Критический взгляд практика на концепцию цифровой и функциональной трансформации социальной сферы

361

Об авторе: Игорь Синяев, старший методист государственного казённого учреждения социального обслуживания населения Свердловской области «Организационно-методический центр социальной помощи».

Так как последние 10 лет достаточно плотно занимаюсь внедрением современных IT в социальной сфере, с неподдельным интересом ознакомился с Концепцией цифровой и функциональной трансформации социальной сферы, относящейся к сфере деятельности министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, на период до 2025 года.

В целом от концепции осталось хорошее впечатление как от целостного и программного документа, в котором сформулировано очень много правильных положений. Но также остался осадок от того, что в документе совсем упущен такой важный и большой пласт, как предоставление социальных услуг.

Поясню, что имею в виду. В сфере социальной защиты населения существуют два больших направления. Это 1) предоставление мер социальной защиты (или поддержки), к которым относятся в основном разнообразные пособия, льготы, различного рода субсидии/компенсации и т.д.; и 2) предоставление социальных услуг, таких, как доставка продуктов питания, реабилитация инвалидов в полустационарах и стационарах, содержание граждан в домах престарелых и т.д. Полный перечень социальных услуг в Свердловской области определён приказом от 31.12.2014 № 790 министерства социальной политики Свердловской области.

В концепции очень хорошо и правильно прописана трансформация первого направления (меры социальной защиты), тогда как второе направление (предоставление социальных услуг) практически не рассматривалось. Существует всего лишь два косвенных упоминания. Первое – «Концепция разработана в соответствии с положениями следующих нормативных правовых актов Российской Федерации и документов, в т.ч. федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». И второе – «реализация единого стандарта предоставления мер социальной поддержки независимо от места проживания гражданина, а также внедрения на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований типовых регламентов предоставления государственных и муниципальных массовых социально значимых услуг в электронном формате, в том числе с использованием инфраструктуры единого портала».

Сегодня в Свердловской области социальные услуги оказывают более 140 государственных поставщиков (бюджетные, автономные и казённые государственные учреждения Свердловской области) и более 40 негосударственных поставщиков (некоммерческие и коммерческие учреждения, индивидуальные предприниматели). В 2020 году в Свердловской области только государственные поставщики оказали более 51 миллиона социальных услуг более чем 200 тысячам получателей. Объём финансирования, направленный в 2020 году на выполнение государственного задания по социальным услугам, составил более 6 миллиардов рублей.

Министерство социальной политики Свердловской области на основе анализа фактических показателей эффективности сети поставщиков социальных услуг разработало перспективную оптимальную модель социального обслуживания в Свердловской области до 2035 года, которая стала составной частью Стратегии развития социальной защиты населения Свердловской области на период до 2035 года, утверждённой постановлением правительства Свердловской области от 7.11.2019 № 764-ПП.

Этот документ предусматривает рост доли негосударственных организаций в общем количестве организаций всех форм собственности, оказывающих социальные услуги. Этот показатель должен составить 17% в 2020 году, 31% к 2024 году и 70% – к 2035 году.

С учётом вышеизложенного – суммы, которые направляются из бюджета на оказание социальных услуг, а также тенденции по привлечению к оказанию социальных услуг негосударственных поставщиков – становится ясно, что здесь тоже существует огромное поле для оптимизации всех процессов с целью сокращения расходов и обеспечения удобства граждан при получении социальных услуг.

Теперь кратко о том, что хотелось бы увидеть в концепции – или о наболевших проблемах, которые могли бы быть решены при реализации концепции.

Несмотря на наличие системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ), граждане до сих пор собирают и самостоятельно предоставляют документы, необходимые при предоставлении социальных услуг, хотя набор документов практически ничем не отличается от набора документов, требуемых при предоставлении мер социальной защиты (поддержки). Более подробно об этом мы с коллегой писали здесь. Всего-то нужно внести два незначительных дополнения в федеральный закон от 28.12.2013 №442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации»:

Статья 8. Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере социального обслуживания

К полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере социального обслуживания относятся:

4) утверждение регламента межведомственного взаимодействия, в том числе с использованием системы межведомственного электронного взаимодействия, органов государственной власти субъекта Российской Федерации в связи с реализацией полномочий субъекта Российской Федерации в сфере социального обслуживания.

Статья 11. Права поставщиков социальных услуг

1. Поставщики социальных услуг имеют право:

1) запрашивать, в том числе с использованием системы межведомственного электронного взаимодействия, соответствующие органы государственной власти, а также органы местного самоуправления и получать от указанных органов информацию, необходимую для организации социального обслуживания;

(Жирным шрифтом выделены предлагаемые изменения.)

Это будет служить основанием для подключения к СМЭВ поставщиков социальных услуг, независимо от их статуса – государственные они или негосударственные. Задача технической реализации использования СМЭВ, включая методы эффективного контроля получаемых через неё сведений только в целях оказания социальных услуг, не представляет никаких трудностей. На рынке существует масса предлагаемых решений для реализации такого взаимодействия через регионального агрегатора. К сожалению, эта проблема не решена до сих пор, и из-за отсутствия незначительной фразы в двух статьях федерального закона тысячи людей в Свердловской области, а по стране миллионы, вынуждены по старинке простаивать в очередях и обивать пороги различных учреждений и ведомств.

В концепции правильно делается упор на развитие единой государственной информационной системы социального обслуживания (ЕГИССО). Но эта система в основном «заточена» под оказание мер социальной защиты (поддержки). Сделана весьма робкая и неудачная, на мой взгляд, попытка «за уши» притянуть ЕГИССО к оказанию социальных услуг.

Немного об основных процессах при оказании социальных услуг и их отражении в ЕГИССО.

Процесс оказания социальных услуг начинается с признания человека нуждающимся в них. В Свердловской области для определения нуждающихся существует своя технология, основанная на анкетировании. Анкета заполняется специалистами социальных служб, либо гражданин может выполнить так называемое самоанкетирование через сервис, находящийся в открытом доступе.

Результаты самоанкетирования гражданин может направить специалистам социальных служб для дальнейшей обработки. По результатам анкетирования для гражданина подбирается на основании стандартов необходимый именно ему и в его жизненной ситуации набор социальных услуг, который оформляется и утверждается документом – индивидуальная программа предоставления социальных услуг (ИППСУ). В рамках и терминах ЕГИССО это и будет факт назначения, т.е. указывается перечень конкретных услуг, необходимое их количество, а также периодичность оказания, период в котором будут оказываться услуги. Т.е. все это может быть корректно отражено в ЕГИССО.

Критический взгляд практика на концепцию цифровой и функциональной трансформации социальной сферы
Пример фрагмента ИППСУ.

Дальше гражданин обращается к одному из поставщиков за оказанием услуг, при чем часть услуг он может получить у одного поставщика, часть у другого или даже нескольких. Поставщик на основании бумажной ИППСУ, которая находится на руках у гражданина, либо фактов назначения из ЕГИССО (которые должны быть доступны любому поставщику социальных услуг через ту же СМЭВ – чего пока нет, но без проблем может быть реализовано).

В результате обращения к поставщику появляется договор на оказание услуг, где определяется платность/бесплатность/частичная оплата и другие условия предоставления социальных услуг. И вот этот момент тоже должен быть отражен в ЕГИССО. Этого сейчас не происходит, но нужно, чтобы исключить перебор объёмов услуг, предусмотренных ИППСУ. В условиях конкурентного рынка социальных услуг и с учётом склонности части получателей услуг заказать их не единожды такое вполне возможно, в Свердловской области такие случаи имели место до введения IT-системы контроля.

Поскольку поставщики конкурируют за бюджетные деньги, а получатели заинтересованы получить как можно больше от государства, в ЕГИССО необходимо ввести ещё промежуточный слой для фиксации того, что такой-то получатель услуги закреплён за таким-то поставщиком, на основании такого-то договора.

Естественно, системы такого контроля на сегодня существуют в ведомственных системах в регионах. Но уж очень привлекательно выглядит реализация этой функции в ЕГИССО, тем более, что правильно взят курс на централизацию всей информации на федеральном уровне. В случае реализации этого функционала отпадёт необходимость в разработке и содержании всяких региональных «шин обмена», а у поставщиков социальных услуг появится возможность применять любое устраивающее их IT-решение для автоматизации своих бизнес-процессов.

Остановлюсь ещё на одной проблеме. Хотя при принятии федерального закона от 28.12.2013 №442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» и даже в обсуждаемой концепции, как было указано выше, декларируется принцип единых стандартов оказания социальных услуг на территории всей страны, фактически стандарты оказания социальных услуг у каждого субъекта РФ свои. Понимаю, что тут достаточно сложная и нетривиальная задача, но пора бы уже приступить к её решению.

Следует отметить, что определённая работа в рамках функционирования ЕГИССО в этом направлении ведется. На основании региональных классификаторов услуг формируется единый федеральный, но пока он ещё далек от совершенства. И Свердловской области тоже предстоит определённая работа над своим региональным фрагментом классификатора социальных услуг и проблемой корректного отражения сведений в ЕГИССО.

Разработчикам концепции и всем, кто будет задействован при ее реализации, желаю успехов в достижении целей, обозначенных этим своевременно принятым документом. Со своей стороны мы с коллегами готовы к любому сотрудничеству по описанным выше проблемам.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. В статье рассматривается текущая ситуация с оказанием социальных услуг. Сейчас начинают повсеместно внедряться так называемые “социальные контракты”. С введением его в действие и применением будет много меняться и в порядках оплаты социальных услуг (в том числе из бюджета) и скорее всего нужен будет какой-то другой механизм учета услуг. Если в двух словах “социальный контракт” подразумевает выдачу гражданину на руки какого-то сертификата или ваучера, с использованием которого и будут происходить расчеты. Но пока все это не понятно и мутно. Но через 3-4 месяца должна будет появиться определенная ясность.

Comments are closed.