называть данные новой нефтью, основным сырьём для цифровой экономики. Но как именно данные создают для экономики пользу? Для чего вообще они нужны? Если нефть нужна во многом для обогрева (в широком смысле), то данными-то как согреться? Напомню несколько прописных истин:

1. Информация нужна для принятия решений. Единственное, что вы можете сделать с данными, — использовать их для ориентировки в окружающей среде, чтобы решить, как действовать или не действовать вовсе.

2. Решение – это аллокация ресурсов. Разговор становится решением тогда, когда перераспределяется какой-то ресурс. В противном случае, это не решение, а именно что разговор. Вот, например, 1 триллион рублей, выделенный на программу «Цифровая экономика», – это решение. А комплексные программы научно-технологического развития – это пока разговоры, так как для них нет выделенных ресурсов. Чем больше информации мы получили и чем качественнее её обработали, тем более эффективное решение можем принять, тем более эффективно распорядимся ресурсами.

3. Какой же ресурс является самым ценным и невосполнимым для экономики? Только не говорите про человеческий капитал! Да, ресурс дорогой и долго нарабатываемый, но восполняемый. Самым ценным в силу своей невосполнимости является время. Чем больше в экономике времени тратится на создание и обмен ценностями и чем меньше — на сопутствующие транзакционные издержки, тем экономика эффективнее. Именно временные издержки — самые обидные. Нагнать упущенное сложнее всего, а в конкурентной среде возможно только благодаря ошибкам соперников.

Транзакционные издержки

Теорию транзакционных издержек разработали экономисты Рональд Коуз (Ronald Harry Coase) и Оливер Уильямсон (Oliver Eaton Williamson). Базовой единицей анализа в этой теории признается акт экономического взаимодействия, сделка, транзакция.

Категория транзакции понимается предельно широко и используется для обозначения обмена как товарами, так и юридическими обязательствами. Затраты и потери, которыми может сопровождаться такое взаимодействие, получили название транзакционных издержек. Ключевое значение транзакционных издержек для работы экономической системы зафиксировал Коуз в статье «Природа фирмы». Первоначально он определил их как издержки пользования рыночным механизмом. Позднее понятие приобрело более широкий смысл и стало обозначать любые виды издержек, сопровождающих взаимодействие экономических агентов независимо от того, где оно протекает.

Рональд Гарри Коуз (1910-2013)
Оливер Уильямсон (род. 1932)

Таким образом, главная цель цифровизации государственного управления — минимизировать с использованием цифровых технологий временные издержки в экономике, не увеличив при этом все другие виды издержек. И поскольку государство представляет собой опутавшую экономические процессы граждан и организаций огромную учётную систему, то необходимо оптимизировать учётные процессы по параметру времени, которое граждане и организации тратят на обслуживание этих самых процессов.

Антонио Переда. Натюрморт с часами, 1652 год. Средство измерения временных издержек в экономике образца XVII века.

Незаметность в обмен на прозрачность

Достижение этой сверхцели в пределе может привести к полной незаметности государства для граждан и бизнеса. В самом деле, если временные издержки на стороне бизнеса и граждан при обслуживании государственных учётных процессов равны нулю, мы забываем о том, что такое государственные услуги, не тратим время на изучение сайтов и сдачу отчётности в контрольно-надзорные органы. Всё это происходит как-то само собой, и государство справляется с учётами, не отвлекая наше время, а мы перестаём замечать государство.

Подобная незаметность потребует от граждан и бизнеса небывалой доселе степени прозрачности для государства: всё больше данных о себе и своём бизнесе придётся интегрировать в государственные учёты. Хотите, чтобы государство справлялось с учётами само и не надоедало процедурами, дайте ему доступ к банковскому аккаунту (и оно будет видеть ваши доходы и расходы), превратите учётную запись на портале госуслуг в целый цифровой профиль (и оно сможет вовремя реагировать на возникшие жизненные ситуации), дайте взимать с вас налог автоматически. Если вы владеете бизнесом, дайте государству доступ в ERP-систему (чтобы не сдавать отчетность) и подключите его сенсоры к производственным установкам (для дистанционного контроля). Короче говоря, пустите Великую учётную систему в жизнь глубже, чем когда бы то ни было, станьте прозрачными для неё.

Финансовая прозрачность

В 2007 году управление внутренних доходов Сингапура (IRAS) запустило сервис my Tax Portal. Налогоплательщики в режиме 24/7 подают налоговые декларации, обновляют персональную информацию, предоставляют запрашиваемые документы и уплачивают налоги без взаимодействия с сотрудником службы. По данным IRAS за 2015-2016 финансовый год, 97% налогоплательщиков подают декларации в электронной форме, 17% из них используют для этого смартфоны. Кроме того, за налогоплательщиков, единственный доход которых — зарплата, декларацию в автоматическом режиме подает работодатель.

В 2011 году IRAS внедрило электронный сервис Electronic Tourist Refund Scheme (eRTS) для возмещения TaxFree на товары и услуги, приобретенные в Сингапуре. Процедура оформления и возврата сократилась в среднем с 20 до 3 минут.

В России с 2018 года внедряется сервис «Налоговый мониторинг», который заменяет традиционные проверки на онлайн-взаимодействие через удаленный доступ к информационным системам и отчетности налогоплательщика. Это снижает объём требуемых документов и дает налоговикам возможность сосредоточиться на проверке операций с элементами риска.

Если её будут настраивать грамотные и порядочные чиновники, вы перестанете замечать государство, а оно будет получать информацию для учётов и принятия решений, не отбирая у вас время. А если безграмотные и непорядочные?

А может, ну его?.. Ну то есть совсем!

Чтобы сократить временные издержки на общение с Великой учётной системой, надо начинать с анализа и оптимизации самых время-ёмких бизнес-процессов общения с государством.

Первый вопрос, который я задал бы себе на месте цифровых трансформаторов государственного управления: на какие взаимодействия с государством у граждан и бизнеса уходит больше всего времени? Что у нас тянется подолгу, какие государственные услуги и функции либо поедают наше время часто и по чуть-чуть, либо редко, но очень помногу?

Навскидку две идеи. Для бизнеса – подача отчётности и прохождение проверок в контрольно-надзорных органах. Делать надо регулярно, времени отнимает прилично. Вторая идея касается и граждан, и юридических лиц – судебные процессы: вот что может тянуться годами, отнимать время как в тактике (необходимость очного присутствия, например), так и в стратегии (судебного решения можно ждать годами). К счастью, судебные тяжбы в нашей жизни в среднем не столь регулярны, но если уж попал в процесс, то надолго. Вот вам и целый «букет» кандидатов на цифровизацию.

Тут важны не конкретные примеры, а принцип: первым делом определить самые время-пожирающие точки контакта граждан и бизнеса с государством – именно это позволит правильно приоритезировать задачи, а не распылять усилия на громкие проекты без существенной отдачи.

Следующий вопрос, который приходит в голову, когда обдумываешь цифровизацию той или иной государственной услуги: а нужна ли эта услуга/функция вообще? Имеет ли выраженное ею государственное вмешательство в жизнь граждан и бизнеса актуальное политическое, экономическое, какое-то ещё значение? Может, надо не цифровизовать, а просто отменить? Отменили же необходимость общаться с государством при сборе валежника. А что, вполне себе была государственная услуга. Фактически её можно было формулировать как получение разрешения на сбор валежника. А юридически всё выглядело как заключение договора аренды участка леса. Ну было же почему-то важно государству знать всех, кто собирает валежник, была такая потребность у Великой учётной системы. А с 1 января 2019 года стало неважно.

Оптимизация госуслуг

Южная Корея с 2013 года реализует план «Правительство 3.0». За это время существенно сократилось количество точек и время соприкосновения государства и граждан. Например, отменили проверку зрения и слуха водителей при выдаче лицензии, если эта информации уже есть в медицинской информационной системе.

Австралия и вовсе готова отказаться от бумажных водительских прав. В стране проходят испытания технологии цифровых удостоверений. Принятый в мае 2018 года закон позволяет применять технологии распределённого реестра для создания государственных сервисов. Граждане смогут предоставлять проверяющим цифровые учетные данные через мобильное приложение, использовать их можно для проверки в полиции, в барах и клубах.

Именно поэтому цифровым трансформаторам, прежде чем переводить что-то в электронную форму, надо требовать от отраслевых специалистов доказательств того, что объект цифровизации по-прежнему имеет право на жизнь. Иначе мы получим цифровую услугу заключения электронного договора о сборе валежника. В XXI веке. С биометрической аутентификацией сторон и фиксацией текста договора в распределённом реестре. Биометрически аутентифицировались, в блокчейне валидировались, а потом в лес, на свежий воздух, за валежником!

Питер Брейгель Младший. Крестьяне, связывающие хворост. 1652 год. А вы оформили разрешение на госуслугах?

Итак, основной целью цифровизации государственного управления можно считать минимизацию временных издержек в экономике, связанных с проникновением государства в жизнь граждан и организаций. Очевидно, что государство с трудом будет отказываться от своих учётов, мотивируя это необходимостью гарантировать защиту наших прав в стремительно меняющемся мире. Поэтому цифровые технологии в первую очередь должны решать следующую задачу: снижать количество транзакционных издержек на стороне бизнеса и граждан в экономике, вызванных присутствием государства, сохраняя для него возможность качественно вести свои всеохватывающие учётные системы. Эффективные решения этой задачи могут лежать в тех областях, где взаимодействие с государством отнимает у граждан и организаций либо очень много времени, но редко, либо немного времени, но очень часто.

Часть третья

ВАШ КОММЕНТАРИЙ:

Please enter your comment!
Please enter your name here