Возвращайся, сделав круг…

516

Об авторе: Павел Чувиляев, член Союза писателей России с 2013 года.

При Минцифры создан Экспертный совет по литературе

Соответствующий приказ министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максута Шадаева появился 20 июля. Председателем Экспертного совета по вопросам литературной деятельности стал глава департамента господдержки периодической печати и книжной индустрии Минцифры Владимир Григорьев, а его заместителем — ректор Литинститута имени Горького, писатель Алексей Варламов. Неплохо, что государство озаботилось нуждами писателей и повернулось к ним лицом. Но есть опасение, что новый консультативный орган – всего лишь урезанная версия покойной Роспечати и проблем не решит.

Ба, знакомые всё лица!..

В свежеиспечённый Совет вошли 25 маститых писателей и литературных деятелей. Глаза разбегаются от Имён. Депутат Госдумы, главред «Юности» Сергей Шаргунов, Павел Басинский, Евгений Водолазкин, Вера Богданова, Майя Кучерская. Плюс созвездие функционеров: издатель Елена Шубина (АСТ); директор музея истории российской литературы имени Даля Дмитрий Бак; шеф-редактор портала «Год литературы» Михаил Визель; директор Центра поддержки отечественной словесности, (премии «Большая книга» и «Лицей») Татьяна Восковская; замглавредактора журнала «Юность», продюсер издательства «Альпина. Проза» Татьяна Соловьева; главред «Литературной России» Владимир Ерёменко; главред «Литературной газеты» Максим Замшев; главред издательства ОГИ Максим Амелин и глава издательства «Иностранная литература» Александр Ливергант. Собрать столь большое количество несхожих людей в один, пусть консультативный орган — немалый, не побоюсь слова, бюрократический подвиг. За него нужно поблагодарить Минцифры в целом и отдельно ответственного секретаря Совета, заместителя начальника отдела департамента Минцифры Юлию Гнездилову.

Государство озаботилось нуждами писателей и создало присутственное место, где они могут на постоянной основе озвучить свои проблемы чиновникам. Разумеется, литераторы активно общались с властями и раньше. Но как просители: захочет — примет; не захочет — отговорится занятостью. Да и последствий это общение имело мало: слова к делу не подошьёшь; чиновникам нужен первичный документ. Теперь он будет: хотя бы в виде протокола заседания Совета. Не отмахнёшься! Что уже хорошо. Но почему именно сейчас; что случилось? А это, дамы и господа, нынче тренд! На укрупнение и приведение писательских рядов к порядку. С литературных кухонь доносится активное бульканье: в творческих союзах идёт активная перерегистрация с выдачей членских билетов нового образца. Кому-то выдадут, а кого и прокатят. Плюс активные слухи, что регистрацию в Минюсте в итоге пройдут только три писательских союза (сейчас их чуть ли не дюжина). Остальные получат статус клубов по интересам. Затем «три богатыря» будут слиты в один большой Союз. И всё вернётся на круги своя, как было в СССР.

Причина проста: Специальная военная операция (СВО) РФ на Украине. Вообще-то писатели — всегда патриоты и даже националисты. В любой стране, не исключая Россию. Хотя бы потому, что пишут на родном языке. Переводы на иные языки довольно редки и выходят мизерными тиражами. Потому как в других странах своих писателей хватает, а культурную экспансию и эрозию ценностей ни одно вменяемое правительство допускать не хочет. Вал переводной литературы, захлестнувший прилавки во время распада СССР, как раз и был одним из печальных следствий этой катастрофы. Революционная ситуация не может быть нормальной. Слава Богу, она кончилась: сейчас в книжных магазинах отношение русскоязычных/зарубежных авторов 70/30. Притом, что ещё недавно было 60/40, а то и 50/50. Писатель опирается на родной язык и без него особо никому не нужен. Он весьма заинтересован в процветании своего народа (нации). Книги на последние гроши не покупают: чтобы массовый читатель-покупатель водился, народ не должен быть нищим. И в продвижении своего языка на международной арене у писателей тоже прямой интерес. Отсюда патриотизм, иногда зашкаливающий. Среди современных российских литераторов много тех, кто не просто поддержал СВО, но и непосредственно воевал на Донбассе с 2014 года.

