Как учил Суворов

Об авторе: Анатолий Абрамович Шалыто – д.т.н., профессор факультета информационных технологий и программирования университета ИТМО.

В июле 2018 я опубликовал текст «Сколько IT-специалистов необходимо стране?», в котором говорилось: «Уже несколько лет на высшем уровне страны звучат числа, определяющие потребности страны в IT-специалистах. Причём бывший министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров любил число «миллион». При этом моя встреча с одним из его заместителей, Марком Шмулевичем, которому я пытался объяснить, что толковых программистов, а также толковых математиков и физиков, которые, несмотря на юношеские мечты стать учёными, скорее всего, будут работать программистами (и то неизвестно, в каких странах), в одном году рождения в лучшем случае от 1500 до 2000, не могла победить их любовь к миллиону.

Указанные мною числа у нас появились на основе проведения различных олимпиад по математике, физике и программированию, победители которых обычно пересекаются.

А вот мнение лауреата премии президента РФ в области науки и инноваций для молодых учёных 2008 года Александра Кузнецова: «Каждый год мехмат МГУ оканчивает 400 выпускников, из них человек 30 готовы заниматься чистой наукой, но в лучшем случае двое в Москве могут найти приемлемую работу. А куда идти остальным? Преподавать в университет? Но там мизерная зарплата и 20 часов в неделю занимает чтение лекций. Времени на науку не остаётся. Поэтому уезжают туда, где на математиков есть спрос». Примерно такая же картина и с физиками. И не надо думать, что за прошедшие 10 лет ситуация в этом вопросе сильно изменилась.

Поэтому те, кто остаются на Родине, почти наверняка будут работать программистами, не имея при этом базового образования ни в области информатики (Computer Science), ни в области программирования. Эта ситуация не совсем естественна для других видов человеческой деятельности, которые требуют многолетней профессиональной подготовки. Например, талантливый скрипач до школы, в школе, в консерватории и после её окончания занимается только скрипкой, а не меняет инструменты в зависимости от ситуации на рынке труда.

При этом, правда, некоторые несколько лет назад говорили, что людей, которых хорошо учат математике, программировать учить не надо – через короткое время сами научатся. Но всё течёт и всё изменяется, и те, кто «вчера» говорил это, сегодня организуют наряду с подготовкой математиков ещё и подготовку программистов… (Автор, вероятно, имеет в виду СПбГУ – ред.)

Хорошая базовая подготовка действительно позволяет многим математикам и физикам через некоторое время стать успешными программистами, но счастливы ли они при этом? Скорее нет, так как всю молодость мечтали стать учёными, а ими так и не стали. «Сегодня с детского сада все пытаются готовить успешных людей, а надо, чтобы хоть кто-то готовил счастливых», – писал я ранее, теперь добавлю: не только счастливых, а ещё и свободных. Мне кажется, что счастья и свободы нельзя достичь, если в профессии имеются «ножницы» между мечтой и реальностью, и это, в частности, приводит к проблеме полной или частичной «утечки мозгов».

На традиционном IT-завтраке 3 июня 2017 на Петербургском международном экономическом форуме вновь возникли так любимые большими начальниками большие числа, когда основной докладчик по этому вопросу директор компании «1С», руководитель комитета по образованию «Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий» Борис Нуралиев сказал, что страна должна готовить 120 тысяч IT-специалистов в год. Даже если учесть, что в России около 450 вузов выдают IT-дипломы, то и они не могут даже кое-как подготовить такую прорву людей. Вернее, людей-то подготовить они могут, а вот специалистов… Ведь каждый из этих вузов должен подготовить почти по триста выпускников в год, что немыслимо, если иметь в виду подготовку специалистов.

Объяснение здесь простое: практические и семинарские занятия нельзя проводить в группах больших 25 человек. Поэтому для обучения 300 человек нужно 12 групп, и это достижимо, если бы их не надо было иметь по каждому предмету! Когда мы на кафедру несколько лет назад приняли более 200 толковых ребят, то справиться с их обучением смогли только потому, что у нас реализована инициатива «Сохраним в университетах лучших!», благодаря которой на кафедре постоянно работают пять чемпионов мира по программированию (!), два призёра этих чемпионатов и большое число наших выпускников, занимающихся наукой в Международной научной лаборатории «Компьютерные технологии», образованной на базе кафедры. Не уверен, смогли бы мы справиться, если бы поступивших было бы ещё на сто человек больше, да и с тем числом студентов, что мы приняли, полноценно работать (даже с учётом отсева) весьма трудно, и поэтому на следующий год мы «отступили» – увеличили требования к поступающим по результатам олимпиад Российского союза ректоров. Как мы справляемся с «большими числами» я описал, а как это будет происходить во многих других вузах страны? Но всё резко упрощается, если из лексикона исключить такие слова, как «толковые», «квалифицированные» и «полноценно».

На завтраке у меня не было выступления, но пару раз я встрял. Первый раз, когда Борис Георгиевич произнес «120 тысяч», я с места заметил, что, по нашему мнению, страна в год может подготовить лишь полторы-две тысячи толковых молодых людей, которые могли бы работать программистами. На это Нуралиев заметил, что именно эти молодые люди его волнуют меньше всего. Я согласился с ним и снова с места сказал: «Что о них беспокоиться? Они и без Вашей помощи могут уехать». По-моему, зал к этим словам отнёсся с большим пониманием. Отмечу, что эта «беседа» происходила на глазах примерно 150 влиятельных людей, в том числе представителя администрации президента РФ.

Однако известно, что хорошо смеётся тот, кто смеется последним, а последним надо мной посмеялся Нуралиев, так как в распоряжении правительства РФ от 28.07.2017 г. об утверждении программы «Цифровая экономика России» (в настоящее время указанная программа пересматривается, но планы подготовки кадров остаются в силе – ред.) в отношении кадров и образования сказано: число выпускников образовательных организаций высшего образования по направлениям подготовки, связанным с информационно-телекоммуникационными технологиями, – 120 тысяч человек в год. Страна должна достичь такого числа специалистов не завтра, а в 2024 году: число бюджетных мест в вузах, на которых будут готовить IT-специалистов, к этому сроку увеличится втрое – с 40 до 120 тысяч.

Но и этого огромного числа выпускников создателям программы показалось мало, и они в следующем пункте на этой же странице написали: число выпускников высшего и среднего профессионального образования, обладающих компетенциями в области информационных технологий на среднем мировом уровне, – 800 тысяч человек в год. Такое число профессионалов должно быть достигнуто тоже в 2024 году.

В этот момент у меня сложилось впечатление, что программа в этой части писалась для Китая, а случайно попала в документ для России. Ещё недавно министр Никифоров говорил о нехватке IT-специалистов в миллион человек. Однако это число ещё не предел – некоторое время назад Алексей Кудрин применительно к нехватке специалистов в IT произнес ещё большее число – два миллиона. Интересно, кто скажет, что нужно ещё больше специалистов?

Когда говорят о требующемся стране числе IT-специалистов, надо понимать, что, как и в армии, есть спецназ, высший слой кадровых войск, кадровые войска и народное ополчение: в ватнике, с банданой на голове, с ружьём в руках, в валенках и, возможно, на лыжах. Я же всё время говорю о спецназе или высшем слое кадровых войск, для пополнения которых каждый год в стране появляется до двух тысяч человек, а чиновники от IT говорят о сотнях тысяч, видимо, ориентируясь даже не на кадровые войска, а на ополчение, с которым можно только некоторое время держать оборону.

При этом, если ополчение и даже часть регулярных войск можно учить с помощью так любимого многими дистанционного обучения, то спецназ учат очно, и непонятно, как его учить иначе. Ещё о спецназе. «Если ты работаешь в Tesla – значит, ты попал в войска спецназначения. Есть регулярная армия – и это хорошо, но если ты работаешь в Tesla, значит, ты решил сыграть в свою игру» (с) Илон Маск.

Государство – это тоже организация, которой тоже нужны IT-специалисты. Если оно, как и частные компании, начнёт помогать оставлять таланты в вузах, то всё получится – на долгие годы будет кому готовить хороших специалистов, потому что в IT успех определяется не числом, как думают чиновники, а умением. Промышленности нужен не миллион «ополченцев», а несколько тысяч, а то и сотен представителей «спецназа» и «кадровых войск». Я даже думаю, что хватит тех IT-специалистов, которые сейчас уезжают из страны.

Некоторое время назад Сергей Белоусов (Acronis) писал: «Мы надеемся, что когда в Иннополисе будут созданы все условия для нормальной жизни, там у нас в Acronis будет работать порядка 30-50 человек, которые появятся менее чем через два года, а может быть, и в течение года. Хотя найти столько крутых людей непросто». Вот они, реальные цифры, о которых мы все время говорим в ответ на разговоры чиновников от IT о необходимости привлечения в отрасль сотен тысяч специалистов.

Такая же проблема стояла, например, перед компанией Baikal Electronics, которой требовалось найти всего-то около 20 (!) специалистов по проектированию интегральных схем процессоров. «Кадры – серьёзная проблема, и пока я не знаю, как здесь и сейчас быстро решить её», – писала в бытность генеральным директором этой компании Светлана Легостаева. И это при том, что существует Московский институт электронной техники и другие вузы, которые готовят специалистов по специальности.

Остается один выход: магистерскую подготовку или серьёзное дополнительное образование должны проводить сами компании. Так, например, Baikal Electroncs «выстраивает сейчас с МГУ программу подготовки требующихся нам специалистов».

Напомню также, что писал ранее: «Всё сказанное, по крайней мере, сделает более чёткими ориентиры для государства, которое в этой ситуации будет, например, понимать, что 120 тысяч толковых программистов в год вузы подготовить не смогут, как понимать и то, что плохие программные продукты могут принести больше вреда, чем их отсутствие».

Вот что год назад говорил Олег Тиньков: «Страна задыхается без IT-специалистов. Мы говорим про цифровую экономику, а кто её будет делать – у нас кадров нет. Такие кадры надо формировать ещё в школе».

Теперь несколько слов о школе. Для поступления в вузы минимум оценки по математике в 2014 году составлял 24 (!) балла. При этом считалось, что экзамен по этому предмету в школе сдан при 20 (!) баллах. Приведу по этому поводу слова народного учителя Росcии Сергея Евгеньевича Рукшина: «Нормальное образование – это не набор фактов, а формирование мыслительного процесса, развитие мозга. Мышление может формироваться только качественным образованием. Надо помнить, что умственный труд – это деятельность, которую надо осваивать ещё в школе, иначе путь к интеллектуальному труду будет закрыт навсегда. Я поездил по стране и встречал десятиклассников, у которых стоят «4» и «5» по геометрии, но которые из нескольких геометрических фигур на доске не могут выбрать параллелограмм, потому что не знают, что это такое. …Кажется, что разница в четыре балла небольшая. Но сейчас, чтобы не получить двойку по математике, достаточно решить первые три задачи из двадцати одной. При этом первые пять задач одного из вариантов ЕГЭ при мне смог решить грамотный четвероклассник. Опасность даже не в самом факте понижения порога, а в низком уровне знаний тех, кто завтра придёт в вузы, которым дали возможность принимать документы, если выпускник набрал по математике 24 балла. Представьте, если самолёт или мост будет делать специалист, выпущенный из школы со знаниями пятиклассника».

Напомню и слова президента РФ Владимира Владимировича Путина: «В Москве зафиксированы случаи зачисления на такие специальности, как «Авиационная и ракетно-космическая техника», «Аэронавигация», «Информационная безопасность», «Машиностроение», «Электро- и теплоэнергетика» абитуриентов, имеющих всего 24 балла по математике!»

В декабре 2017 года прошла олимпиада по «компьютерным и информационным наукам» в рамках Всероссийской студенческой олимпиады «Я – профессионал». Заявку на участие подали около 14 тысяч бакалавров и 7 тысяч магистров, из них в отборочном туре участвовало только 1617 бакалавров и 529 магистров. При этом две (?!) и более задач из десяти, из которых было семь простых, а три посложнее, решили 387 бакалавров и 87 магистров.

Как-то сотня тысяч специалистов здесь просматривается плохо.

В июне 2020 президент РФ провёл совещание по вопросам развития информационно-коммуникационных технологий и связи. На нём одним из главных был вопрос о кадрах. Вот что на этот раз сказал Борис Нуралиев: «Специалисты по IT имеют очень хороший экспортный потенциал – программист может найти работу за границей, даже не уезжая туда. На сегодня это одна из наиболее дефицитных специальностей, которая просто жизненно необходима для совершенствования эффективности предприятий и организаций страны. Сейчас есть решение – увеличить приём на бюджетные места в региональные вузы. Очень хотелось бы, чтобы IT получили в этом увеличении существенную долю. В программе «Цифровая экономика» есть очень важный показатель: в 2021 году должно быть 80 тысяч бюджетных мест на эти специальности. Но, к сожалению, в текущем приказе Минобрнауки пока выделено только 70 тысяч таких мест. Есть риск, что показатель цифровой экономики в 2021 году будет недовыполнен, а это очень важно, так как специалисты – это главный актив IT‑индустрии».

Через месяц – 9 июля – в Иннополисе прошла панельная дискуссия «IT-цифровые перемены» с участием председателя правительства Михаила Мишустина. Во вступительном слове он отметил, что подготовленная правительством программа развития отрасли включает шесть основных направлений государственной поддержки, одно из которых – расширение кадровой базы отрасли.

Касаясь этого вопроса, Мишустин произнёс заветное число «120 тысяч»: «Для решения проблемы нехватки квалифицированных кадров в сфере информационных технологий предлагается поэтапно почти в два с половиной раза увеличивать контрольные цифры приёма в вузы на IT-специальности с 50 тысяч в этом году до 120 тысяч в 2024 году. Одновременно планируется обеспечить подготовку высококвалифицированных IT-архитекторов».

Потом вице-премьер Дмитрий Чернышенко, отвечающий за цифровую экономику, сказал второе заветное число – «один миллион». Он его произнёс, когда предоставлял слово Нуралиеву: «Борис Георгиевич лучше всех знает, что один из вызовов в IT-отрасли – это, конечно, кадры. Когда разрабатывался нацпроект «Цифровая экономика», дефицит специалистов оценивался в один миллион. Мы этот дефицит сокращаем с вами сегодня на наблюдательном совете в Иннополисе».

Последнюю фразу я не комментирую…

После этого Нуралиев сказал: «Одна IT-компания от другой отличается тем, каких людей набрали, как организовали их работу. Всё. Для нас кадры – основное». По его мнению, «нам в год нужно 220 тысяч новых специалистов суммарно получать, а к 2024 году эта потребность повысится до 300 тысяч. Нам нужно добрать до 60 тысяч бюджетных мест по программе цифровой экономики в этом году, а в следующем году заложено 80 тысяч бюджетных мест, их добрать очень непросто. Сегодня без добавок запланировано только 70 тысяч».

После этого Нуралиев произнес очень интересную фразу: «Михаил Владимирович, Вы сказали, к 2024 году планируется 120 тысяч специалистов. В России не так много бюджетных мест, как этого достичь, какие методы?» Эта фраза интересна тем, что, как отмечено выше, это число впервые произнёс не Мишустин, а сам Борис Георгиевич три года назад. Причем только сейчас он пояснил, что, по его мнению, эти специалисты должны «уметь разрабатывать алгоритмы, писать и отлаживать программы»!

Классные навыки, но привить их тысячам…

Я знаю одну прекрасную кафедру (автор, вероятно, говорит о своей кафедре в ИТМО – ред.), которая готовит отменных бакалавров и магистров, но их число в год далеко от желаемого начальством – 48 и 17 соответственно. Правда, я думаю, что это как раз те люди, о которых Борис Георгиевич мне однажды прилюдно ответил, что они его не интересуют.

Вот если бы к этим числам приписать по нулю, но не слева, а справа, то они бы устроили начальство. Думаю, что это можно было бы обеспечить в Индии или Китае, где население в 10 раз больше.

Но Индия, по моему мнению, в основном обеспечила бы количество, а Китай, возможно, мог бы обеспечить и качество. Но, видимо, это иллюзия, так как иначе в описываемой дискуссии не прозвучали бы слова Ильи Сачкова из компании Grup IB: «Иностранные компании, которые находятся в России, и в первую очередь Huawei, полностью рушат рынок труда – специалисты с зарплатой 250 000 рублей получают от нее в России офферы на 1,2-1,5 миллиона в месяц. Это высасывание мозгов внутри страны и полное разрушение рынка труда и заработных плат. …Если бы сами хорошо готовили, наши в таком количестве и за такие деньги не потребовались бы».

А теперь об Америке, в которой IT уже давно не может обходиться без китайцев, индусов и русских. Приведу частное наблюдение по этому поводу от 12 июля 2020: «Проблема номер один в Долине, о которой говорят все, – запрет Трампа на наём новых IT-работников из Китая и Индии, а также то, что сотни тысяч китайцев и особенно индусов, что уже работают в Долине, смертельно боятся уехать домой в отпуск. Боятся, что их не пустят обратно. Сидят на чемоданах, многие уже с билетами, и не знают, что им делать».

То же самое происходит и с нашими выпускниками: один выехал в Россию по согласованию с начальством, будучи принятым на работу в выдающуюся IT-компанию, а его обратно не пустили. Другой выехал из университета, и его настолько долго не пускали обратно, что он остался в России. Третьи, учась в аспирантуре, боятся поехать в отпуск в Россию. Многие теперь сразу едут в Англию или Канаду – а не в США.

Казалось бы, Трамп демонстрирует, что Америка может в IT обойтись без «пришельцев», но это не так, и поэтому в Долине паникуют не только наёмные работники, но и преподаватели университетов, и предприниматели. Убедиться в этом можно, почитав, что они пишут – на русском, между прочим, языке – в соцсетях. При огромном числе университетов и выпускников по IT-специальностям США не могут обеспечить себя кадрами: больше половины IT-специалистов в Калифорнии – эмигранты. В Сиэтле (где находится штаб-квартира Microsoft – ред.) большинство занятых в индустрии вообще не граждане США, встречаются и такие оценки. Даже если они не верны, представление о действительности дают верное.

Если большое число IT-выпускников университетов ни в Индии, ни в Китае, ни в Америке проблему обеспечения отрасли высококвалифицированными кадрами не решило, почему это может получиться в нашей стране со значительно меньшим населением? Или, все-таки, нам нужны «просто» кадры, а не спецназ? До последнего времени можно было так думать, но сейчас Нуралиев сказал, что эти кадры должны «уметь разрабатывать алгоритмы, писать и отлаживать программы». Для многих тысяч троечников это непосильная задача.

В дискуссии в Иннополисе прозвучало, что в «Яндексе» сегодня более 10 тысяч сотрудников. Интересно, не захочет ли эта компания взять себе на работу всех IT-выпускников страны в 2024 году, что позволит ей по численности персонала резко приблизиться к Huawei? Что-то мне подсказывает, что не захочет. Интересно узнать, а кто захочет брать тех, кто не попадает в первые две тысячи выпускников по результатам тестирования, если его провести?

И в заключение. На дискуссии в Иннополисе Евгений Касперский сказал, что однажды стоял c Кондолизой Райс (бывший госсекретарь США, связана с IT-индустрией, по окончании политической карьеры работала на DropBox – ред.) на сцене. В какой-то момент она повернулась к нему и сказала: «Русские программисты – лучшие в мире». Он ответил: «На 200% согласен». Я тоже согласен, но вряд ли Евгений с Кондолизой имели в виду 120-тысячную толпу, о которой говорится в этом тексте.

Мы все трое – Райс, Касперский и я – молодцы :-), но Александр Васильевич Суворов, который предлагал воевать не числом, а умением, молодец ещё больший, причём он – молодец на все времена, включая нынешние цифровые.

И ведь сказано было о числе и умении тогда, когда другой известный полководец заявлял о «счастье на стороне больших батальонов», и когда Россия недостатка в личном составе для создания больших батальонов не испытывала.

Давайте и сегодня будем помнить слова и дела Александра Васильевича.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь