Системный проект электронного правительства РФ: как его обсуждали

458

В среду на конференции TAdviser в Москве состоялся круглый стол, посвящённый системному проекту развития электронного правительства в РФ до 2020 года – Экспертный центр электронного государства писал о нём накануне события.

Открыл мероприятие заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Козырев. Вот презентация, по которой он сделал доклад – оратор тщательно придерживался её, так что слайды дают достаточно точное представление. Для тех, кому не хочется листать презентацию, вкратце сообщим, что сказал замминистра.

На предыдущих этапах развития электронного правительства торжествовала формула «нормативка + пользовательский инженерный опыт» (слово «инженерный» имеет тот смысл, что разрабатывали электронное правительство айтишники, отсюда специфическое качество пользовательского интерфейса – ред.). Как следствие, сегодня мы имеем, в частности, разрозненные порталы органов власти. А нужен «электронный МФЦ», единое место, где удобно получить любую госуслугу. Но не надо считать, что электронное правительство равно госуслугам. Это ещё и функции государственного управления, и участие граждан в жизни страны, и межведомственное взаимодействие, и «единая [информационная] экосистема органов власти». Для этого надлежит развивать инфраструктуру электронного правительства. Услуги следует предоставлять, если это возможно, в реальном времени. Если раньше фокус был на количестве электронных госуслуг, теперь он – на возможности их получения, на доступности и на качестве. А ещё хорошо бы подключить к электронному правительству не только исполнительную, но судебную и законодательную власть. Финансировать электронное правительство надлежит не только из госбюджетов всех уровней, как это происходит теперь, но и за счёт частно-государственного партнёрства.

Позже, в заключение, отвечая на неоднократно заданные вопросы о статусе системного проекта – в какой мере он обязателен, будет ли материализован в НПА? – Козырев сказал: «Место этого документа среди документов стратегического характера, не имеющих силы НПА».

Конкретного, с цифрами на руках, анализа докладчик не привёл, чем оставил выступающим простор для выбора темы – они могли сами решить, что и о чём сказать, лишь бы тема хотя бы как-то относилась к электронному правительству.

Теперь о самом обсуждении. Начал его Михаил Брауде-Золотарёв (Директор Центра IT-исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ), который вдвое, несмотря на протесты модератора (главред TAdviser Александр Левашов), перебрал регламент, сетуя на то, что системный проект «на 70%» повторяет концепцию развития электронных госуслуг 2013 года и другие предшествующие системному проекту документы, «бессмысленные формулировки» и «высокую степень абстракции» изложения, которое настолько правильно, что «применимо к любой стране». По его мнению, требуют доработки такие положения, как развитие инфраструктуры, сервисы доверенной стороны, целевые архитектуры, целевой состав нормативно-справочной информации и т.п.

Зато время сэкономил заместитель директора департамента государственного регулирования в экономике Павел Малков из Минэкономразвития. Он ограничился замечанием: в системном проекте надо было уделить больше внимания вопросам развития инфраструктуры электронного правительства. А вообще Минэкономразвития будет давать свои замечания и предложения только на полный текст системного проекта, который в настоящее время Минкомсвязь не представила.

Заместитель председателя правления Пенсионного фонда России Николай Елистратов пожелал, чтобы системный проект разрабатывался на перспективу минимум до 2025 года, т.к. 20-й год для ПФР – это «уже завтра». Поддержав документ «в целом», Елистратов обратил внимание на кадровый голод, сказав, что поиск специалистов, сведущих в IT, для ПФР «боль».

Директор департамента IT и связи Минздрава Елена Бойко, выходец из нынешней Минкомсвязи, не высказала замечаний к документу, отметив, что не видит противоречий между обсуждаемым документов и пониманием вопросов развития электронного правительства Минздравом. «Координировать работу по созданию инфраструктуры электронного правительства должна Минкомсвязь», – подчеркнула Елена Бойко.

Заместитель директора департамента информационных технологий и связи правительства РФ Евгений Комар вслед за Павлом Малковым отметил, что в системном проекте следует больше сказать об инфраструктуре электронного правительства и задался вопросом: «Что это за документ? Чем он предусмотрен?» По мнению Евгения Комара, нужно определить, какие изменения и в какие нормативно-правовые документы должны быть внесены для реализации системного проекта. Системный проект надлежит связать с постановлением правительства РФ от 24.05.2010 N 365 (в редакции от 22.11.2013) “О координации мероприятий по использованию информационно-коммуникационных технологий в деятельности государственных органов” и другими документами – “Положением о координации мероприятий по использованию информационно-коммуникационных технологий в деятельности государственных органов”, “Правилами подготовки планов информатизации государственных органов и отчетов об их выполнении”.

Его поддержал директор по IT федерального агентства по делам национальностей Роман Сафронов: «Это в лучшем случае изложение принципов, обещание построить счастье. А в чём оно будет заключаться? Насколько вообще возможно декларируемое в системном проекте?» И добавил, что надо учитывать планы ведомств в связи с импортозамещением – сейчас «половина электронного правительства построена на импортном софте». Отметил, что предложенный документ слабо отражает содержание самого Системного проекта и на 80% посвящен услугам.

Сафронов предложил ориентироваться на перспективные технологии – большие данные, в частности. Для этого надо совместить по данным ведомственные IT-системы, а это «неподъемная работа».

Нужно сокращать число услуг. особенно много дублирующих услуг на муниципальном уровне. На муниципальном уровне нужна унификация услуг.

Возможно, есть смысл поручить ВЦИОМ опрос граждан, чтобы выяснить их ожидания от электронного правительства.

«Статус документа» оказался непонятен и начальнику управления систематизации и классификации информации в социально-экономической области федерального казначейства Дмитрию Тер-Степанову, отметившему, что в нем, по меньшей мере, должна быть информация о единой модели данных.

Директор Центра стратегических инноваций «Ростелекома» Борис Глазков системный проект похвалил словами «Новизны особой нет, агрегация информации хорошая, мне нравится, документ ничему не противоречит». Но тоже посетовал на нерешённые «инфраструктурные вопросы» и выразил пожелание иметь более чёткую оргструктуру управления проектом электронного правительства: кто за что отвечает, кто распоряжается ресурсами?

Заместитель губернатора Ярославской области – директор департамента информатизации и связи Эдуард Лысенко оказался решительнее, он говорил о необходимости «перезагрузить системное проектирование электронного правительства» и тоже отметил повторы из других документов. Сказал, что нельзя игнорировать тему импортозамещения и посвящённые ей поручения президента РФ.

Читать также: «Поручения президента Рунету» >>

А закончил выступление Лысенко предложением экспортировать разработанные для российского электронного правительства технологии «в Зимбабве и другие страны БРИКС».

Директор департамента информатизации правительства Тюменской области Александр Албычев говорил о проблемах региональных IT-министров. Главная из них – как исполнить добиться 80% электронизации госуслуг. В Тюмени этот показатель в 2015 году достиг 37%, причём 65% электронных услуг даёт запись к врачу, и резервов роста тут, как и в ещё трёх-четырех популярных услугах, которые обеспечивают главный вклад в общий показатель, похоже, больше нет. «Хотелось бы, чтобы вы это услышали. Может, не надо на 80% услуги ставить», – сказал Албычев.

Руководитель департамента IT и развития телекоммуникационных технологий Новосибирской области Анатолий Дюбанов отметил «смелость Минкомсвязи», которая «пошла на обсуждение» системного проекта. Он считает разумным «правильно выделить стратегическую часть [планов развития электронного правительства], так, чтобы она была неизменной». В этом смысле Дюбанов поддержал системный проект и высказался за то, чтобы ЕПГУ стал единственным сайтом, на котором предоставляются госуслуги.

Председатель Национального совета финансового рынка Андрей Емелин тоже похвалил системный проект и сказал о своих, финансово-рыночных бедах. Необходимо повысить достоверность данных в государственных IT-системах. Оказывается, недостоверна даже предоставляемая информация ФМС о паспортах, которая необходима банкам. СНИЛС, по которому сейчас гражданин идентифицируется для получения электронных госуслуг в ЕСИА, и который банки не имеют права использовать, следует интегрировать с информацией, которая была бы «достаточна для банковской идентификации».

Начальник отдела рисков Центробанка Юрий Божор говорил примерно о том же, но ещё привёл в пример Индию, где банкам гораздо проще получить данные о заёмщике – оказывается, уже миллиард индусов идентифицированы своим государством по радужной оболочке глаза или отпечатку пальца. Положительный пример, полагает Божор.

Директор департамента информационных технологий Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Юрий Торгашин счёл возможным «принять документ за основу» и по сути солидаризовался с Александром Албычевым – трудно обеспечить 80% электронных услуг, когда граждане могут их получить, но вместо этого требуют в МФЦ документ с синей печатью ведомства. Также сказал об импортозамещении, которое в системном проекте обошли вниманием.

Министр развития информационного общества Калужской области Дмитрий Разумовский поддержал Александра Албычева в вопросе о 80%, а о системном проекте высказался в том духе, что такие документы сразу не рождаются, это нормально – поработать над ним ещё три-четыре месяца.

Министр информатизации и связи Тульской области Ярослав Раков заявил, что обсуждаемый документ написан в слишком общих терминах, и правильнее было бы назвать его «концепцией». Необходимо включить в него вопросы подготовки специалистов и продвижения электронного правительства. «Электронное правительство – это не только услуги. Ничего нет про открытые данные, открытое правительство, гражданскую науку на основе обработки открытых государственных данных, когнитивные вычисления», – сказал Раков.

Завершил обсуждение председатель комитета по развитию информационных технологий и связи Мурманской области Тимур Лапин; он не сказал, что поддерживает Александра Албычева, но выразил надежду на то, «что будет услышан голос регионов».

После этого случились пару выступлений из зала. Председатель правления Центра компетенции по электронному правительству Владимир Дрожжинов полагает, что системный проект имеет смысл как рубеж, после которого проблема реализации электронных государственных услуг может считаться решённой, и далее продолжается эволюционный процесс наращивания числа услуг, совершенствования их интерфейса. Следует равняться на передовой опыт создания электронных правительств: «В 2016 году будет опубликован очередной рейтинг ООН развития электронных правительств стран мира, интересно будет посмотреть, на каком месте окажется Россия».

Затем Алексей Козырев, поблагодарив участников шедшего более двух часов круглого стола, закрыл мероприятие, попросив присылать замечания по системному проекту на адрес sp2020@minsvyaz.ru.

sp_2_3_16
На круглом столе (с) TAdviser

Руководитель Экспертного центра электронного государства Павел Хилов полагает, что представленный Минкомсвязью документ «вполне содержателен», но замечает, что трудно судить о содержании системного проекта по его «основным положениям», и это основная претензия к вынесенному на обсуждение материалу.

«Сформулированы скорее стратегические цели и задачи, но не описано, что и как надо делать – а именно это ожидается от системного проекта. Избыточное внимание, на мой взгляд, в документе уделено государственным услугам, хотя электронное правительство – это гораздо более широкое понятие. Целесообразно было бы усилить положения документа в отношении учётов, их систематизации и ведения. И рассмотреть варианты централизации инфраструктуры электронного правительства для регионов», – сказал Павел Хилов.