Печальки и печеньки

К сожалению, есть и иные примеры. Некоторые литераторы, называя вещи своими именами, перешли на сторону врага. Имён приводить не буду: не хочу пачкать страницу. К несчастью, они принимают активнейшее участие в информационной войне, развязанной Западом против России; их «светлые лица» можно легко найти в Интернете. Понять их Хозяев можно: одно дело, когда Россию поливает грязью странный ноунейм. Совсем другое — когда человек, представляющийся «российским писателем» и предъявляющий членский билет одного из мелких Союзов. Тут не грех и указкой указать: «Смотрите! Совесть русской нации, её писатели, против ужасного Путина!» А они не против; и в массе своей СВО поддерживают, а то и участвуют. Но западный обыватель в тонкости российского литературного процесса вникать не будет.

Зато наконец-то решило вникнуть государство, которому эта ситуация нравиться не может. Отсюда и указанный выше тренд на выстраивание и встраивание литпроцесса в систему. Одной цензурой и самоцензурой тут не обойдёшься; тоньше надо. Пусть орут свою русофобию, но не в статусе писателей, а в качестве фриков, участников клубов по интересам. Хобби у людей такое: Родину (за чужие деньги) не любить. Самовыражаются; понимать надо…

Но купирование визга не может быть достойной целью; это тактика. Стратегически чиновники, видимо, схватились за голову. Даже самый лояльный современный писатель в России — это человек, обозлённый хроническим безденежьем и невниманием государства к его нуждам. Россию-то он любит, но к нынешней власти относится, мягко говоря, весьма скептически. Что отражает в своих произведениях. Выходит море разливанное чернухи, а достижений будто и вовсе нет. Меж тем, они объективно есть, и власть хотела бы видеть их. Но заставлять нельзя: книжки неинтересные будут, как в СССР. Тут в чью-то светлую чиновничью голову пришла нехитрая мысль: на дворе XXI век; все начитались Интернета и стали себе на уме. Бесплатно или за медальки они нас любить больше не будут. Надо что-то дать. При этом не повторить ошибок СССР, где писатели как сыр в масле катались, но в час Х всё равно ничем помочь не смогли, да и не захотели. Что же дать? Например, частично воскресить Роспечать в виде Экспетного Совета при Минцифры.

Как известно, Роспечать была упразднена указом президента РФ от 20 ноября 2020 года № 719 «О совершенствовании государственного управления в сфере цифрового развития, связи и массовых коммуникаций», а её функции переданы Минцифры.

См. также: Бывший заместитель руководителя Роспечати назначен директором департамента печати Минцифры >>> 

Но и до этого, с 2008 года, она влачила существование довольно жалкое и самоустранилась от литпроцесса. Меж тем, в целях Роспечати значилась: «…финансовая поддержка на реализацию социально значимых проектов в области печатных и электронных СМИ, книгоиздания, чтения и популяризации российской литературы за рубежом…» Реально почти ничего не было. Можно сказать, что с 1991 по 2004 гг. у государства на поддержку литературы и писателей не было денег, а с 2008 по 2022 гг. – политической воли. Краткий период 2004-2008 гг., когда Роспечать реально шевелилась, особой роли не сыграл.

Сравним цели Роспечати с целями созданного Экспертного совета. Они включают: «…проведение общественных и экспертных обсуждений ключевых отраслевых проблем, формирование предложений по приоритетным вопросам литературной деятельности, инициирование и рассмотрение проектов отраслевых нормативных правовых актов и иных документов (программ, концепций и т.д.) при условии соблюдения требований закона о полномочиях органов исполнительной власти…» Схоже. Совет не госорган и не может, в отличие от Роспечати, раздавать бюджетные деньги. Но говорить чиновникам, кого поддержать, — в его компетенции. Вот вы, уважаемый читатель, когда в последний раз «толстые» литературные журналы выписывали? Думаю, давненько. Почему? Дорого! Годовая подписка 4-5 тысяч рублей при МРОТ 15 тысяч рублей. В СССР подписка на «толстяков» дотировалась государством и стоила копейки. Без дотаций почта берёт полную стоимость по весу, а «толстяки» весят много. Роспечать задумывалась как центр дотаций. Не вышло. Теперь Экспертный совет скажет, что дотировать. Недаром там столько главредов — и каждый хочет дотацию на распространение. «Юность» точно в шоколаде будет: у неё там целых два представителя. И страшно подумать, сколько будет обид и печалей у тех главредов, кого в клуб не взяли. Как бы во фронду не ударились!

Бронзовые грабли

Как член цеха литераторов, я рад созданию Экспертного совета и тому, что родное государство чуток повернулось ко мне лицом. Надеюсь, это не сиюминутная кампания, а серьёзный сдвиг в политике. Но как писателя меня терзают смутные сомнения. Отрадно, что в Совет вошли не чиновники, а уважаемые в литературных кругах люди. Только вот с читателями у них… не густо. Я уверен, что госдотации на распространение они пробьют. Но будет ли им, что сказать людям? Станут ли их журналы и книги читать, пусть даже по резко подешевевшей подписке?

Существует распространённое заблуждение, что нынешние русские ничего не читают. Разучились, видимо. Я на это всегда привожу смешной пример: фанфики. Это (под)жанр литературы: книги, созданные по мотивам уже существующих. Например, по «Властелину колец», «Звёздным войнам» или «Гарри Поттеру». Пишутся и читаются они фанатами (отсюда название) соответствующих, как говорят, миров. Сайты легко ищутся и можно убедиться, что по «Гарри Поттеру» на русском языке написано… 22 тысячи фанфиков. Ещё раз, прописью: двадцать две тысячи за десять лет! Причём не короткие рассказики на полстранички. Есть и такие, но хороший фанфик обычно превышает по объёму исходное произведение, как говорят, ориджинал или канон. Пишут, читают, спорят… Литературная жизнь кипит! На сайт подписано более 200 тысяч человек. А теперь скажите мне: кто из клуба главных редакторов, он же Экспертный совет, решится поместить фанфик в своём журнале? И получит ли такой журнал вожделенную дотацию? По-моему, отрицательный ответ на оба вопроса очевиден.

Дело не только в фанфиках. Те же вопросы касаются ЛитРПГ (книги по мотивам компьютерных игр), стимпанка и паропанка (принято, что технологический прогресс не пошёл дальше пароходов и дирижаблей, чему даются разные объяснения), попаданцев (в другие миры) и бояръ-аниме (Российская империя не исчезла в 1917-м, например, потому, что в мир вдруг пришла магия) и многого другого. Все эти жанры и поджанры считаются низкими, второсортными, ненастоящей литературой, графоманией. В «толстые» журналы им ход закрыт. Я согласен: произведения часто неказистые; им бы умного редактора. Но они живые! Их, извольте видеть, массово читают и обсуждают. Кстати о патриотизме: такой фанфик обычно вызывает рвоту. Но ЛитРПГ и, как ни странно, попаданцы бывают вполне достойными; есть корифеи этих направлений. А уж бояръ-аниме патриотичны по определению. Но, боюсь, Экспертному совету всё это не нужно.

Государство действует по трафарету. Проблема в том, что литература из трафарета выламывается. За пренебрежение канонами классицизма ещё Пушкина ругали. К счастью, тогда власть не обратила на «экспертов» особого внимания. Если снобизм и чванство победят, только что созданный Экспертный совет рискует повторить ошибки СССР. Когда в газетах и журналах сплошь линия партии — а люди массово читают Самиздат и Тамиздат. А потом столь же массово своей пассивностью одобряют развал страны: ведь они прочли и запомнили, что она плохая. Правда, быстро трезвеют, начинают рвать на себе волосы и кричать о катастрофе, но поезд уже ушёл, мерзкое и подлое дело сделано. Информационная война — не шутки, и скоро не кончится. Хотелось бы пожелать Экспертному совету избежать очередного забега по бронзовым граблям.

Член Экспертного совета Михаил Визель:

— Видите ли вы тенденцию к возврату той модели организации отрасли, что была в СССР? В частности, попытки укрупнения существующих писательских организаций с перспективой их слияния в один Союз?

— Тенденция к созданию «зонтичного» Союза писателей хорошо заметна. Чего не было в СССР – частных издательств, частных типографий и частных магазинов. Не говоря уж о маркетплейсах, социальных сетях и т.д. Так что «возврат к той модели» в прямом виде невозможен.

— Как вы считаете, не станет ли Экспертный совет урезанной копией Роспечати? Не сведётся ли его роль просто к советам чиновникам, кому давать деньги и дотации на распространение? Или всё же его задачи стратегические?

— Функция Роспечати далеко не сводилась к распределению дотаций. Посмотрите ещё раз пункты 1.5 и 1.6 положения. Они имеют мало общего с функционалом Федерального агентства.

— Экспертный совет — это клуб главных редакторов литературных журналов?

— Из 25 приглашённых членов к литературным журналам имеют отношение только двое.

— Обратит ли Экспертный совет внимание на новые жанры литературы, например, ЛитРПГ? Многие, в том числе наши читатели, с удовольствием их читают, но в «большой» литературе их нет. Может быть, Экспертный совет организует прорыв?

— Не уверен насчет именно ЛитРПГ. Но вообще хочется пожелать себе и коллегам незашоренности и способности оторваться от личных вкусов и пристрастий.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: