Решением по делу Буркова против Google Мосгорсуд создал прецедент снятия «корпоративной вуали» с транснациональной компании

74

Московский городской суд опубликовал текст решения, принятого 16 сентября по апелляции жителя Екатеринбурга Антона Буркова против компании Google, в котором мотивирует отмену решения суда первой инстанции несостоятельностью попытки ответчика, ООО «Гугл», избежать в российском суде ответственности за политику калифорнийской штаб-квартиры Google. Антон Бурков полагает, что созданный Мосгорсудом прецедент будет иметь последствия для других транснациональных компаний, работающих в России – местные компании, подобные ООО «Гугл», не смогут спрятаться под т.н. корпоративной вуалью, сославшись на свою несамостоятельность в бизнесе.

Антон Бурков, завкафедрой европейского права Гуманитарного университета, что в Екатеринбурге, обвинил Google в том, что его почта, как и почта его партнёров по переписке, сканируется роботами Google. По мнению истца, это нарушает защищаемую конституцией тайну переписки. Дело слушалось в апреле 2015 года в Замоскворецком районном суде Москвы, который вынес решение в пользу ответчика – ООО «Гугл», сочтя, что истец должен адресовать претензии самой компании Google, а не её российской дочке.

Бурков подал апелляцию на это решение, и 16 сентября Мосгорсуд её удовлетворил, отменив решение предыдущей инстанции и постановив взыскать с ответчика 50 тысяч рублей.

Принятие решения вопреки тому, что постановил нижестоящий суд, – крайне редкое явление в российской правовой практике, пояснял Бурков корреспонденту Экспертного центра электронного государства.

До сегодняшней публикации полного текста постановления было неясно, однако, имеет ли место прецедент снятия «корпоративной вуали». Суд мог руководствоваться не этим мотивом, а усмотреть, например, нарушение закона о рекламе со стороны Google.

«Смысл постановления Мосгорсуда тот же, что был в моей апелляции. Суд признал ООО «Гугл» филиалом Google Inc., и счёл, что ООО «Гугл» должно самостоятельно отвечать за бизнес Google в России по российским законам. По ст. 2 Гражданского кодекса предприниматель, в нашем случае ООО «Гугл», берёт на себя риски, связанные с предпринимательской деятельностью, и то, что ООО «Гугл» нарушило тайну переписки – проблема не пользователя, а компании. Создан важный прецедент – чтобы защитить свои права, нарушенные иностранной компанией, не надо ехать в Калифорнию, их восстановит суд в России. Это будет иметь последствия не только для Google», — сказал Антон Бурков в беседе с корреспондентом Экспертного центра.

Следующий этап – справедливое налогообложение?

Не исключено, что на основании этого решения может быть пересмотрена и практика, в соответствии с которой местная компания, не являющаяся формально постоянным представительством зарубежной компании, уплачивает налоги только со своих доходов, а не с доходов материнской компании, фактически полученных от деятельности на территории России.

Так, сравнивая финансовые показатели двух компаний, занимающих сопоставимую долю на российском рынке рекламы, можно заметить, что невзирая на рост выручки Google в России, отчисления в бюджет сокращаются.  В 2014 году российская дочка Google заплатила 0,48 миллиарда рублей налога на прибыль (2,6% от выручки, в 2013 году было 3%). В тоже время  в 2014 году компания «Яндекс» перечислила в бюджет России 4,9 миллиарда рублей (9,6% от оборота, что больше 8% выплаченных годом ранее). В равных условиях хозяйствования Google недоплачивает в российский бюджет более 1 миллиарда рублей ежегодно.

Снятие «корпоративной вуали» решением Мосгорсуда по делу Буркова, возможно, привлечёт внимание и к этой проблеме.

Что касается собственно предмета иска, нарушения тайны переписки, то и здесь суд встал на сторону истца.

В суде первой инстанции представители Google заявили, что автоматизированные системы не читают почту, а сканируют её на спам и вирусы. «Наши автоматизированные системы сканируют почту, чтобы предотвратить появление спама и выявить вредоносные программы. Такие же системы используется и для показа релевантных рекламных объявлений. Ни один человек не вовлечен в этот процесс», — заявила пресс-служба ООО «Гугл». Однако Мосгорсуд решил, что сканирование почты роботом нарушило неимущественное право истца. «В постановлении Мосгорсуда термин «робот», конечно, не употребляется. Но по сути решено, что такое недопустимо – да, переписку контролирует машина, но её научил делать это человек, и этот человек управляет машиной, что, несомненно, нарушает тайну переписки», — говорит Бурков.

Эта часть постановления также может создать важный прецедент, имеющий последствия для многих других онлайн-сервисов. Антон Бурков говорит, что перспективы аналогичных исков к другим компаниям – предмет изучения деятельности каждой из них, а с Google изучать ничего не надо было, поскольку о сканировании почты сказано в пользовательском соглашении.

В ООО «Гугл» до публикации постановления Мосгорсуда его решение и перспективы обжалования не комментировали.

Выдержка из решения Мосгорсуда по делу Буркова против Google

ООО «Гугл» при исполнении обязательств перед третьими лицами по договорам размещения рекламы и её эффективного распространения в своем сегменте продукта Google, проводит мониторинг в том числе электронных писем, и осуществляет размещение данные рекламные сообщения в том числе и в частной переписке пользователей Российской Федерации, воспользовавшихся продуктом Google на основании результатов мониторинга конкретного пользователя продукта.

При этом, довод о том, что ответчик ООО «Гугл» не влияет на критерии показа рекламы, поскольку технические настройки системы AdWords определяются компанией ***** не состоятелен, поскольку ответчик как самостоятельное юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации, несет самостоятельные риски, зная, что используемое им программное обеспечение нарушает конституционные права граждан РФ, на тайну частной переписки, не снимает с ответчика ответственность за нарушения данных прав.

Судебная коллегия также находит не состоятельным довод представителя ответчика о том, что владельцем доменного имени «gmail.com» является компания *****. Сервис бесплатной электронной почты Gmail предоставляется американской компанией *****, в связи, с чем ООО «Гугл» не является надлежащим ответчиком, поскольку предметом иска является не вопрос о физическом месте хранения информации и используемые для этого ресурсы, а вопрос о нарушении тайны электронной корреспонденции путем использования соответствующего программного обеспечения, в данном случае  со стороны ООО «Гугл».

Частью 2 ст. 23 Конституции РФ гарантировано, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Поскольку каждому гражданину гарантируется тайна как переписки, так и телефонных разговоров и другой корреспонденции, а потому мониторинг электронной корреспонденции может быть расценен как посягательства на конституционные права граждан.

Исходя из выше изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что ответчик, размещая рекламу в сообщении истца, руководствовался результатами мониторинга  электронной корреспонденции истца, тем самым нарушил тайну его переписки. Доказательств об обратном со стороны ответчика судебной коллегии не представлено.

Поскольку право Буркова А.Л. на тайну переписки, закрепленное ч.2 ст. 23 Конституции РФ, по средствам электронной почты продукта Google нарушено действиями ООО «Гугл», то судебная коллегия находит заявленные исковые требования Буркова А.Л. в части обязании ответчика ООО «Гугл» прекратить данное нарушение в отношении истца обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Также истцом Бурковым А.Л. заявлены исковые требования о взыскании с ответчика ООО «Гугл» компенсации морального вреда в сумме **** руб. за нарушение личного неимущественного права последним, а именно право на тайну переписки.

<…>

Исходя из выше указанного, судебная коллегия приходит к выводу об удовлетворении заявленного требования Бурковым А.Л. о компенсации морального вреда, в связи с установленным фактом нарушения ответчиком конституционного права истца на тайну переписки. При этом судебная коллегия находит, что с учетом фактических обстоятельств дела, допущенного ответчиком нарушения прав истца, требований разумности и справедливости, в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере ***** руб.

Также с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы по оплате государственной пошлины в размере *** руб.

Полный текст решения см. здесь >>>

См. также «Борьба с Google в России: запрягали медленно, поехали быстрее Европы» >>