Много они понимают…

Об авторе: Анатолий Шалыто, профессор, д.т.н., Университет ИТМО.

Шестого апреля моя старинная знакомая ректор Университета 20.35 Нина Яныкина написала в Facebook: «Вчера я приняла участие в первом совместном заседании общественно-экспертного совета по Национальному проекту «Наука и университеты» и Министерства науки и высшего образования РФ. Серьёзную дискуссию вызвали предложения по программе «Приоритет-2030». Продолжаю считать, что крайне важны два критерия отбора: способность вуза обеспечить условия для формирования цифровых компетенций и навыков работы с данными (по сути – цифровая зрелость); амбиции и опыт в реализации «третьей миссии» университета, реальной, а не показной интеграции вуза с рынком, обществом и властью. А кто по факту станет драйвером движения России в Топ-10 по объёму НИОКР – время покажет».

Я это прокомментировал так: «При обсуждении программы «Приоритет-2030» про конкурентоспособность, которая была столь важной в «Проекте 5-100» и обеспечила резкое продвижение вперед практически всех её участников, похоже, уже забыли. Её что – коту под хвост, или не коту, или под его какой-то другой орган?». Советник ректора, также мой хороший знакомый – Олег Мальсагов на это поднял палец вверх…

После этого один наш выпускник не забыл поставить меня на место: «Почему же забыли? Только недавно Счётная палата РФ отчиталась, что все деньги, выделенные под эту программу, успешно пропилили, а результата не достигли. Только МГУ в сотне, но он не участвовал в программе, так как уже был там на момент её начала».

И получил от меня за это: «Много вы со своей Счётной палатой понимаете! В Указе Президента было сказано о попадании пяти вузов в Топ-100 мира, но не было уточнено, целиком или попредметно. Так вот, например, только мы в Университете ИТМО по Computer Science (CS) за последние шесть лет пять раз попали в 80 лучших мира. Ещё вопросы есть?». И добавил: «Это, конечно, не семь побед нашего университета на чемпионатах мира по программированию (автор имеет в виду чемпионаты мира по программированию среди университетских команд, ICPС – ред.), но тоже не слабо. Кто в этом сомневается, пусть попробует сам – много известных в мире университетов регулярно по CS за нами…»

На это «Петров мне ничего не отвечает, / Висит и только ботами качает».

Но Бог с ним – с выпускником, а как же дело обстояло на самом деле? Сначала о самом термине «конкурентоспособность». В Послании Федеральному собранию Президента РФ в 2002 году главным было то, что «России надо быть сильной и конкурентоспособной страной». К 2012 году, видимо, не конкурентными остались только российские вузы, и было принято решение осуществить «Проект 5-100», цель которого состояла в «максимизации конкурентной позиции группы ведущих российских университетов на глобальном рынке образовательных услуг и исследовательских программ».

В 2020 году этот проект закончился, и в отчёте Счётной палаты РФ, утверждённом её коллегией 02.02.2021, в разделе «Итоги в части достижения верхнеуровневых целей» сказано: «Запуск «Проекта 5-100» в 2013 г. был направлен на реализацию Указа Президента РФ «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» № 599 от 07.05. 2012 г., в соответствии с которым к 2020 г. следовало обеспечить вхождение не менее пяти российских вузов в первую сотню ведущих мировых университетов (и это правда – А.Ш.). Тем не менее, по итогам 2020 г. ни один из 21 вуза – участника «Проекта 5-100» не вошёл в первую сотню таких международных институциональных рейтингов университетов, как ARWU, THE и QS (как я уже отмечал выше, такого требования в Указе Президента РФ не было – А.Ш.)».

После этого было сказано нечто доброе: «Лучших результатов удалось достичь на уровне предметных рейтингов – по итогам 2020 г. восемь университетов вошли в Топ-100 отдельных предметных рейтингов ARWU, THE и QS». Потом нас ещё немного похвалили: «Реализация «Проекта 5-100» сопровождалась ростом масштаба и усилением роли российской университетской науки: удельный вес публикаций университетов «Проекта 5-100» в общем числе российских публикаций, индексируемых в Web of Science, вырос с 17,4 % в 2012 г. до 33,3 % в 2019 г., а доля университетов «Проекта 5-100» в общероссийском объёме публикаций в журналах первого квартиля за тот же период увеличилась с 19,7 до 47,7 %».

Но хорошего, как говорится, понемножку: «Вместе с тем, реализация «Проекта 5-100» способствовала поляризации и усилила дифференциацию между вузами – участниками программ поддержки и университетами, которые эту поддержку не получали». Этого оказалось мало, и была выдумана ещё одна проблема: «Проект закрепил диспропорции внутри группы университетов «Проекта 5-100» – объём финансирования, который получали вузы первой группы, в шесть-семь раз превышал объём государственной поддержки, предоставляемой вузам третьей группы». Оказывается, до этого Проекта всегда в истории лидеры и другие участники соревнований награждались одинаково, а мы-то этого и не знали…

Следующий вывод был таким: «По характеру поставленных целей «Проект 5-100» имел преимущественно догоняющий характер». Видимо, по мнению аудиторов Счётной палаты, российские вузы были при запуске Проекта уже настолько впереди «планеты» всей, что их конкурентоспособность состояла в обеспечении еще большего отрыва от преследователей… Они почему-то не обратили внимания на диаграммы, приведенные в их отчёте, которые демонстрируют количественные показатели вузов-участников до начала проекта и после его завершения.

Восьмого апреля в НИУ ВШЭ состоялось заседание членов Ассоциации «Глобальные университеты». Открывая заседание, председатель Ассоциации, ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов заявил: «Проект стал одним из наиболее удачных в части обеспечения господдержки университетов, реализованных в России. Так, присутствие российских университетов в основных международных рейтингах увеличилось кратно. Если в 2013 г. Россия была представлена в предметных рейтингах QS всего четырьмя университетами, то в 2021 г. – уже 62. Расширено представительство российской высшей школы в Топ-100 мировых предметных рейтингов QS, THE и ARWU – в 2021 г. в них входило 17 университетов, из которых 10 (а не восемь, как указано выше – А.Ш.) – участники Проекта 5-100».

Далее Кузьминов отметил, что «более трети (37%) всех научных публикаций отечественных учёных, индексируемых в Web of Science, приходится на участников Проекта (это обеспечено всего двадцать одним вузом, которых в России многие сотни, а сколько ещё научных организаций существует… – А. Ш.). Доля университетов «Проекта 5-100» в общем объёме научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ государственных университетов России составила 32%. Среднее значение результатов ЕГЭ у абитуриентов, абитуриентов, поступающих в университеты-лидеры Проекта, в среднем выросло на шесть баллов, составив 90+. Каждый второй победитель российских олимпиад школьников выбрал для поступления университеты, которые участвовали в этом Проекте (2900 из 5600 человек). Сегодня в университетах, участвовавших в Проекте, обучается каждый пятый иностранный студент в России».

На этом заседании директор департамента аудита образования, науки и инноваций Счётной палаты РФ Светлана Меркушина высказала мнение, отличающееся от выводов её ведомства, приведенных выше: «В результате выполнения Проекта произошел качественный, а не количественный сдвиг. Он соответствовал общепризнанным мировым трендам реализации программ академического превосходства и смог усилить университетскую науку в России». После этого рекомендации Счётной палаты взяли свое, и Меркушина сказала: «Проект 5-100» обеспечил ряд важных условий для запуска нового проекта стратегического академического лидерства «Приоритет-2030», разработанного Минобрнауки РФ».

В целях этого проекта термин «конкурентоспособность» заменён на «лидерство». При этом в распоряжении правительства РФ от 31.12.2020 г. №3697-р о реализации нового проекта термин «конкурентоспособность» отсутствует! Возможно, это связано с тем, что и в этой области мы её уже обеспечили, и можно двигаться дальше…

Однако в предварительных документах по проекту я всё-таки нашёл и этот термин: «Поддержка образовательных организаций высшего образования с целью формирования группы университетов – национальных лидеров для формирования научного, технологического и кадрового обеспечения экономики и социальной сферы, повышения глобальной конкурентоспособности системы высшего образования и содействия региональному развитию» Федерального проекта «Развитие интеграционных процессов в сфере науки, высшего образования и индустрии» Национального проекта «Наука и университеты».

Так что, как и положено, у нас ещё всё впереди. Одно только хорошо, правда, не очень. Давно известна цыганская дилемма о трудности выбора между тем, мыть ли старых или новых делать. В данном случае старых мыть уже не надо, а новых делать еще черёд не пришел… А что, нельзя было к моменту завершения старого проекта уже иметь победителей нового, и с 1 января 2021 года запустить его? Это ведь с судьбами людей связано.

В заключение вопрос, скорее всего, риторический. А два проекта мы что, не потянули бы: один – про глобальную конкурентоспособность, а второй – про всё остальное: научное, технологическое, кадровое обеспечение экономики и социальной сферы, а также про содействие региональному развитию, используя критерии, которые так нравятся Нине Яныкиной?

Не об этом ли в свое время писал «Наше Всё»: «В одну телегу впрячь не можно / Коня и трепетную лань»…

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь