Выиграть мир

2232

Об авторе: Павел Чувиляев, член Союза писателей России с 2013 года.

Ход СВО на Украине обнадёживает: несмотря на небывалую поддержку НАТО, противник переломить ситуацию не смог. Распиаренное осеннее обострение, простите, контрнаступление украинцев привело к тому, что мы приросли территориями и объявили частичную мобилизацию. Эйфории и шапкозакидательства не нужно: до Победы ещё пахать и пахать. Но её контуры уже видны. Выиграть войну мы сможем, но выиграем ли мир? В истории России упущенных побед, увы, немало. И всегда по причинам внутренним. Ряд тревожных сигналов прозвучал и сейчас. Чтобы их купировать, нужно многое менять в гуманитарных сферах: культуре, науке, образовании, даже в развлечениях. И начинать надо сейчас.

Война закончена. Не забудем

Горячая фаза любого конфликта не длится долго: даже Вторая мировая война шла четыре года. Рискну сказать: если современный вооружённый конфликт длится более пяти лет, то воют не его номинальные участники – воюют ими. Это не наш случай: на Украине Россия действительно отстаивает свой суверенитет. Прогнозов и сроков окончания СВО давать не нужно, дабы избежать шапкозакидательства. Тем не менее, уже ясно, что они обозримы. СВО не закончится завтра. Но и четырёх лет, из которых полгода уже прошло, для неё многовато. Всё же Украина — далеко не Германия.

Мы выиграем войну, но выиграем ли мир? Нас ведь не оставят в покое. Враги нам гадили задолго до начала СВО, неистовствуют сейчас и всенепременно продолжат после заключения мира. Как сказал ещё в 2013-м начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ, генерал армии В.В. Герасимов:

«В XXI веке прослеживается тенденция стирания различий между состоянием войны и мира. Войны уже не объявляются, а, начавшись – идут не по привычному нам шаблону… И сами «правила войны» существенно изменились. Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия.

Акцент используемых методов противоборства смещается в сторону широкого применения политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных мер, реализуемых с задействованием протестного потенциала населения. Всё это дополняется военными мерами скрытого характера, в том числе реализацией мероприятий информационного противоборства и действиями сил специальных операций. К открытому применению силы зачастую под видом миротворческой деятельности и кризисного урегулирования переходят только на каком-то этапе, в основном для достижения окончательного успеха в конфликте.»

Добавлю, что в конце сентября 2022-го равноранговый враг — Главноком ВСУ В.Ф. Залужный — охарактеризовал Валерия Герасимова как «умнейшего из людей», заявил: «я у него учился», и признался, что до сих пор хранит в кабинете полное собрание трудов начальника нашего Генштаба. Признание из уст противника дорогого стоит! С другой стороны, вырос ученичок; оперился, почти всё понимает. И не оставит нас в покое никогда. Как и стоящие за его плечом и поющие ему дифирамбы военные специалисты стран НАТО.

Условия будущего мира не предполагают отката. Рыбка задом не плывёт: не умеет. Возврат к состоянию «до СВО», хотя бы на начало декабря 2021-го — невозможен. Не говоря о более ранних периодах. Было время, когда Запад Россию по головке гладил, а исподтишка гадил. Почему бы и нет: мы столько отдали за копейки, а то и вовсе даром. Больше Россия без угрозы её распада идти на уступки не может. Лучше всего об этом сказал 30 сентября 2022 года президент России В.В. Путин:

«Хочу ещё раз подчеркнуть: именно в алчности, в намерении сохранить свою ничем не ограниченную власть и есть подлинные причины той гибридной войны, которую «коллективный Запад» ведёт против России. Они желают нам не свободы, а хотят видеть нас колонией. Хотят не равноправного сотрудничества, а грабежа. Хотят видеть нас не свободным обществом, а толпой бездушных рабов…

…До богатств России Запад всё-таки сумел дорваться в конце XX века, когда государство было разрушено. Тогда нас называли и друзьями, и партнёрами, а на самом деле относились как к колонии – из страны выкачали триллионы долларов по самым разным схемам. Мы все всё помним, ничего не забыли.»

А раз «не забыли», то и мир нам нужен не абы какой. Парадокс, но войны ведутся, чтобы их… не было. Итоги СВО должны быть такими, чтобы к нам и лет через 50 лезть опасались. Но не как к буйному психу, коим нас сейчас изображают на Западе, а как к мощному, равноправному и уважаемому партнёру. Отношения с Западом должны быть нормализованы, но без эффекта украденной или упущенной победы. То же касается и Украины, если она останется независимым государством.

Растерянные и потерянные

Говорят, выиграть мир сложнее, чем войну. Что подтверждает реальность. Во время частичной мобилизации в России мы видим очереди в военкоматы. Но и очереди на границах видим тоже: КПП «Верхний Ларс» на границе с Грузией, Казахстан. Возникло даже новое «туристическое» направление: Монголия. Не стоит (да в информационную эпоху и не выйдет) скрывать, что некоторые наши граждане предпочли сбежать. Их немного, менее 4% от плана в 300 тысяч мобилизованных. Смешно, но многие из них не подлежат мобилизации. Паникёры. Зато телевизионную картинку они создают выгодную для противника. Настоящий военный успех Украины — не тяни-толкай «контрнаступов», а растянувшаяся на 20 км очередь на выезд машин с российскими номерами у «Верхнего Ларса». Информационные войны нынче ведутся именно так.

У нас 20 км предателей и дезертиров? Ах, если бы… Предатель прост и понятен. У бегущих основная эмоция: растерянность. Это несчастные люди, обманутые и запуганные вражеской пропагандой. Они думали, что бегут от ужасов войны в светлый западный или восточный рай. А их для начала заставляют продавать автомобили за 1% от рыночной стоимости. Вспомнился Остап Бендер на румынской границе: «Бранзулетка!» Вот снимут с них, как с него, шапку с шубой, да в горах, да в предзимье — глядишь, начнут что-то подозревать. А потом и прозревать. В России-то мобилизованных не раздевают. Наоборот: обмундировывают бесплатно, за государственный счёт. И на передовую не отправляют; их главная задача: контроль освобождённых территорий. Тем не менее, испугавшиеся для России не потеряны. Думаю, весьма скоро многие из них захотят добровольно вернуться. Им можно и нужно помочь.

А предателей и дезертиров надо искать в других местах. Например, среди деятелей культуры, политологов и журналистов, чесанувших за границу при первых раскатах СВО. Они не стесняются поливать Россию грязью, восхвалять Украину, и открыто желать нашему Отечеству поражения. Подпевалы вражеские! Ещё можно обратить внимание на факультет журналистики МГУ. Вроде бы, идеологическое заведение, даже ВУС (военно-учётную специальность) у них: «политрук». Но вряд ли те политруки поднимут солдат в атаку. Разве что, со стороны врага. Потому что большинство студентов журфака публично высказываются против СВО. А травля тех, кто поддерживает государство, достигла такого накала, что скандал дошёл до Госдумы. Пожалуй, это люди потерянные. На мой взгляд, критерий должен быть такой: уехал и сидит тихо — заблудшая душа, потенциально наш; по возможности помочь. Уехал и Россию хает — отрезанный ломоть; на осину предателя! И пусть не ждут амнистии: государственная измена бессрочна, а достанем везде. Остался, но активно выступает с антироссийских позиций — мягкие санкции, чтобы перестал вредить. Но после заключения мира амнистировать.

Мягкость в последнем случае желательна потому, что не трус; достоин уважения. А главное: не дай нам Бог без разбору начать махать дубинкой! Наши враги только того и ждут. Тыкают указкой: смотрите, смотрите: Мордор! Период подготовки к горячей фазе конфликта и непосредственно военных действий — всегда время ограничения свобод и жёстких решений. Но для задачи выиграть мир это не работает. Для её решения Россия должна стать привлекательной. Чтобы свои радовались, а чужие завидовали. В том числе жители присоединённых территорий. Сейчас украинские бомбы на головы валятся, и там более 90% за Россию. А как перестанут? Мы же этого добиваемся, правда? Интеграция простой не будет: сразу возникнет множество вопросов, требующих ювелирной точности и определённой мягкости. Без попустительства, но и без военного нажима.

Немаловажен и международный имидж России. Как всякий обыватель, западный — туп и подвержен пропаганде. Мало заставить Европу зимовать при свечах и топить дровами. Надо ещё указать её жителям на виновника их несчастий. Сейчас они считают таковым диктатора Путина, который им газ отключил. С такой позицией они не только не снесут враждебные России западные правительства, но наоборот: озлобленно поддержат их военные расходы на помощь Украине. Чтобы Путина быстрей победили и газ дали (что это невозможно, распропагандированные обыватели не понимают). Нам же надо, чтобы они тыкали свою власть носом: оказывается, Путин-то умеренный и осторожный лидер. И в декабре 2021-го он ничего особого не требовал. Просто не захотел добывать нефть и газ под прицелом ракет НАТО. Когда под конвоем пашешь, это называется ГУЛАГ. Путин поинтересовался: что такого страшного совершила Россия, что её на каторгу? С 2007 года спрашивал, но за 15 лет вразумительного ответа не получил. Западные лидеры оказались профнепригодны: впали в истерику и не смогли договориться. Газ отключили из-за них. Политика — искусство возможного. Так езжайте, новоизбранные западные лидеры, на переговоры с Путиным: используйте возможности, договаривайтесь. Но чтобы газ был!

Либеральный застой

Чтобы выиграть прочный мир, Россия, в первую очередь, должна решить проблемы внутренние. Как сказал, комментируя скандал на журфаке МГУ, спикер Госдумы РФ В.В. Володин: «Нам надо с вами изменить, в принципе, отношение ко многому.» Полностью согласен! Только к чему, вернее, кому, и как?

К сожалению, в России в последние четверть века случился либеральный застой. Закономерно приведший к деградации. Везде одни и те же лица и голоса; тусовка и междусобойчик хуже мафии. СМИ, Интернет, вузовские кафедры, театры, издательства — всё плотно обсели люди якобы либеральных взглядов. Почему «якобы»? Пост-советский российский либерал на поверку оказался… совсем не либерален. Либерализм требует изрядного чувства юмора, поскольку, в первую очередь, применяется к себе и своему окружению. Мы же видим людей слишком серьёзных, даже мрачных. Они сидят и решают: тот рукопожатый, а этот нет. Поэтому тому мы расстелем ковровую дорожку, а этого никогда и никуда не пустим. Даже если тот — бездарь, а этот — гений. Главное не профессиональные достижения, а светлое лицо, белое пальто и идеологически верная позиция. Хуже, чем при коммунистах, ей-Богу! КПСС была большой; из-за размера в ней были разные течения. Творческий человек мог найти себе покровителя, не совсем уж крокодила. Здесь же… Открою секрет: до начала СВО вся столичная либеральная публика легко помещалась в электронный планшет. Там от силы 3 тысячи человек; после весеннего забега осталось около тысячи. Каждый мог (и до сих пор может) позвонить каждому. Не хочу ругаться, но поневоле вспомнишь русскую пословицу: «рука руку моет — вор вора кроет». Не все либералы воры, хотя бюджет пилят с удовольствием; громкие примеры есть. Но круговой порукой повязаны все.

Первым шагом очищения я бы отправил на пенсию всех оставшихся; в 90% случаев возраст позволяет. А вторым — проследил, чтобы вернувшиеся из эмиграции (они будут обязательно: у победы много отцов) больше нигде и никогда не занимали руководящих должностей. По принципу: зад поднял — место потерял. Жёстко репрессировать не надо: предателей, на коих я указал выше, на самом деле немного: десятка три, и то с горкой. Но они очень шумные. У каждого чуть ли не ежедневно по два-три эфира, считая стримы. На Западе деньги считают и заставляют иуд отрабатывать сребреники в поте лица. А людям с чуть иной позицией, даже уехавшим, трибуну не дают. Информационный голод, о чём ниже. Так создаётся выгодное для врага впечатление, что вся эмиграция — поголовно проукраинская. Далеко не вся! Да и прозрение у людей постепенно наступает. Скоро они потянутся обратно. Принять можно, но руководить и решать судьбы других они больше не должны. Хватит!

Только после этого имеет смысл начинать расчистку авгиевых конюшен. Почему бы не начать, например, с переписывания учебников, как требуют негодующие патриоты? Например, депутат Госдумы Пётр Толстой по поводу ситуации на журфаке МГУ сетовал: «Проблема не в форме, не в травле, не в драках, а проблема в содержании. И эта проблема содержания – она, кстати, и наша с вами ответственность. Потому что их 30 лет учили другому.» А кто учил-то? Кто писал учебники и методички? Те же знакомые всё лица! И переписыванием они займутся с удовольствием, если дать им вернуться на ответственные посты. Чужих не пустят. Это сетевая структура, или, если угодно, плесень. Пока всю не вычистишь, не избавишься. Оставишь хотя бы крохотный кусочек — и вскоре наш общий дом опять начнёт гнить.

За 30 лет нагадили нам изрядно. Смотрел я репортаж с «Верхнего Ларса» и поймал себя на мысли: иностранцы. Лица родные, русские — а в собственной стране чужаки. Им очень страшно. Оттого в глазах тоска-растерянность: непонятно, от кого ждать помощи, а от кого вражды и смерти. Сбита сигнальная система «свой — чужой». Как так вышло? Против России Западом была предпринята целенаправленная и, к сожалению, иногда небезуспешная попытка слома базовых ценностей. Война вещь страшная, но честная. Она всё обнажает, полутонов нет. Сейчас мы видим и разгребаем последствия идеологических диверсий, прямо по Валерию Герасимову.

Причём здесь IT?

Диверсанты тихие; работа у них такая. И тут никто не кричал, что всех русских надо убить или переделать. Это к большевикам или украинцам. Гуманитарные либералы действуют тоньше. Президент России В.В. Путин 30 сентября 2022 года сказал и об этом:

«Подобная самоуверенность — прямое порождение не только пресловутой концепции собственной исключительности – хотя и это, конечно, вызывает удивление просто, – но и настоящего информационного голода на Западе. Правду утопили в океане мифов, иллюзий и фейков, используя запредельно агрессивную пропаганду, врут напропалую, как Геббельс. Чем невероятнее ложь, тем быстрее в неё поверят – вот так и действуют, по этому принципу.»

Верховный Главнокомандующий обобщает, как и положено стратегу. А вот пример конкретной тактики: цифровые экосистемы. В пару-тройку лет тема весьма модная. Плохо ли жить внутри них? Очень хорошо! Пользователь комфортно себя чувствует в цифровом мире. Всё всегда под рукой: куртку в химчистку — вот кнопка; детей в школу — вторая; к врачу записаться — третья; кредит на всё это взять — и такая есть. Везде скидки и бонусы: экосистема-то одна. Казалось бы, никаких идеологических диверсий; сплошное облегчение жизни трудящихся и увеличение человеческого (сиречь, гуманитарного) капитала. И бизнесу хорошо: у него клиенты постоянные. Внутри экосистемы затраты на рекламу минимальны, а часто вообще стремятся к нулю. Она автоматически рекламирует в зависимости от предпочтений пользователя. Своеобразный зонтик. Раньше такими были холдинги, но у отдельных подразделений не было самостоятельности. Да и действовали они в основном в промышленности. А тут бизнес нацелен на конечного потребителя. И схема не жёсткая: формально никто не мешает конкретной фирме входить одновременно в несколько экосистем. Со всех сторон полезная вещь! Как бы и в России их сделать?

Только вот содержание и наполнение подкачало. Анализ существующих в мире цифровых экосистем – а именно знакомство со свежими данными на эту тему подтолкнуло к написанию того, что вы, уважаемый читатель, наполовину уже прочли – показывает, что они, эти экосистемы, весьма сильно зависят от… идеологических предпочтений своих владельцев. У экосистемы есть право отказать неугодной фирме (или пользователю) в сотрудничестве без объяснения причин. Оспорить такое решение (например, в суде) нельзя. С пользователями ещё ничего: берут более-менее всех. Пока. А вот для бизнеса критерии входа весьма размыты: «за всё хорошее против всего плохого». Либералы такое очень любят. Ведь на деле это оборачивается возможностью в любой момент обвинить в чём угодно, навесить ярлык и выкинуть вон с волчьим билетом.

Анализ мировых экосистем приводит к выводу: устойчивые изменения, которые происходят сегодня в человеке (особенно в детях), при полном погружении в экосистемы радикально изменяют ценности погрузившегося человека. Интересно, «изменения» — сами по себе, от сырости «происходят»? И почему ценности обязательно должны меняться «радикально»? А я скажу. Потому, что в школах под зонтиком экосистемы (сказано же: «особенно в детях»!) будут втюхивать либерализм и толерантность, а банк либералу кредит даст, а патриоту — подумает. Не верите? А вот факт: до окрика Центробанка российские банки отказывались предоставлять мобилизованным кредитные каникулы. Жадность? Может быть. А может, и расчёт. Подойдёт к солдатику добрый человек со стороны противника и предложит взнос за кредит погасить. Чисто по дружбе. За маленькую услугу; пустячок: например, сказать, где склад боеприпасов.

Как банк среди клиентов либерала от патриота отличит? Так он сведения (высказывания) из соцсетей собирает; экосистема же. Вместо предоставления широких возможностей цифровизации, действующие экосистемы загоняют пользователей в узкий коридор. И, в обмен на комфорт, лишают их самого главного: ВЫБОРА.

Тем больше стимул для нас, России, в национальных экосистемах этот выбор предоставить! Это станет реальным вкладом в привлекательность страны. Разумеется, наши базовые ценности должны быть защищены, о чём не раз говорил президент России. Никакой пропаганды гомосексуализма или педофилии, ни под каким соусом допускать нельзя. Должны соблюдаться права детей, в том числе по защите от вредного контента. Словом, действующие в России экосистемы должны строго соблюдать наше законодательство. Не желают — вон с рынка; он им, видимо, не нужен. Отдельный разговор про манипуляции сознанием, как общественным, так и индивидуальным. Нас (и не только) этим бьют. Гиперинформационная эпоха, Интернет открыл ящик Пандоры. Дело новое; эволюция просто не успела выработать природную защиту. Для русской цивилизации этот яд особенно опасен: в нашей культуре сильна подражательность. Что имеет свои плюсы: мы способны понять и переварить всех. Но и минусы: русским легко заморочить голову. Вплоть до того, что сами своё государство разрушим, как в 1917-м или 1991-м. А потом будем воевать с его бывшими частями. Не надо нам больше такого! Некоторые ограничения вседозволенности в Сети стоят сохранения нашего общего дома. Пример: я курильщик, и меня это не красит. Но я никогда не курю лёжа. Хотя прилечь с сигареткой иногда очень хочется. Но я в курсе статистики пожаров и способен ограничить себя ради своей же безопасности.

Но если мы хотим быть привлекательными, то должны не только запрещать, но и просвещать, и создавать условия для правильного употребления плодов просвещения – по формуле «выбирать можно всё что не запрещено». В российских экосистемах выбор должен быть постоянным. Во время войны это не нужно; там командир думает. Но, чтобы достичь прочного мира, надо не повторять чужие лозунги и сладкие речи, а думать своей головой.

При этом принципиально важно иметь ввиду, что серьёзные вопросы голосованием («кликами»; обратите, пожалуйста, внимание на двусмысленность термина) не решаются. У всякой идеологии, и наша не исключение, есть фундамент, то, что принято называть «традиционными ценностями». Настойчивые многолетние попытки девальвировать этот термин для русских сами по себе показательны, поскольку демонстрируют их, традиционных ценностей, важность и необходимость. Так вот, традиционные ценности – предмет нашей общей, т.е. государственной, защиты. Выбор тут возможен только в одной, категоричной, форме: ты с нами или ты против нас.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: