Интернет и порнография: Премьер-министр Дэвид Камерон призвал к действию. Текст выступления

Интернет и порнография: Премьер-министр Дэвид Камерон призвал к действию. Текст выступления

Полный текст выступления.

Сегодня я собираюсь вступить на территорию, где нашему обществу тяжело противостоять, политикам тяжело откровенно говорить об этом, но я уверен мы срочно нуждаемся в решении.

Я хочу поговорить про интернет, о том, какое влияние он оказывает на невинность (непорочность) наших детей, как онлайн-порнография разъедает детство и какие вещи творятся в темных углах интернета, которые являются прямой угрозой нашим детям и должны быть искоренены.

Я говорю не как моралист или паникер, но потому что я чувствую, как политик и как отец, что время действия пришло.

Поговорим просто о том, как защитить наших детей и их невинность.

Интернет: выгода и вызовы

Позвольте мне быть откровенным с самого начала.

Интернет изменил нашу жизнь к лучшему.

Он помогает освобождать угнетенных, позволяет людям доносить правду с большой скоростью, нести образование тем, кто ранее отказывался от него, приносит миллионы нашей экономике. Это одно из наиболее значимых и изменивших окружающий мир изобретений в истории человечества.

Но именно поэтому в некоторых обсуждениях интернету придается статус чего-то особенного, что выводит его за рамки обсуждения, и ставить вопросы о том, как людям следует получать доступ в интернет или какой контент должен в нем размещаться – это как-то наивно или старомодно.

Люди ежедневно слышат – «не управляемый интернет – это факт современной жизни, любой другой подход принесет ущерб, что-то регулировать в интернете возможно с тем же успехом, как регулировать волны в море».

Основываясь на таком мышлении люди – и чаще всего родители – упускают из виду крайне серьезные проблемы. Им говорят: «интернет слишком велик, чтобы возиться с ним и менять его». Но для меня вопросы, возникающие вокруг интернета и его влияние слишком велико, чтобы их игнорировать.

Интернет – это не просто место, где мы продаем, покупаем и общаемся. Здесь происходят преступления и люди могут испытывать боль и это место, где дети и молодежь познают мир, многое другое и самих себя.

Дело в том, что рост интернета в качестве нерегулируемого пространства поднял две основные проблемы, касающиеся защиты наших детей.

Первая проблема носит уголовный характер — это распространение и доступность фотографий жестокого обращения с детьми в интернете. Вторая проблема является культурной — тот факт, что многие дети смотрят порнографию и другие вредные материалы в интернете в очень молодом возрасте и виду того, что эта порнография столь извращенная, она искажает их взгляд на секс и отношения.

Позвольте мне внести ясность. Эти проблемы очень разноплановые и очень сложные.

Касаясь первой мы говорим о незаконных материалах, другая касается законных материалов, которые ежедневно просматривают несовершеннолетние.

Но вместе эти проблемы имеют нечто общее. Это то, как наше коллективное бездействие в отношении интернета привело к вредным, а иногда действительно ужасным, последствиям для детей.

Конечно, открытость и свобода интернета жизненно важны.

Ни в каких других областях мы не рассуждаем так чрезвычайно деликатно, когда встает вопрос защиты детей.

Дети не могут ходить в магазины или в кино и покупать вещи, предназначенные для взрослых, не могут получать взрослый опыт. Мы справедливо регулируем реальную жизнь, чтобы защитить их.

Но когда речь заходит об интернете в контексте баланса между свободой и ответственностью, мы забываем о нашей ответственности перед детьми.

Интернет не является «параллельным миром» или попыткой уйти от реальной жизни – это реальная жизнь.

Интернет оказывает влияние на детей, которые видят вредящие им сцены на отвратительных фотографиях, загрязняющие умы и тем самым нарушающие те самые ценности, которые лежат в основе нашего общества. Таким образом, нам следует быть более активными, сознательными и ответственными в отношении того, что происходит в интернете.

Говоря «мы» я подразумеваю коллективное участие правительства, родителей, интернет-провайдеров, а также образовательные и благотворительные организации.

Мы должны работать по обоим проблемам, которые я изложил.

Изображения жестокого обращения с детьми

Разрешите начать с криминальной проблемы – это распространение онлайн изображений жестокого обращения с детьми.

Очевидно, что мы должны заниматься ее решением на каждом этапе – производстве, размещении, передаче, просмотру или загрузке.

Очевидно, что государство играет здесь жизненно важную роль.

Полиция и ЦЭИЗ, то есть Центр защиты детей от эксплуатации и нелегального онлайн-контента, уже делают хорошую работу по пресечению загрузки и размещения таких материалов в Великобритании. Более того, на сегодня они сократили доступность таких материалов британцам с 18% в 1996 г.  до 1%.

Они также преуспели в разрушении так называемого «скрытого интернета», где люди могут обмениваться нелегальными файлами по принципу пирингового обмена или через сети, работающие независимо от интернета.

Когда ЦЭИЗ станет частью Национального агентства по противодействию преступности, это увеличит их возможности по расследованию и поможет пролить свет на скрытый интернет и управлять судебным преследованием его создателей.

Итак, позвольте уверить любого преступника, который думает иначе. Безопасного места для размещения в интернете материалов жестокого обращения с детьми не существует.

Но правительство нуждается в том, чтобы было сделано больше.

Эксперты ЦЭИЗ и полиция объединят усилия, чтобы идти в ногу с технологическими изменениями в интернете.

И сегодня я могу объявить, что со следующего года мы соединим существующие фрагментированные базы данных полиции, чтобы создать единую защищенную базу данных незаконных изображений детей, которая поможет полиции в различных частях страны сотрудничать эффективнее, чтобы очистить сеть от педофилов.

Также станет возможно участникам интернет-индустрии использовать элементы кода из базы для активного сканирования сети для блокирования таких изображений. И это точно, что отрасль согласилась делать это, потому что это не работа для правительства.

У поставщиков интернет-услуг и компаний-владельцев поисковых систем своя роль, и мы уже достигли многих важных соглашений с ними.

Формируется группа специалистов из Великобритании и США, чтобы образовать глобальный союз с крупными игроками в интернет-индустрии искоренять эти отвратительные изображения.

Я попросил Джоанну Шилдс (Joanna Shields), генерального директора Tech City и уполномоченного представителя цифрового бизнеса Великобритании, которая сегодня здесь, возглавить взаимодействие с компаниями для этой работы, и она будет работать с правительствами и правоохранительными органами для повышения эффективности нашей международной деятельности в этой сфере.

Здесь, в Британии, Google, Microsoft и Yahoo уже активно участвуют в большой кампании по ограничению поиска изображений жестокого обращения с детьми.

Я не могу вдаваться в подробности об этой кампании, потому что это может нанести ущерб ее эффективности, но я могу сказать, что это надежный и действенный сдерживающий фактор для людей, ищущих такие изображения.

При появлении информации  о таких изображениях, они сразу добавляется в «черный» список и блокируются  поисковыми системами и интернет-провайдерами, так что люди не могут получить доступ к этим сайтам.

Эти поисковые системы также блокируют незаконные изображения и URL-адреса или пути, которые ведут к этим изображениям в результатах поиска.

Но здесь, как мне кажется, есть проблема.

Работа по выявлению этих изображений возложена на небольшую организацию Internet Watch Foundation.

Это ведущая организация в этой сфере, но она практически полностью зависит от активности общественности, которые сообщают о случаях обнаружения незаконного контента.

Если они получают сообщение – они предпринимают меры. Если не получают – ничего не делают. И если никто не сообщил о том или ином противоправном контенте – он остается доступным в поисковых системах.

Иными словами, сами поисковые системы не берут на себя ответственность в этой сфере, приводя аргументы технического характера.

Доводы примерно таковы — поисковые системы не должны быть вовлечены в определение и выяснение, где хранятся эти изображения, что поисковая система  — это просто «труба», которая доставляет изображения и привлечение таких систем  к ответственности аналогично возложению на Почтовое управление ответственности за доставку нелегальных отправлений в анонимным пакетах.

Но эта аналогия не вполне корректна.

Поисковая система не просто доставляет контент пользователю, она позволяет идентифицировать этот контент.

Такие компании, как Google, зарабатывает на поиске и категоризации контента в Сети, так что через несколько нажатий вы можете найти и выбрать то, что вы ищете, из невообразимых объемов информации.

Затем они продают рекламные площади для компаний, основываясь на  ваших поисковых запросах.

Если вернуться к аналогии с почтовыми отправлениями – если бы Почта помогала идентифицировать и заказывать нелегальные материалы по своим каталогам, а потом доставляла бы эти материалы, она бы точно несла ответственность за свои действия.

Нам нужно создать условия, при которых люди не должны иметь возможность искать и находить материалы со сценами детского насилия. Более того, если люди пытаются искать такие материалы, они должны получить четкое и ясное уведомление, что это незаконно и такие материалы должны блокироваться. И именно поисковые системы должны помочь искать такие сайты и блокировать их.

Мы уже добились, чтобы при попытке доступа к сайтам, содержащим изображения сцен детского насилия, у пользователя возникало всплывающее окно с предупреждением, что эти страницы содержат нелегальные изображения.

Но нам нужно идти дальше.

Эти предупреждения должны также говорить тем, кто все таки зашел на эту страницу о том, что впоследствии  они могут столкнуться с потерей работы, семьи и даже своих детей, если они продолжат просмотр.

И что важно, предупреждения должны содержать ссылку на сайт  благотворительной акции «Останови это сейчас» (‘Stop It Now’) , которая может помочь им изменить свое поведение анонимно и с полной конфиденциальностью.

Тем людям, которые ищут изображения детского насилия,  должны быть даны четкие маршруты из поисковых систем на законные сайты в Интернете.

Итак, вот пример.

Если кто-то набирает в строке поиска «дети» и «sex» (англ. — пол), должен возникать список опций:

«Вы имеете в виду половое образование детей»?

«Вы имеете в виду пол ребенка?»

и т.д.

Кроме того бывают настолько отвратительные поисковые запросы, из которых явно следуют нездоровые намерения ищущего и на такие запросы вообще не должно выдаваться никаких результатов.

Проще говоря, должен быть перечень слов и фраз — черный список – при использовании которых вообще не должно выдаваться никаких результатов.

Поэтому у меня есть очень четкий сигнал для Google, Bing, Yahoo и остальных.

У вас есть обязанность действовать в этом направлении — и это моральный долг.

Я не могу принять аргументы некоторых из этих компаний о том, что свобода слова предполагает возможность любого поиска.

Так что я попросил кабинет министров, совместно с поисковыми системами, подготовить соответствующий доклад в октябре.

И если результаты этого доклада не удовлетворят нас, не покажут никакого прогресса, я буду использовать законодательные возможности, чтобы обеспечить выполнение таких мер.

И у меня есть еще одно сообщение для поисковых систем.

Если есть технические препятствия для ограничения поиска, не говорите, что вы не можете их решить, используйте свой интеллектуальный потенциал для их преодоления.

Вы не отделены от нашего общества, вы являетесь частью нашего общества, и вы должны играть ответственную роль в нем.

Доступ детей к порнографии

Как мы планируем бороться с этим преступным вызовом.

Мы сталкиваемся с фактом, что многие дети смотрят онлайн порнографию и могут найти другие вредные материалы – и возраст таких детей снижается.

Молодые люди проявляют все большее любопытство к порнографии и они ее находят.

Общество, как правило, находит способы защитить детей посредством введения возрастных ограничений, будь то определение минимального возраста при покупке соответствующих журналов, маскируя отдельные элементы в телепередачах, вводя возрастные ограничения на фильмы и DVD.

Но взрывное распространение порнографии в интернете  — и столь же взрывное вторжение интернета в жизнь детей – радикально  изменило эту ситуацию.

В интернете гораздо сложнее устанавливать возрастные ограничения, а родителям – знать, что смотрит их ребенок.   

Для многих детей просмотр жесткой порнографии может стать своеобразным обрядом посвящения.

В школах по всей стране, и в городах и в деревнях, есть ученики, считающие столь же нормальным отправку порнографических материалов в качестве приглашения к свиданию, как раньше  вы посылали записки через весь класс.

Более трети детей получали по электронной почте тексты ненормативного содержания.

Согласно некоторым исследованиям, четверть детей утверждают, что видели порнографию,  которая их расстроила.

Это происходит. Это происходит на наших глазах.

И результат может быть разрушительным.

Наши дети растут слишком быстро.

Они получают искаженные представления о сексе и находятся под таким давлением, которого мы не видели раньше.

Как отец, я чрезвычайно этим озабочен.

Некоторые могут сказать – «хорошо, что у вас есть точка зрения как у отца, но не как у премьер-министра… это проблема родителей, а не государства».

Но я это вижу как раз соглашением между родителями и государством.

Родители говорят – «Мы все сделаем, чтобы хорошо воспитать наших детей», и государство принимает сторону родителей, чтобы облегчить им этот процесс.

Но когда речь идет об интернет-порнографии, родители не уделяют этому должного внимания и я намерен исправить эту ситуацию.

Нам всем нужно работать вместе над тем, чтобы защитить детей от порнографии и научить их безопасности в интернете.

Таким образом, я говорю о доступе и об обучении, и позвольте мне рассказать, что мы делаем в этих направлениях.

Доступ: фильтры, телефоны и wi-fi

За последние годы многое изменилось с доступом к интернет-ресурсам.

Не так давно доступ к сети интернет сосредотачивался в основном в компьютере, стоящем в углу гостиной с подключенным пищащим модемом и родители могли всегда увидеть, что происходит.

Сейчас  это смартфоны, ноутбуки, планшеты, игровые приставки.

С учетом высокоскоростного подключения, которое позволяет скачивать фильмы и смотреть видео онлайн, родителям необходима дополнительная помощь.

С мобильными телефонами все хорошо – все операторы согласились использовать возрастные фильтры автоматически.

Чтобы отключить такой фильтр, вам необходимо доказать, что вам больше 18 лет и операторы будут работать над их совершенствованием.

Говоря о публичных сетях wi-fi, 90% которых обеспечивается шестью компаниями — O2, Virgin Media, Sky, Nomad, BT и Arqiva —  могу сообщить, что недавно мы достигли договоренности со всеми из них об использовании «семейных фильтров» во всех публичных сетях, которыми могут воспользоваться дети.

Это будет сделано к концу следующего месяца.

И еще мы хотим ввести в оборот символ «Семейный Wi-Fi» (“Family Friendly Wi-Fi”), чтобы магазины, отели и транспортные компании могли использовать его, чтобы показать пользователям,  что в их сетях работают фильтры.

Так мы защитим детей вне дома.

Внутри дома, внутри частной домашней сети это более сложная задача.

Идут большие дебаты о необходимости использования «взрослых» фильтров для интернет-контента по умолчанию.

Давайте внесем ясность.

Никто не спорит о необходимости введения цензуры интернет-компаниями или государством.  Разговор идет о защите детей на уровне домашних сетей.

Сторонники фильтрации говорят  — если включить фильтры по умолчанию, при том, что взрослые смогут всегда выключить фильтрацию, тогда мы сможем защитить всех детей независимо от озабоченности их родителей  вопросами информационной безопасности.

Противники утверждают, что фильтр, включенные по умолчанию,  могут породить благодушное, но опасное ощущение защищенности.

Они говорят, что при включенной по умолчанию фильтрация, родители не будут уделять должного внимания тому, что смотрят их дети, будучи уверенными, что все уже под контролем.

Я хочу сказать, что нам нужны и хорошие фильтры, включенные по умолчанию, пока родители их не выключат сами, если захотят, и нам нужны родители, которые знают о существовании таких фильтров и умеющие с ними обращаться.

Вот результаты нашей деятельности на текущий момент.

Я возложил на Клэр Перри (Claire Perry, советник Кэмерона по защите прав детей – прим. редакции) ответственность за это направление по очень простой причине  — она очень обеспокоена этими вопросами и полна решимости добиться результатов.

Она провела работу с четырьмя крупными интернет-провайдерами (TalkTalk, Virgin, Sky и BT), которые в совокупности предоставляют интернет-доступ в 9 из 10 домохозяйств и сегодня, после многомесячных переговоров мы договорились о создании эффективных домашних фильтров.

К концу этого года при создании каждого нового подключения к интернету «семейные фильтры» будут выбраны в настройках  автоматически.

Вам просто надо будет подтвердить их использование, нажав кнопку «Далее» или «Ввод».

И, что является большим шагом вперед – все провайдеры   интернет-сервисов доработали свои фильтры таким образом, чтобы, будучи раз активированными, они распространяли свое действие на все устройства, подключенными к домашнему  интернету.

Больше не надо будет заботиться о загрузке и включению фильтров на каждом устройстве, достаточно одного клика.

Один клик, чтобы защитить всю вашу семью и обеспечить безопасность вашим детям.

Механизмы фильтрации должны быть реализованы таким образом, чтобы технически-грамотные дети не могли так же просто отключать эти фильтры.

Поэтому мы договорились с представителями индустрии, что состояние фильтров может быть изменено только человеком, на которого оформлено интернет-подключение, которым может быть только взрослый человек.    

Таким образом, взрослые должны будут принять осознанное решение.

Безусловно, все это относится только к новым пользователям  — тем, кто меняет интернет-провайдера или первый раз подключается к интернету.

Это не касается огромного числа существующих пользователей – почти 19 миллионов домохозяйств, поэтому теперь мы должны подумать и о них.

В развитие той работы, которую мы уже провели с провайдерами, они согласились на еще один большой шаг.

До конца следующего года они оповестят всех своих существующих пользователей и предложат им сделать однозначный выбор – устанавливать или не устанавливать «семейный фильтр».

Компания TalkTalk, которая лидирует в этом процессе, уже начала информировать и опрашивать существующих пользователей.

Мы не будем предписывать, как провайдеры должны связываться со своими пользователями, они сами будут выбирать, как технически это реализовать.

Но как бы они это не делали, пользователь неизбежно должен сделать  выбор, никаких «напомнить позже», после чего никто никогда об этом не вспоминает.

И они должны будут убедиться, что взрослые сделали свой выбор.

Если взрослые не хотят использовать такой фильтр – это их осознанное решение.

Это большое продвижение вперед по сравнению с тем, что мы сделали раньше, и я хочу поблагодарить провайдеров за активное участие. Но я хотел бы, чтобы меня поняли.

Я хочу, чтобы это было приоритетом для всех интернет-провайдеров не только сейчас, но всегда.

Именно поэтому я прошу небольшие компании, присутствующие на рынке, тоже принять и использовать эти подходы и я прошу OFCOM (независимый регулятор и антимонопольный орган

в отрасли связи Великобритании – прим. ред.), взять на себя контроль за этой деятельностью, включая оценку того, насколько хорошо интернет-провайдеры осуществляют эти решения и регулярно информировать об этом.

Если обнаружится, что защита детей работает неэффективно, я без сомнений буду предпринимать соответствующие меря.

Позвольте мне добавить.

Я знаю, что есть множество благотворительных и иных организаций, которые предоставляют онлайн-консультации и поддержку молодым людям.

Мы должны быть уверены, что интернет-фильтры, даже неумышленно, будут ограничивать доступ к этим полезным образовательным ресурсам.

Поэтому я буду просить  Совет по безопасности детей в интернет (UK Council for Child Internet Safety) создать рабочую группу, которая позволит избежать таких случаев, а так же будет обсуждать с родителями другие аспекты эффективности этих фильтров .

Образование

Итак, фильтрация контента – это один фронт, на котором мы работаем. Второй – это образование.

В новой национальной учебной программе, запущенной всего пару недель назад, есть беспрецедентные требования по обучению детей безопасности в Интернете.

Это не означает рассказы детям младшего возраста о порнографии, это означает, разумное, соответствующие возрасту образование о том, чего ожидать в Интернете.

Мы должны учить наших детей не только тому, как оставаться в безопасности в интернете, но и тому, как вести себя со своими друзьями в социальных медиа и других интернет сервисах.

И не только детям нужно образование, но и их родителям.

Люди моего поколения выросли в совершенно другом мире.

Наши родители следили за нами в мире, который они могли видеть.

Сейчас это совершенно другой мир, мир онлайн профилей и паролей, и чтобы говорить с детьми на одном языке, большинству из нас нужна помощь.

Такие компании, как Vodafone, делают уже хорошую работу, информируя  родителей о безопасности в интернете.

И я рад объявить о запуске новой, большой общенациональной акции, которая начнется в новом году и которая поддержана всеми крупнейшими национальными интернет-провайдерами. Эта акция будет направлена непосредственно на родителей и посвящена тому, как обезопасить пребывание детей в онлайн-среде, как говорить с детьми об опасности получения сообщений сексуального характера и рисках оскорбительных действий.

Государство тоже сыграет свою роль в этой кампании.

Миллионы людей взаимодействует с государством, разбираясь с налогами, читая официальные твиттер-ленты или обращаясь за государственными услугами или пособиями.

Я попросил использовать все эти каналы для поддержки акции, для информирования родителей о фильтрах и о том, как они могут обезопасить своих детей.

Резкое изменение законодательства о порнографии

Таким образом, мы принимаем меры, влияющие на то, как детям предоставляется доступ к этому материалу, на то, как они узнают о нем, и я могу вам сказать, что сегодня мы также принимаем меры и относительно информации в сети.

Существуют определенные виды порнографии, которые можно охарактеризовать как «экстремальные».

Я говорю в частности о порнографии, которая является насильственной и изображает сцены изнасилования.

Эти изображения делают нормальным сексуальное насилие в отношении женщин — и тем самым негативно влияют на молодых людей, которые их видят.

Правовое положение сейчас таково, что публикация порнографических картин изнасилования в течение десятилетий является преступлением, но действующее законодательство не распространяется на хранение этого материала — по крайней мере, в Англии и Уэльсе.

Владение подобного рода материалами уже преступление в Шотландии, но из-за лазейки в уголовном правосудии и Законе об иммиграции 2008 года, это не является преступлением к югу от границы.

Ну что могу сказать вам сегодня -мы меняем это.

Мы закрываем лазейки, делая уголовным преступлением обладание интернет-порнографией, изображающей изнасилования.

И мы делаем еще многое, чтобы удостовериться, что в Интернете применяются те же правила, что и в обычной жизни.

Есть некоторые примеры «экстремальной» порнографии, которые так отвратительны, что вы их не сможете купить даже в лицензионных секс-магазинах.

И сегодня я могу объявить, что мы будет законодательно закреплять то, что потоковое видео онлайн в Великобритании должно подчиняется тем же правилам, что и видео, которое продается в магазинах.

Проще говоря — то, что вы не можете получить в магазине, вы больше не будете иметь возможности получить в Интернете.

Заключение

Все, что я говорил о сегодняшнем дне возвращается к одному: в каком обществе мы хотим быть.

Я хочу, чтобы Британия стала лучшим местом для того, чтобы растить детей.

Место, где ваши дети находятся в безопасности.

Там, где есть чувство правильного и неправильного, и существуют границы между ними.

Где дети могут быть детьми.

Все действия, которые мы предпринимаем, возвращают нас к этому.

Защита наиболее уязвимых в нашем обществе, защиту невинности, защиту самого детства.

Это все, что поставлено на карту.

И я сделаю все возможное, чтобы сохранить наших детей.

 

The internet and pornography: Prime Minister calls for action

Иллюстрация: digitaltrends.com

Print Friendly
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры