Существование «Почты России» поставлено под законную угрозу

2594

Закон об акционировании «Почты России», обсужденный комитетом Госдумы в четверг предыдущей недели, собрал вялую прессу. Занятность теме придал разнобой – «Ведомости» утверждают, будто бы Счетная палата поддержала акционирование «Почты России», а «Известия» пишут равно противоположное.

Между тем без огласки произошло весьма важное событие: прояснилась, пусть в первом приближении, судьба второго по числу занятых – 350 тысяч – предприятия России. В ходе обсуждения судьбы «Почты России» депутаты сравнили замысел почтовой реформы с залоговыми аукционами 90-х и заявили о нежелании брать на себя ответственность за акционирование «Почты России» по предложенному Минкомсвязью плану.

Чем мы рискуем

«Почта России» – это не просто предприятие. Это государственный институт, сохранение которого для России с ее географическими особенностями равно обеспечению целостности страны. По словам участника слушаний депутата Московской городской Думы Владимира Платонова, почтовая служба – «это инфраструктура, обеспечивающая функционирование всей государственной системы. Почтовый адрес является идентификатором любого лица или объекта. В Российской Федерации заложен принцип территориальности. На нём построены суды, медицина, военкоматы, образование и вся государственная система. Так можно ли государству это терять?»

Риск утраты государством почтовой инфраструктуры в результате акционирования «Почты России» между тем существует, более того, он реален. Комментируя для D-Russia.ru итоги слушаний, первый заместитель председателя комитета Госдумы по собственности Валерий Селезнёв заявил, что на предлагаемый Минкомсвязью план акционирования «Почты России» в том виде, в каком он представлен сейчас, нельзя соглашаться «ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах». Смысл акционирования почты при условии, что 100% акций остаются у государства, непонятен, и в проекте закона, кроме того, нет прямого указания, что «Почта России» останется в собственности государства. Как только почта станет акционерным обществом, основной ее задачей окажется извлечение и увеличение прибыли, а социальные функции перестанут быть приоритетом. Убыточные отделения неизбежно ликвидируются, люди останутся без привычного сервиса доставки пенсий и социальных пособий, многие тысячи сотрудников лишатся работы. Это для государства неприемлемо.

Вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, председатель комитета Госдумы III, IV и V созывов по собственности Виктор Плескачевский, будучи принципиальным сторонником приватизации, полагает, что в стране слишком много госсобственности, которая в частных руках принесла бы больше пользы людям – но согласиться с предложенным планом акционирования «Почты России» он не может в силу его неподготовленности. Во-первых, не учтено должным образом имущество предприятия, и потому непонятно, что именно подлежит приватизации. Во-вторых, выбрана форма акционерного общества – это не лучшее, не обоснованное решение. В-третьих, авторы плана приватизации «Почты России» не предложили к рассмотрению ясного пути трансформации предприятия в прибыльное. Плескачевский считает, что реформаторы нуждаются в помощи профессионалов, которые помогли бы такой план выработать – проблема тут не в чьей-то злонамеренности, а в недостатке опыта и квалификации.

Как проходили парламентские слушания

Комитет Госдумы по вопросам собственности в следующем составе провел 23 октября парламентские слушания «Приватизация Почты России: цели, подходы, результаты и последствия». В распоряжении D-Russia.ru имеется стенограмма мероприятия.

Открыл его председатель комитета Сергей Гаврилов. Во вступительном слове он перечислил подлежащие решению проблемы:

  • отсутствует финансовая модель предприятия, поэтому непонятно, как будут получать прибыль акционеры;
  • не завершено формирование уставного капитала «Почты России», не сделана оценка финансового и инвестиционного потенциала предприятия;
  • велики риски неконтролируемого отчуждения собственности «Почты России» от государства;
  • в предложенном для рассмотрения тексте закона отсутствуют нормы распоряжения имуществом после приватизации, а «по умолчанию» АО может распоряжаться своим имуществом без согласования с государством; отсутствуют критерии определения избыточной собственности предприятия;
  • норма, предусматривающая, что приватизация осуществляется без включения в прогнозный план приватизации, не дает возможности осуществления контроля за ходом приватизации со стороны Счетной палаты и Госдумы;
  • отсутствуют социальные гарантии для сотрудников предприятия;
  • не определено, как будет решаться судьба госпакета акций после акционирования;
  • планируемое создание почтового банка несет дополнительный риск;
  • следует соблюсти логику издания документов: концепция развития почтовой связи – новая редакция законопроекта о почтовой связи (поскольку к текущей версии, внесенной в ГД, имеется около 800 замечаний) — стратегия развития «Почты России» (ее нет) – и только потом закон об изменении правовой формы предприятия (приватизации).

Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Михаил Евраев выступил следом. Картину он нарисовал такую: «Почта России» лежит в руинах, однако новый менеджмент всего за год вдохнул в эти руины жизнь, а если дать ему волю, приведет предприятие к полному благополучию – через акционирование, приватизацию и создание почтового банка.

Руины выглядят так: зарплата 350 тысяч сотрудников отстает на 40% от средней по стране (к топ-менеджменту это не относится, что касается гендиректора предприятия Дмитрия Страшнова, то, по словам министра связи Николая Никифорова, на почте за восемь месяцев 2013 года он заработал только 2,9 миллиона рублей), текучесть кадров достигает 30%. Среди 42 тысяч отделений 35 тысяч требуют ремонта, более 8 тысяч не имеют доступа к Интернету («Ростелеком» дает иные сведения – не 8, а 6 тысяч отделений сидят без Интернета).

Новое руководство кое-чего уже добилось – удалось не допустить новогоднего коллапса почты прошлой зимой, введен в строй новый логистический центр. «Почта России» не предполагает просить денег из бюджета. Банк при «Почте России», если и будет создан, то как отдельное юридическое лицо без смешения банковского и почтового дела.

Вариант акционирования, предусмотренный законопроектом, может занять год-полтора (запомним этот срок. — Ред.), 100% акций «Почты» будет у государства. Кто будут акционерами? Да сами же граждане и будут! Они должны поверить в «Почту России» и отнести туда свои деньги (именно так замминистра и сказал, не верите – прочите официальное сообщение министерства – ред.). Основной производственный персонал ждет повышение зарплаты в два раза, до 33 тысяч рублей в среднем (докладчик, правда, не сказал, когда именно это произойдет, и что двукратный рост посчитан вместе с социальными отчислениями, т.е. на руки люди получат отнюдь не вдвое больше прежнего).

Генеральный директор «Почты России» Дмитрий Страшнов повторил за Евраевым описание трудного положения, в котором находится предприятие, добавив несколько штрихов: так, например, 30 тысяч сотрудниц постоянно пребывают в декретном отпуске или в отпуске по уходу за ребенком. Привел в пример Германию и Италию, где почта стала прибыльным бизнесом благодаря доходам государственных почтовых банков.

Дмитрий Страшнов намерен сохранить подписку и использовать франчайзинг, передавая право работать от имени «Почты России», например, магазинам. По словам участника заседания, отвечая на вопросы журналистов о риске распродажи активов «почты России», Страшнов «сумел ничего конкретного не сказать, но то, что сказал, скорее пугает, чем успокаивает».

Презентацию доклада Страшнова см. здесь.

Виктор Плескачевский сформулировал опасения на сей счет более определенно: «В чем цель – украсть здание Главпочтамта?» Сказано это было, правда, для иллюстрации тезиса «перевод ФГУП в ОАО само по себе не дает повышение эффективности». А рассматриваемый закон именно приватизацию, а не повышение эффективности, имеет главной и единственной целью. Вот выдержка из стенограммы выступления, обращенного авторам плана акционирования:

«Почему для целей повышения эффективности вам нужно поменять правовую форму? Чего вам не хватает сегодня для выстраивания бизнес-модели…? Я слышу: давайте сделаем банк, он будет финансировать у нас ту самую дотируемую часть. А сам будет что, нищим? Это называется перекрестное субсидирование. В базовых курсах MBA говорят, что каждый бизнес должен быть самоокупаемым, друг друга бизнесы поддерживать не должны, это не бизнес-модель, это какая-то благотворительность. О почтовом банке. Да, лет 30-40 назад эта модель была очень актуальная, когда ещё деньги возили мешками… Сейчас, когда деньги – категорически электронная форма, …при чём здесь почтовый банк? …Поэтому я не вижу пока той бизнес-модели, которую вы сами видите в развитии почты»

Председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин обнадежил собравшихся словами о том, что политического решения Дума не приняла. Срок подачи поправок к закону о почтовой связи прошел, правительство поправки не внесло. А еще и стратегии развития у «Почты России» нет, какая же может быть приватизация?

Выступил также вице-президент Deutsche Post по стратегическим вопросам и регулированию деятельности Вольфганг Пикафе (Wolfgang Pickavé), который консультирует «Почту России». Он строго держался презентации, о «Почте России» не говорил, делился немецким опытом почтовой реформы, первые попытки которой относятся к 60-м годам прошлого века.

Владимир Платонов усомнился в успехах нового менеджмента «Почты России» («у меня другие цифры», сказал депутат) и перспективах ее приватизации за полтора года.

Исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Юрий Кормош заявил, что сегодня «создавать 40 тысяч банковских отделений нецелесообразно и неэффективно».

Аудитор Счётной палаты РФ Максим Рохмистров сказал, что Счетная палата поддерживает принятие закона, но с учетом устранения всех замечаний, и обратил внимание, что недопустимо акционирование без включения в прогнозный план приватизации – это ведет к «утрате контроля» и «коррупционным рискам».

Представитель Следственного комитета высказал опасения перехода имущества почты в частную собственность, непонимание, почему нельзя реализовать бизнес-модель через ФГУП, и пообещал «внимательно следить» за ситуацией с акционированием «Почты России».

Когда казалось, что у замысла почтовой реформы нет ни одного сторонника, кроме Страшнова и Евраева, слово взял член Госсовета Удмуртии, руководитель удмуртского филиала «Почты России» Юрий Кайгородов. Он сказал, что 30 лет он работает на почте, и ничего там не меняется, становится только хуже, люди держатся на руинах из последних сил, и вся их надежда – акционирование. Земляки дали Кайгородову наказ, чтобы без закона он не возвращался.

Однако ситуацию Юрий Кайгородов не спас. Следом выступили независимый эксперт Александр Орешкин, руководитель Совета по стратегическому развитию ФГУП «Почты России» Илья Ломакин-Румянцев, председатель «Альянса в поддержку института подписки на газеты и журналы» Вячеслав Керов, заместитель начальника Управления президента РФ Павел Пугачев, Валерий Селезнев, аудитор Счётной палаты РФ Максим Рохмистров. Ни один предложения Минкомсвязи и менеджмента «Почты России» не одобрил – за исключением чрезвычайного осторожного Ломакина-Румянцева, который хвалил немецкий опыт и одобрял планы реформирования почты, но завил о поддержке «предложения представителя Следственного комитета, и представителя РСПП, и Счётной палаты о необходимости очень тщательного контроля за всем этим процессом, чтобы, не дай Бог, не дойти до отрицательных результатов».

Другие выступающие употребляли иные термины: «коррупционная составляющая», «рассогласование законопроекта с Земельным кодексом», «Deutsche Post в ходе реформы оставила 240 тысяч сотрудников из 380 тысяч», «похоже на залоговые аукционы 90-х».

Селезнёв даже вступил в нелицеприятную полемику с Евраевым, предложив ему уйти в отставку: «Вы когда-то говорили здесь, если я не ошибаюсь, что если не получится, уйдёте. Вот что вам мешает, я не знаю». (Уточнение от 31 октября: из-за неясности в стенограмме возможна неточность: Валерий Селезнёв, утверждает пресс-служба Минкомсвязи, адресовался к гендиректору «Почты России» Дмитрию Страшнову, а не к Михаилу Евраеву; участник слушаний не смог внести ясность, а с Селёзнвым связаться не удалось, дополнительное уточнение будет сделано позже. – Ред.)

Гаврилов в заключительном сказал, что «депутаты не хотят нести ответственность за высокие риски, за коррупционные риски, риски отчуждения огромного массива земли и недвижимости».

Можно ли сейчас акционировать «Почту России»

Ни анализ нынешнего состояния и планов развития предприятия, ни зарубежный опыт не позволяют ответить на этот вопрос положительно. Слишком уж много здесь обоснованных сомнений.

Собственно, анализировать с цифрами на руках просто нечего. У «Почты России» нет стратегии развития – по крайней мере, утвержденной. Нет поэтому и бизнес-модели, на которой можно было бы проверить, просчитав, варианты создания прибыльного сервиса. В докладах Страшнова и Евраева описания бизнес-модели «Почты России» после акционирования также нет, есть только цели, общие слова о методах их достижения, и как главный метод рассматривается (со ссылкой на зарубежный опыт) создание почтового банка.

В нынешней ситуации в России, которая по уровню развития инфраструктуры отличается от Германии и Италии, создание еще одного, третьего после Сбербанка и ВТБ24 (включая его «дочку» «Лето банк») государственного розничного банка с 43 тысячами отделений (для сравнения – у ВТБ24 сейчас 1050 отделений, еще 450 у «Лето банка») проблематично. О чем, собственно, и сказал на парламентских слушаниях представитель Ассоциации российских банков (АРБ).

Максим Рохмистров в разговоре с корреспондентом D-Russia.ru заявил, что Счетная палата направила в Госдуму официальное заключение об акционировании «Почты России». Основное в этом заключении: к первому чтению в Госдуме в документ следует внести поправки и устранить замечания Счетной палаты. В нынешнем виде ведомство с документом не согласно, поскольку считает неприемлемыми риски недополучения доходов, коррупционные риски, и многое другое.

Александр Орешкин предполагает, что единственный источник поступления средств при приватизации – распродажа наиболее привлекательных государственных активов, в частности, зданий московского и санкт-петербургского Главпочтамтов.

Ссылки на зарубежный опыт говорят не о перспективности планов реформирования «Почты России», а совсем наоборот – об их нереальности. Так, например, Япония намерена приватизировать национальную почтовую службу к 2018 году, начав реформу в 2005-м. Более 10 лет потребовалось небольшой стране с развитой инфраструктурой. Наши реформаты намерены уложиться, как было сказано выше, в полтора года.

Еще дольше шла немецкая реформа почты, и не сразу она достигла успеха. Основой этого успеха стал превосходный, тщательно продуманный закон о национальной почтовой службе, и сопровождалось акционирование Deutsche Post сокращением 140-150 тысяч сотрудников.

Канада, страна, близкая России по географическим характеристикам (с ней традиционно сравнивают РФ на предмет применимости различных логистических схем и бизнес-моделей для доставки товаров), не приватизировала почтовую службу до сих пор. Та же ситуация и в США, где государство щедро дотирует национальную почту.

Итог слушаний

Для анализа предлагаемой схемы акционирования «Почты России» и применимости зарубежного опыта в данной статье уже нет места, D-Russia.ru намерен сделать это в следующих публикациях. Пока ограничимся констатацией итогов парламентских слушаний.

Прежде всего, предложения руководства Минкомсвязи и «Почты России» по акционированию предприятия комитетом Госдумы не одобрены – напротив, они вызвали настолько серьезные опасения депутатов и экспертов, что заместителю министра Михаилу Евраеву было предложено уйти в отставку.

Опасения Госдумы возникли из-за непродуманности, неубедительности планов реформирования почты – никто из участников обсуждения не понял, каким именно образом «Почта России» после акционирования станет прибыльным предприятием, оставаясь под контролем государства. Напротив, форма акционирования, предложенная реформаторами из Минкомсвязи, пугает сходством с залоговыми аукционами 90-х. Единственный очевидный источник средств для гипотетического акционерного общества – распродажа наиболее ценного имущества почты, включая здания почтамтов обеих столиц.

Даст ли опыт Германии, к которому апеллируют авторы предложений по акционированию «Почты России», желаемый результат, неизвестно, но применение этого опыта в России неизбежно будет сопровождаться закрытием почтовых отделений и увольнением более 100 тысяч сотрудников предприятия.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

2 КОММЕНТАРИИ

комментарии закрыты.