Интеллектуальная собственность как предмет политики

С 1989 года, то есть уже 25 лет, министерство торговли США ежегодно весной публикует «Специальный отчет-301», содержащий список стран, где, по мнению американского правительства, интеллектуальная собственность охраняется неадекватно. Последний такой отчет опубликован  30 апреля 2014, и Россия помещена в нем в так называемый Priority Watch List, что можно перевести на русский приблизительно как «Список стран, вызывающих особую озабоченность».

То, как создается и используется этот отчет, может быть интересно не только специалистам в области интеллектуальной собственности. И здесь есть чему поучиться нашим госорганам.

По сути, 301-й отчет – это политический инструмент, позволяющий американским промышленникам в области интеллектуальной собственности (музыки, кино, компьютерных программ) эффективно отстаивать свои интересы за пределами США. Правительство США прислушивается к мнению индустрий, основанных на авторских правах и иной интеллектуальной собственности, формирует документ на основе этих мнений, а затем активно отстаивает интересы американского бизнеса за рубежом. Хотя внешняя политика США влияет на этот процесс (показательна история с тем, как обошли вниманием Украину в последнем отчете), в целом отчет – эффективное средство воздействия на правительства других стран.

Отчет собирается из мнений индустриальных ассоциаций и отдельных крупных правообладателей. Кроме собственно информации о нарушениях авторских прав за рубежом, правообладателям предлагается высказать свои рекомендации, в какой из списков занести ту или иную страну. С 2013 года страна, вызывающая самую сильную озабоченность («самая пиратская страна», Priority Foreign Country), – это Украина. Потом – уже упомянутый «Список стран, вызывающих особую озабоченность» (Россия, Алжир, Аргентина, Чили, Китай, Индия, Индонезия, Пакистан, Таиланд и Венесуэла), и «Список стран, вызывающих озабоченность» (Барбадос, Белоруссия, Боливия, Бразилия, Болгария, Канада, Колумбия, Коста-Рика, Доминиканская Республика, Эквадор, Египет, Финляндия, Греция, Гватемала, Ямайка, Кувейт, Ливан, Мексика, Парагвай, Перу, Румыния, Таджикистан, Тринидад и Тобаго, Турция, Туркменистан, Узбекистан, Вьетнам).

На сайте regulations.gov можно найти 110 документов, в которых организации и граждане жалуются американскому министерству торговли на неадекватную охрану интеллектуальной собственности в разных странах мира. Самую развернутую жалобу пишет по традиции Международный альянс интеллектуальной собственности (IIPA) – зонтичная ассоциация, объединяющая несколько отраслевых ассоциаций правообладателей: ESA, BSA, AAP, MPA, RIAA. За каждой из этих аббревиатур стоит группа компаний из развлекательной, софтверной, издательской, кино- и музыкальной индустрий.

Бумага от IIPA – это более 200 страниц текста с подробным описанием ситуации в каждой из стран. России уделено десять страниц текста, начинающиеся так: «В 2013 году было мало конкретного прогресса с защитой прав интеллектуальной собственности в России, особенно с приоритетной проблемой – цифровым пиратством. Российская Дума приняла пакет важных законодательных изменений (Федеральный Закон номер 187, вступивший в силу 1 августа 2013 года) с положениями об ответственности интернет-провайдеров, включая веб-сайты и хостинг. Но сфера действия новых законов ограничена – ключевые положения применяются только к кино- и телевизионным программам – и пока эти законы малоэффективны. В двух делах, направленных против социальной сети «ВКонтакте» уже после принятия этих законов в 2013 году (размещение музыки и фильмов на котором привело к тому, что сайт был идентифицирован американским правительством как «отъявленный пиратский рынок»), этот сайт-нарушитель избежал каких-либо санкций».

И далее: «В последние несколько лет из всех индустрий, основанных на авторских правах, только уровень пиратства на рынке ПО в России имел тенденцию к снижению. Уровень пиратства значительно снизился: с 87% в 2004 году до 63% в 2011. Это было достигнуто благодаря уголовному и гражданско-правовому преследованию нарушителей и прогрессу с легализацией государственных учреждений».

Уровни компьютерного пиратства рассчитывает компания IDC по заказу базирующегося в Вашингтоне альянса BSA (The Business Software Alliance), объединяющего крупных производителей программ, таких как Microsoft, Adobe, Autodesk и других.

Объективности ради: да, софтверная индустрия с двухтысячных чувствует себя неплохо, за счет пролоббированных в нулевые годы изменений законодательства и проведенной работы с правоохранительными органами. В части всего остального IIPA крайне негативен. Это отражает мнение других индустрий, основанных на авторских правах, общий подход которых сводится к простой идее: чем сильнее ты критикуешь российское правительство, тем больше шансов на то, что удастся добиться позитивных для себя изменений.

В последнем 301-м отчете американцы интересно поступили с традиционной категорией Priority Foreign Country (PFC) – то есть страной, вызывающей наибольшую озабоченность с точки зрения пиратства. В прошлом году такой страной была названа Украина, в этом же году такую страну не обозначили вовсе. В отчете лишь сказано, что на Украине есть проблемы, но «в связи с текущей политической ситуацией на Украине, никаких действий предприниматься не будет». Понимай как хочешь – то ли осталась Украина самой пиратской страной, то ли нет.

В отчет в прошлом году включали и список «пиратских рынков» (там были в “Горбушка” и “Савеловский”) или онлайн-ресурсов. В 2010 такой список стал публиковаться отдельно (в этом году – 12 февраля), что сделало весь «301-процесс» еще более масштабным и занимательным, теперь уже два раза в год есть повод поговорить об интеллектуальной собственности американских правообладателей.

Из российских «пиратских рынков» там с 2011 года ежегодно упоминается «ВКонтакте»: «стилизованный под социальную сеть, чрезвычайно популярный в России и окружающих странах. Хотя в целом социальные сети могут служить полезным целям, бизнес-модель этого сайта, похоже, включает обеспечение возможности несанкционированного воспроизведения и распространения, включая стриминг, музыкального и другого контента через сайт и ассоциированные с ним программные приложения». Также упоминаются сайты rutracker.org и rapidgator.net.

Что же сказано о России в последнем «Спецотчете-301″? Если коротко, Россия остается в списке стран, вызывающих особую озабоченность из-за продолжающихся значительных проблем с защитой интеллектуальной собственности, снижения активности правоохранительных органов в 2013 году, их неэффективности и отсутствия прозрачности, которая позволила бы контролировать производство контрафактных товаров в России, включая химикаты, электронику, информационные технологии, автозапчасти, потребительские товары. Россию призывают усовершенствовать законодательство и применять более эффективные меры по защите прав интеллектуальной собственности.

«Специальный отчет-301» создается при участии целого ряда американских ведомств, включая Госдепартамент, казначейство, департаменты сельского хозяйства, коммерции, труда, здоровья, занятости, департамент внутренней общественной безопасности и Агентство по авторским правам. Но в основе – мнение американской индустрии и интересы защиты американского рынка товаров и услуг.

Главный результат написания «Специальных отчетов-301» – о них говорят, спорят, на них ссылаются. Какие-либо санкции на основе этих отчетов вводятся редко.

Создание в России процедур и отчетов, подобных американскому 301-му, было бы адекватным инструментом во взаимоотношениях с американскими правообладателями и правительством. Это также способствовало бы продвижению интересов отечественных индустрий на международных рынках.

Об авторе: юрист, эксперт в области авторского права и информационных технологий, в 2066-2013 годах возглавлял юридический отдел по охране интеллектуальной собственности Microsoft в России – при нем компания провела 15 тысяч дел о нарушениях авторских прав Microsoft в РФ и СНГ, 99,9% из них были выиграны.