Андрей Колесников: «Интернет – настоящая, а не придуманная духовная скрепа»

Андрей Колесников: «Интернет – настоящая, а не придуманная духовная скрепа»

Вторая часть интервью для DR директора Координационного центра национального домена сети Интернет.

— Безопасность (в сноуденовском смысле) и управление Интернетом – вещи не связанные, верно?

— Они тянут друг друга в область большой политики. Вот вам конкретные примеры подходов. В европейской модели торговля идет «на позитиве». Под флагами мультистейкхолдеризма и истинно верной демократической модели управления Интернетом на африканском континенте вырастают дата-центры и точки обмена трафиком, доходы от этого бизнеса идут, естественно, в пользу западных хозяев. Напротив, у России и США схожие внутриполитические истории: запугать террористами и поставить под контроль.  Или взять Голландию, страну, в которой законодательно запрещено использование продуктов США в государственных институтах весьма давно. Голландцы и не пытались сделать удивленное лицо в связи с открытиями Сноудена.

«Сноуден-гейт», между прочим, дает России шанс продвинуть свою технологию: криптоалгоритмы ГОСТ в страны, напуганные беспардонным контролем АНБ. Но пока я не вижу государственной озабоченности и поддержки этой возможности. Ведь можно было бы внедрять эти алгоритмы в странах, которые просто-напросто не доверяют алгоритму RSA, разработанному в США. Казалось бы, такая карта в руки идет. Но никаких подвижек в послаблении отечественных регуляций шифрования не видно.

— Защита частной граждан в глобальной сети – функция государства?

— Privacy уже умирает у нас на глазах. И это явление планетарного масштаба, оно никак не привязано к политике. Я бы не стал делать ставку на защиту персональных данных, если бы был политиком. Слишком краткосрочная перспектива.

— То есть государству не надо вмешиваться в мои отношения с Google?

— Я пользуюсь Google, потому что знаю, что это удобно, но за это удобство я отдаю часть своей privacy. Удобство и лень в обмен на privacy – это справедливый обмен. Я пользуюсь Google Mail – соответственно отдаю отчет в том, что информация, которая содержится у меня в почте, будет проанализирована и станет частью Big Data, которой точно воспользуются для таргетирования рекламы. Этими же данным при необходимости могут воспользоваться и спецслужбы, но у меня и у 99% моих сограждан в почте нет ничего такого, что мы должны скрывать. Так что privacy – это вещь, которая умирает, и с этим ничего не сделаешь, никакие законы не помогут. Чтобы поддержать общий уровень патриотизма, скажу, что пользуюсь почтой Яндекс и Mail.ru – каждый ящик для своих целей. А на работе пользуюсь корпоративной почтой. Ее точно никто не прочитает, кроме нашего системщика.

— Оцените наш проект электронного правительства, gosuslugi.ru.

На госуслугах много чего полезного есть. Я никогда не был скептиком в отношении этого проекта. Время неумолимо. Если что-то сначала работает криво и косо, при наличии спроса эта кривизна временная. Я ставлю проекту хорошую оценку и считаю, что он   развивается в правильном направлении. Мне очень нравятся московские интернет-ресурсы. Они весьма современны.

Но есть недостатки системного характера. Недостаточно получает Интернет от государства в области образования.  Все школьные учебники, а также дополнительные материалы, книжки для детей и подростков обязательно должны быть в электронной форме, доступны для установки на различных устройствах и быть лицензионно чистыми. Это просто обязательно нужно делать, чтобы люди, у которых растут дети, могли беспрепятственно этим воспользоваться. Должен быть центральный депозитарий, создание которого — как раз задача государства.

Государство несколько раз подходило к проекту реестра авторских прав, кино, музыки и т.д. Товарищи, давайте сначала сделаем реестр учебников и образовательных материалов, потому что это важней, это настоящий государственный приоритет.  Мне кажется, очищенные авторские права на школьные учебники гораздо важнее, чем база данных авторских прав на музыку. Будущие поколения, будущее страны и культура общества важнее коммерческих интересов правообладателей.  Считаю важным также беспрепятственный доступ к культурному наследию СССР: фильмы, спектакли, музыка, литература и т. д. С какой стати «Бриллиантовая рука» принадлежит кому-то там и с нас за просмотр берут деньги? Это недалекий, антинародный подход к вопросам управления Интернетом в собственной стране. Роль государства в этих программах должна быть очень простой. Мы же не хотим отнять и поделить, пусть государство заплатит за авторские права и выдаст жирный культурный пласт в общественный доступ. Чем не государственная программа?

Еще одна функция государства в Интернете – это спонсирование и оплата доступа к Интернету и к информационным технологиям в местах, где это коммерчески невыгодно делать операторам. Мне кажется, что это должна быть госпрограмма, похожая на ту, по которой в свое время обеспечили Интернетом школы.

Школьный Интернет – это было просто великолепно. Столько было ругани что «распилят и украдут». Современный Интернет в России – и рекламные доходы, и поисковый трафик, и другие цифровые активы – на треть состоит из того, что сделало государство восемь лет назад в российских школах. У нас уже целое поколение выросло бок о бок с интернет-технологиями. То же самое с веб-камерами на президентских выборах: были потрачены большие деньги.  Но какой был гигантский флэш-моб и как двинулись вперед технологии потокового видео! Все подобные проекты выглядят неуклюже, стоят много денег, они, может быть, не очень эффективно сделаны. Но они дают мощный толчок именно в развитии общества, и он во много раз окупает все эти затраты.

— Что с Интернетом будет к 2020-му году? Куда он эволюционирует как техническая система?

— Интернет-2020 будет Интернетом вещей. 90% объектов в Интернете будут не компьютерами, как сейчас. Будут роботы, светофоры, беспилотные летающие аппараты, измерители загазованности воздуха, термометры, платежные терминалы, автомобили, автобусы, троллейбусы, поезда, самолеты, кардиодатчики, датчики давления и так далее. Вот что такое будет «Интернет-2020». Вещи, которые окружают человека, наши помощники. Инфосфера или как там ее называли фантасты…  

— А Интернет как среда распространения информации останется в нынешнем виде? Может, что-нибудь случится? Вдруг вконец зарегулируют.

— Да ну что вы. Там такая динамика развития технологий, регуляции всегда будут отставать. Например, в США сейчас «серьезная проблема» с дронами. Это авиация или что? Как регулировать полеты? Строить миниатюрные средства ПВО для миниатюрных летающих аппаратов?  Очень спокойно отношусь ко всем этим законодательным инициативам. Эволюция сильнее.

— А что Интернет с нами сделает? Мы под его влиянием эволюционируем?

— Он уже настолько изменил наши повседневные привычки, что об этом впору писать диссертации.  Кстати, не только в крупных городах, но и мелких и даже на селе.

Интернет кровь современной экономики. Вклад в ВВП исчисляется единицами процентов.  Для страны, живущей за счет недр, это очень много. Интернет изменил формы потребления информации, модели общения людей. В конкуренции с хорошей погодой Интернет победил. Даже когда на улице солнце, то и на пляже наши люди утыкаются в свои гаджеты. Посмотрите на пассажиров в метро. Что считать качественным изменением? Наверное, через несколько сотен лет зрение человека изменится. Я не знаю, что будет, да никто не знает – качественные изменения наступают, например, в борьбе с ледниковым периодом и изменением климата.

— Что собой будет представлять цифровая Россия к 2020-му году?

— Россия уже цифровая. Во всех более или менее крупных городах, с населением от десяти тысяч, Интернет работает, достаточно быстро, кстати. Больше 50% населения страны в Интернете на сегодняшний день.

— Будет ли что-нибудь отличать Рунет?

Особенность России – ее география, от Калининграда до Владивостока. И Интернет очень помогает в плане коммуникаций разных регионов. Потому что у нас население, в целом, оседлое, движухи нет, это не Америка. А Интернет – это как раз тот самый случай, который поддерживает динамику и процессы именно внутри страны. Интернет – это то, что делает нас единой страной на нынешнем историческом этапе развития.  Настоящая, а не придуманная духовная скрепа.  Односторонний телевизор с этой ролью уже не справится.

— Яндекс на внутреннем рынке теснит Google, это верное ощущение?

— Надо смотреть динамику, я не знаю. Яндекс моя любимая интернет-компания. У Яндекса русская душа и высокий западный стиль. У них в офисе чувствуешь себя как дома.

Россия, на самом деле, в плане Интернета – весьма и весьма продвинутая страна. Сравните транспортные мобильные приложения для Парижа и для Москвы, например. Это как сравнивать телефонный модем и оптоволокно! Мы пользуемся результатами наследия инженерного комьюнити, которое возникло при Советском Союзе и теперь самовоспроизводится. Наши интернет-компании как магнит, они притягивают к себе специалистов и талантливых разработчиков. Им не нужно спрашивать у дяди «можно я начну интернет-бизнес, пожалуйста?». В этом секрет стремительного роста интернет-бизнеса.

— Будет ли кого притягивать, спустя некоторое время, при нынешней системе образования?

— Ну, конечно! Это как в искусстве. Можно учиться играть на рояле и хорошо уметь это делать. Но гениев единицы. Также и программистов от Бога – их единицы.  А ремесленников всегда будет много. И открыть Интернет бизнес в сто раз проще, чем палатку с шаурмой.  Надеюсь, у государства хватит ума не пилить сук, на котором мы уже все сидим. 

kolesnikov3

Print Friendly

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии:

Обсуждение закрыто.

Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры
Подняться наверхПодняться наверх