Паспорт болельщика против ковида: какой счёт

На этой неделе Минцифры сообщило, что «почти 40 тысяч человек посетили матчи третьего тура РПЛ в пяти городах»; города эти: Екатеринбург, Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Самара, Сочи.

Хорошо, давайте посмотрим на «почти 40 тысяч» внимательнее. Прежде всего обнаружится, что тысяч не 40, а 34,1, если верить РПЛ. Как ни насилуй слово «почти», сделать с его помощью 40 вместо 34 нельзя.

Статистика посещаемости третьего тура РПЛ сезона 2022-2023 (с) premierliga.ru

Поздравляю вас, граждане министерство, изказимши.

Далее, что такое «почти 40 тысяч»? Это много или мало? С чем сравнивать?

Давайте сравним со средними данными домашней посещаемости тех же стадионов (Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону, Самары и Сочи) тремя годами ранее, в сезоне 2019-2020. Сравнение будет почти корректным, т.к., во-первых, третий тур, в котором случилось «почти 40 тысяч» пришедших на стадионы болельщиков, команды перечисленных городов играли именно дома. Во-вторых, ковидный локдаун случился в апреле 2020, под конец чемпионата, т.е. вход на стадионы, можно считать, в сезоне 2019-2020, как и в третьем туре нынешнего сезона, никто не ограничивал. Несложная арифметика даёт 62 949 человек в среднем на тур. Для желающих проверить – источник.

Мы могли бы заявить, применяя министерский приём, что 62 949 «почти» вдвое больше, чем 34 000. Но нет, не вдвое, а в 1,8 раза.

Однако коварное «почти» в наших расчётах тоже присутствует, даже хуже того: вывод «три года назад болельщиков на стадионы ходило в 1,8 раза больше» неверен из-за несопоставимых исходных данных. В сезоне 2019-2020 в РПЛ не играл Нижний Новгород, так что средняя посещаемость нижегородского стадиона в том, доковидном сезоне равна нулю. Это существенно.

Есть и иные убедительные причины считать, что 1,8 раза – сильно заниженная оценка, но не будем на них останавливаться.

Осталось выяснить два момента. Первый: почему Минцифры вдруг стало официально сообщать о новостях спорта?

Потому, что в Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Самаре и Сочи в третьем туре были обязательны т.н. паспорта болельщика. Техническое обеспечение этой инновации – ответственность Минцифры. Отсюда (необоснованная) министерская гордость по поводу «почти 40 тысяч» граждан, прошедших на стадионы по электронной метке.

Второй: почему без электронной метки на стадионы приходило гораздо больше людей? Не в паспорте ли болельщика тут дело?

Именно. Дело в нём. Дело в унизительной и технически непростой, с посещением одного из ограниченного числа МФЦ, процедуре превентивного взятия на полицейский учёт граждан, желающих смотреть футбол не по телевизору. Не все готовы этой процедуре подвергаться.

См. также: Цифровая Трансформация, или Карта Болельщика >>> 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь