На руинах глобализма. Как будут выживать IT-шники в условиях краха глобализации

1960

Об авторе: Павел Чувиляев, член Союза писателей России с 2013 года.

Глобализация, о которой столь долго и громко кричали, накрылась медным тазом санкций. Возможно, она не окончательно похоронена, но уж точно отложена на неопределённый срок. Особенно тяжко пришлось сфере финансов, где работали и куда стремились многие IT-шники. Во время войны молчат не только музы; голоса инвесторов тоже не слышны. А они очень обеспокоены, например, замораживанием резервов ЦБ РФ. Если можно нагло ограбить целую Россию – что же сделают с ними? Уже сделали. Доверие к мировой финансовой системе подорвано. А без неё никакая глобальная экономика невозможна. С другой стороны, подготовка IT-специалистов массово заточена именно на мировые рынки. Если эта ниша исчезла, где они найдут себе применение? Видимо, нас ждёт разделение мира на кластеры, например, ШОС или БРИКС. Но тогда пора менять учебные планы. А там, глядишь и до новой, более справедливой глобализации доживём. На основе многополярного мира.

Недоверие

Принцип грабителя «было ваше, стало наше» – хорош тактически. Зачем работать и напрягаться, когда можно просто отнять? Пусть осёл работает — у него уши длинные. А я самый умный и хапну! Но стратегически это проигрыш. Как сказано в одном хорошем голливудском фильме: «Тюрьма – это такое место, после которого ты отдаёшь всё, что удалось украсть, чтобы вылечиться.» Верно: если человека годами кормить баландой и каждый день бить, реабилитация будет долгой и очень дорогой. Заодно можно оценить коварство: награбленное не нужно искать; само перетечёт к достойным членам общества — хорошим врачам. Для жертв несправедливо, но кто их, неудачников, слушает. Не будь лохом! Зато система только укрепится.

К сожалению, политиков редко сажают в тюрьму. Не думаю, что и архитекторов санкций против России постигнет эта участь. В глобальном масштабе это не работает. Отдуваться за элитное ворьё, как всегда, будут их страны и экономики. Им уже перестали доверять, и это надолго. Хотелось бы — навсегда.

Пока Запад нагло замораживал и конфисковывал (крал) резервы Центробанков Ирана, Ирака, Ливии, Афганистана, Судана, Венесуэлы и, частично и ненадолго, даже Казахстана — на это морщились, но закрывали глаза. Страны, мягко говоря, небогатые; инвестиционное сообщество ими не очень интересуется. Да и суммы в глобальном масштабе малы. К тому же Запад сумел создать вокруг банального грабежа ореол… борьбы за свободу против уж-ж-жасных режимов. Однако конфискация средств Банка Югославии (Сербии) заставила инвесторов насторожиться. Ведь Европа, как ни крути. И страна уважаемая: Югославия, если кто забыл, была одним из лидеров Движения Неприсоединения. Однако западная PR-машина сработала и здесь: мол, социализм рубят — щепки летят. Да и задний ход дали: большую часть средств Сербии вернули в обмен на политические уступки. Пообещав, что это станет «единственным прецедентом». Как всегда, соврали: скоро год, как заморожены 300 миллиардов долларов резервов Банка России. Не мало; чай не 1,2 миллиарда, как у Банка Афганистана. Западных компаний, а значит, инвесторов в России были толпы. Возможно, поэтому наши активы не конфисковали: жеманятся. То хотят отдать Украине (на каком основании?!), то частично разморозить в рамках зерновых и прочих сделок. В любом случае ни Россия, ни Украина денег не увидят: они пойдут западным же компаниям. Только, как предполагают тамошние стратеги, Украина купит на русские деньги оружие для убийства русских, а Россия сама у себя купит нефть и газ. Хорошо устроились грабители!

Но недолго жировать ворам. Война на Украине рано или поздно (скорее, рано) закончится. Но убеждать инвесторов, что их деньги, вложенные в гособлигации и иные активы в разных странах, завтра росчерком пера НЕ заморозят и НЕ конфискуют, Западу придётся ещё очень долго. Минимум лет 15-20. И я бы всё равно не поверил, хотя и не инвестор. Если можно нагло обобрать целую Россию, что же сотворят упёртые западные политики с деньгами частных лиц? То и творят: так, 10 ноября Великобритания в лице Управления по осуществлению финансовых санкций (о, как!) отчиталась, что с марта 2022 года конфисковала российских активов на 18,4 миллиарда фунтов, чем «наказала 1200 физических лиц и 120 предприятий приспешников Путина». Подчёркиваю: это деньги не ЦБ РФ (их Англия заморозила на 20,95 миллиарда долларов), а частных инвесторов. Грабёж удался! У них взяли почти столько же, сколько у ЦБ. Некоторые давно эмигрировали и публично выступают против российской власти. Показная лояльность не помогла: теперь приходится судиться с могучим Управлением. Кстати, на следующий год его штат удвоят. Видимо, Джеймс Бонд сменит работу. Глядя на кураторов, вассалы действуют ещё проще, не гнушаясь откровенным бандитизмом. У моего знакомого была маленькая гостиница в Черногории — отняли в стиле «лихих 90-х». Пришёл государственный служащий и «настоятельно посоветовал» продать за копейки указанным им людям. А то, мол, с вами и вашей семьёй может что-нибудь нехорошее приключиться; больно уж у нас сильны антироссийские общественные настроения. А как же принцип «священной частной собственности»? А нет его! Был, да весь вышел. Никто больше не защищён: ни олигарх, ни мелкий бизнесмен. Полагаю, глядя на этот беспредел, многие инвесторы испытывают инфернальный ужас. Заменим «приспешников Путина» на «приспешников Дьявола» — и получим старую недобрую Инквизицию. А кто даст гарантию, что не получим?

Только для тёмных дел нужна темнота, а её нет. Запад не учёл открытости мира в эпоху Интернета. Приходится нагличать и публиковать (!) отчёт об удачном ограблении. Но есть и другой взгляд. Сколько в России специалистов по тому же Ирану? Не диванных экспертов, а реальных? Думаю, тысяча человек наберётся, если с горкой. Они расскажут, что часть своих средств Иран… отсудил. Долго и муторно, путём многолетних тяжб — но вернули. К чести международных судов, они таки признали геополитических воров преступниками. Можно заткнуть экспертам рты, перекрыв доступ в СМИ. Но заставить замолчать тысячу или даже 500 блогеров… гм… Недавняя покупка Твиттера Илоном Маском и разгон тамошнего цензурного отдела в качестве первого шага нового хозяина свидетельствует о том, что этого не получилось даже в самих США. А значит, будет крик: «караул, грабят! держи вора!» Пусть не громкий, чай не ТВ, зато весьма эффективный, ибо правда.

Перестройка и IT

Последствия уже есть: инвесторы люди умные и тихие; не кричат, а просто уходят. Достаточно глянуть на годовую динамику биржевых индексов США и Европы: сплошная краснота (падение), будто все бумаги разом решили проголосовать за республиканцев. Вот где «красное цунами»-то! На выборах в Конгресс США 8 ноября оно захлебнулось, а тут красуется. И то сказать: инвесторы пропаганде и подкупу не поддаются — сами кого угодно разведут и купят. А вот напугать их можно, особенно государственным рэкетом. Доходит до смешного: бегут в… криптовалюту. За последние три месяца курс биткоина (BTC) к доллару США вырос на 20%. Даже банкротство криптобиржи FTX (США) хотя и уронило курс BTC на 15%, но после он снова потихоньку пошёл в рост. Биткоин, конечно, не золото; на полноценный защитный актив не тянет. Но всё же один из немногих оставшихся чисто рыночных инструментов. С «холодного» криптокошелька монеты не конфискуешь. И потолка цен, как на русскую нефть, на них не введёшь, поскольку криптовалютные биржи есть не только в США и Европе. Факты налицо: доверие к западной финансовой системе серьёзно подорвано.

А другой пока не завезли! К большому сожалению, до сих пор западные финансы играют роль глобальных. Как сказал президент США Джо Байден на предвыборном митинге 7 ноября: «Американская экономика сильна, как никогда». Дедушка погорячился; даже его сторонники гнусно хихикали. Но обольщаться не стоит. Бесспорно, западные экономики испытывают серьёзнейшие трудности, во многом вызванные действиями их же оголтелых политиков. Но краха нет, и до него далеко. Потому что накоплен жирок; запас прочности. Пока толстый сохнет — худой сдохнет (русская пословица). Видимо, на это и рассчитывали лоббисты антироссийских санкций. Просчитались: наш фондовый рынок, провалившийся после начала СВО, показывает медленный устойчивый рост. В отличие от. Оказывается, вполне цивильные российские компании в разгар боевых действий могут платить неплохие дивиденды. На которые сбежавшие с нашей биржи иностранцы теперь облизываются. Рискну предсказать: мировые финансы ждёт перестройка. Диктата доллара и глобального «господского налога» (ренты) в пользу США больше никогда не будет. Расчёты в рублях, нефте-юанях и нефте-рупиях — лишь первые ласточки. Со временем тех птичек станет больше: даром, что ли, ШОС и БРИКС создавали? При этом англо-саксонский кластер, скорее всего, тоже сохранится. И это напрямую касается сферы IT. Перестройка начинается и здесь.

Финансовый сектор был и остаётся крупнейшим работодателем IT. Помнится, в начале нулевых годов ходил мем: русское программирование начинается и заканчивается бухгалтерским софтом. В каждой шутке есть доля шутки, но и доля правды. Сейчас это давно не так. Тем не менее, решений для банков и бирж отечественными IT-шниками создано неприлично много. В новых реалиях многие из них нужно будет, что называется, допиливать. Не с нуля, что имеет плюсы и минусы: как известно, кодеры терпеть не могут доводить до ума чужой код. А придётся. Безопасность и защищённость транзакций должны возрасти на порядок. В условиях боевых действий диверсии устраиваются не только на газопроводах. То, что мы не слышали о массированных хакерских атаках на финансовую инфраструктуру, не говорит о том, что их нет. Скорее, о мастерстве IT-специалистов, успешно их отбивших. О чём 10 ноября на форуме «Цифровое развитие» сказал Президент, Председатель Правления Сбербанка Герман Греф: «Мы не выжили бы, если заранее не проинвестировали в технологии.

Нас бы просто не было — это касается уже первого колоссального удара: отрезания от международных рынков. А потом бы нас добили кибератаками — беспрецедентными попытками нас положить, которые предпринимались последние полгода. Продвинутость российского финансового сектора, быстрая и коллаборативная реакция ЦБ позволили всем нам выжить. Если бы одного из этих факторов не было, мы бы были в разобранном состоянии. Тогда и вся экономика чувствовала бы себя иначе». Греф знает, о чём вещает: ведь Сбербанк является лидером одновременно и в банковском секторе, и в IT. Даже свою экосистему пытается создать.

Но это задача сохранения имеющегося. Есть и более сложная проблема сопряжения с кодом от новых партнёров. Если у нас расчёты за нефть в юанях и рупиях, можно ожидать пришествия китайцев и индусов со своим кодом, весьма своеобразным. А сбоев быть не должно: ими бывшие англосаксонские «партнеры» немедленно воспользуются. Не для вредительства, так для негативного PR, в чём они, как показано выше, изрядно сильны. Нам нельзя отталкивать новых партнёров: изоляция России — именно то, о чём мечтают партнёры старые. Пока у них не получается, но про их упорство и коварство не следует забывать. За финансовым сектором подтянется остальной российский бизнес, прежде всего, крупный и средний. На прошлой неделе Голландия наконец-то выпустила из своих портов арестованные из-за санкций российские суда с грузом удобрений. Это что, военные поставки? Никак нет: ранней весной груз шёл в страны Африки. Не дошёл, и посевная там провалилась. Таковы реалии сегодняшнего дня. Направления грузопотоков уже изменилось. Что для IT-шников означает глубокую модернизацию логистических решений. Например, их сопряжение с софтом новых портов захода. И масштабирование: грузы ведь возят не только кораблями. В целом прогнозирую всплеск для отрасли: задач много; спрос велик и растёт. Не как в нулевые, когда наблюдался дефицит специалистов, но близко к тому. Недаром государство российское даёт им льготную ипотеку и бронь от мобилизации. Не боится, что уедут, (кто хотел — уже удрали, несмотря на льготы) а мудро предвидит растущую потребность.

И тут возникает вопрос подготовки специалистов. Будучи опытным репетитором, я довольно давно наблюдаю: каждая вторая девушка и каждый первый юноша, как говорят их родители: «ходит на программирование». Из любопытства глянул, чему учат: уровень, конечно, разный. Но порадовало, что всё по делу; нет шарлатанства. Я не социолог и не репетирую информатику. С другой стороны, картинку вижу: ведь учу не только в Москве, но и дистанционно в регионах. Свидетельствую: очень много хороших учебных планов по IT, в том числе бесплатных. И слава Богу! Конечно, мода среди родителей пройдёт, и далеко не все, посещающие курсы, станут IT-шниками. Но немалая доля выберет этот путь. Во всяком случае, желание высказывают. IT-образование в России стало массовым и пользуется господдержкой. Воронка продаж, так сказать. Конвейер запущен; скоро (менее пяти лет) на рынок выйдет целая армия молодых специалистов. Но найдут ли они работу? Казалось бы: да, раз спрос растёт. Но вот закавыка: предполагалось, что основную массу выпускников примет отечественный бизнес, выходящий на мировые рынки. В рамках глобализации. Из-за глупых западных головорезов она отложена на неопределённый срок, хотя и не отменена окончательно. Но учебные планы вещь консервативная: они до сих пор заточены под англо-саксонский стандарт.

Их нужно корректировать. Направления понятны: безопасность и открытость кода для возможности сопряжения. Пока перестройки тут не наблюдается. В итоге возникает и расширяется отставание. Учат хорошо, но не совсем тому, что сегодня нужно. Это вопрос к Министерству образования. Оно давеча сообщило, что собирается восстанавливать в школах курс НВП, начальной военной подготовки. Что неплохо, но школярам, как 30 лет назад, предлагается маршировка и сборка-разборка автомата. А не ввести ли вместо этого курс НВКП — начальной военной киберподготовки? В рамках которого научить ребят, например, управлять дронами. Дело не сильно хитрое, но операторов дронов на поле боя сейчас сильно не хватает, а пехоты достаточно. Да и ученикам интересней будет. Армия может и должна стать работодателем для IT-шников. Не нужно этому мешать и тратить бесценное учебное время на устаревшую ерунду.

Многополярный глобализм

Президент России В.В. Путин в своих выступлениях регулярно упоминает о «многополярном мире». Но каковы его контуры? Путин не разъяснил. Как и положено стратегу, он рассуждает об общих вещах: «учёте мнений», «суверенитете», «сохранении культур» и «справедливости». Полностью согласен! Но рискну предположить, что в итоге нас ждёт новый глобализм. Многополярный, если угодно. Возможно, он наступит скорее, чем мы думаем, глядя из нынешней точки.

Слишком много в мире проблем, не решаемых в рамках одной страны. Навязшая в зубах энергетическая — одна из них. Продовольственная — вторая. Экология — третья. Запад на ней слегка помешался, но это не означает, что её нет. А я скажу о четвёртой: о воде. Нет, не про Африку. Не про Южную Америку, где страны никак не могут поделить Ориноко (крупнейший приток Амазонки, если кто забыл). Найдутся примеры и поближе, в СНГ. Напомню о резне между киргизами и узбеками в 2010-м. Проблема в том, что она вспыхивает регулярно: самые жестокие столкновения были в 1990-м, чего погружённая в свои проблемы Россия не заметила. А последний раз на границе Киргизии и Узбекистана стрельба с жертвами была две недели назад. Из-за чего? У обеих сторон накопилось взаимные претензии, но суть конфликта — вода. По мнению узбеков, Киргизия зажимает ресурсы и душит их сельское хозяйство. А киргизы считают, что Узбекистан ворует у них воду, вынуждая открывать шлюзы плотин, и не даёт развивать энергетику, в чём они остро нуждаются. Кто прав? Не знаю. Но уверен, что напряжённость на восточном фланге России не нужна; нам бы с юго-западом разобраться.

А там тоже с водопользованием далеко не всё в порядке. Например, есть Дунайская комиссия, куда входит 11 стран, в том числе Россия и Украина. Ещё 10 стран в статусе наблюдателя. Резни, слава Богу, нет, чай, не Азия. Однако Венгрия, Румыния, Словакия и Молдавия между собой, извините за недипломатичное выражение, собачатся. Надо ли это России? Вот уж не думаю. Или есть река Днепр. Чья? Читатель покрутит пальцем у виска: конечно, украинская. На Днепре столица Украины Киев стоит, а город Днепропетровск украинцы не долго думая в Днепр переименовали. Так, да не совсем: где исток Днепра? Оказывается, в Смоленской области; в России. (А исток Дуная — в Германии). Так чья речка-то? Может, белорусская: территорию РФ Днепр довольно быстро покидает и уходит в Белоруссию, прежде чем попасть на Украину. Конфликта водопользования нет: оно регулируется ещё советскими постановлениями. Нынешние украинские власти любят с корнем выкорчёвывать советское наследие, но тут молчат: очень уж оно для них выгодно. Молчит и РФ: воды нам хватает; на фоне всего остального тема мелкая (хотя о лишении Украиной засушливого Крыма днепровской воды так не скажешь). А вот Республика Беларусь разок вопрос поставила. Помните, как летом этого года в Европе разразилась сильнейшая за 500 лет засуха? Господь шельму метит (русская пословица). Вопрос экспорта в Европу обыкновенной воды внезапно вышел из области фантастики и перешёл в практическую плоскость. России на том празднике жизни ничего не светило: невыгодно. Заболоченная Беларусь решила, что называется, прозондировать почву. Засуха кончилась; поговорили и забыли. Но это не означает, что вопрос не может возникнуть вновь. И как его решать? По уму, международные проблемы должны обсуждаться на наднациональном уровне. Но, в отличие от Дунайской, Днепровской комиссии не существует. И в нынешней ситуации она вряд ли будет создана.

Мир отчаянно нуждается в авторитетном и хоть сколько-нибудь справедливом с большой буквы Арбитре. В «честном брокере», по выражению Меттерниха. К сожалению, американский судья, который после распада СССР занял это место, оказался не только продажен — мы и не такое видели! — но и очень глуп. В какой-то момент он просто надел футболку любимой команды и стал за неё играть, не выпуская свистка изо рта. Такой футбол нам не нужен! О чём и заявили Россия, Китай, Индия, Бразилия, Турция и Саудовская Аравия. Чему очень многие в мире втихомолку аплодируют: играть по англо-саксонским правилам они тоже не хотят, но выступать открыто пока опасаются. Однако глобальные проблемы от того не исчезли. Глобализация объективно необходима, а значит, будет продолжена на новых принципах. Как говаривал В.И. Ленин: «чтобы объединится, сперва надо хорошенько размежеваться». Что и наблюдаем.

В связи с этим для русских IT-шников открываются новые перспективы. У нас есть конкурентные преимущества: хорошая школа, а теперь и опыт. По англо-саксонски: ноу-хау. Необходимо его сберечь. Ещё нюанс: мы не заметили, а в мире появились первые программисты – пенсионеры по возрасту. Не считанные мастодонты-основатели, а обычные массовые кодеры. Многие из них в своё время уехали из России и сделали карьеру на Западе. Теперь возвращаются: старость лучше провести на Родине и умереть в окружении внуков под родными берёзками. Особенно на большую западную пенсию, которой не коснулись санкции. Знаю много примеров. Этих людей не надо винить, а их опыт можно и нужно использовать. Ведь они много знают и калитки себе по старой доброй кодерской традиции оставили. Один прикольный старичок в два движения настроил мне ушедший из России Скайп. Просто потому, что он в своё время его и писал. Руки-то помнят! Шутки-шутками, а потенциал терять не надо. Роль одного из лидеров многополярного мира даёт многочисленные бонусы и плюшки, но не терпит спеси и разгильдяйства. Как раз на этом американцы и споткнулись; не стоит уподобляться. Раз уж Россия взваливает на себя эту ношу, придётся соответствовать. И в области IT у нас есть все шансы на лидерство.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь