Универсальная медвежья услуга

Универсальная медвежья услуга

Ну вот. Относительно тайное стало практически явным.

«Одним из рассматриваемых вариантов может стать создание целевого фонда по аналогии с Фондом универсальной услуги связи с объемом сборов около 10 миллиардов рублей в год», — сообщает пресс-служба Минкомсвязи со слов министра Николая Никифорова, которые он произнес в Сочи на инвестиционном форуме.

Неважно, о варианте решения какой именно задачи идет речь. Важно, что единственным последствием этого «рассматриваемого варианта», если он, не дай Бог, реализуется, будет барский удар наотмашь по софтверной индустрии – единственной действительно инновационной отрасли, которая возникла в нашей стране без участия государства и развивалась вопреки тому, что государство с ней делало.

Удар этот может отрасль покалечить. А не покалечит, так оскорбит, и пойдет отрасль от такого барина куда подальше. А что – ни к скважине, ни к частотному диапазону программисты не привязаны, вольные люди.

Надо ли объяснять министру Никифорову, который изрёк в Сочи идею создания фонда отечественных программных продуктов а-ля фонд универсальной услуги связи, разницу между софтом и телефонной будкой? Если министр добросовестно заблуждается, полагая, будто налог «на импортозамещение» решит проблему этого самого импортозамещения – да, конечно, надо. Надо сказать, что универсальная услуга связи – это минимум сервисов, положенных каждому гражданину, вне зависимости от того, выгодно оператору такие сервисы предоставлять в далеком забайкальском селе, или нет. Что фонд универсальной услуги связи создаем фактически все мы, абоненты – это из наших денег операторы отчисляют положенный процент, чтобы связь была всюду, где живут люди. Затем можно предложить министру найти хотя бы одно сходство этой картинки с тем, что имеет место в софтверном мире.

Такого сходства даже министр не найдет. В программировании нет дефицита частот, пропускной способности каналов и пр., там вообще нет осязаемых вещей: код не пощупаешь. Даже дефицита денег нет – за софтом очереди, программистов на все задачи не хватает, только работай. Какой еще фонд? Зачем? И вообще, это же издевательство над здравым смыслом: отобрать у отрасли ПО часть прибыли, чтобы вложить отобранное в разработку ПО!

Нельзя превратить деньги в софт, не умея создавать программные продукты. Даже если привезти хоть с Луны, хоть с Украины, хоть из будущего 100 тысяч мигрантов-программистов квалификации не хуже средней по Калифорнии – операционную систему не напишешь, для этого нужна еще компания с годами наработанной инженерной культурой.

Было бы понятно, если бы отобрали часть прибыли у нефтяников и отправили деньги туда, где они нужнее – в инновационную экономику, в тот же софт.

Было бы понятно, если бы гарантировали разработчикам госзаказ, сказали бы: пишите, сукины дети, облачную платформу и офисный пакет, чтоб к новому году было готово, а мы вам гарантируем, что купим, если справитесь, во все органы федеральной власти.

Было бы понятно, если бы аттестовали вузы на предмет качества подготовки программистов – с наказанием, как водится, невиновных и поощрением непричастных, чтобы хоть как-то ослабить нехватку в стране молодых людей, способных грамотно написать оператор цикла.

Сейчас же непонятно ничего. Зачем он, этот фонд? Угробит же отрасль, и никакого импортозамещения не будет.

Но это если заблуждение министра добросовестно. Если же нет, если министр сознательно пренебрегает своим долгом по отношению к сотням российских софтверных компаний и десяткам тысяч людей, которым компании дают работу, – в этом случае гипотезу, объясняющую происходящее, сформулировать нетрудно.

«Одним из рассматриваемых вариантов может стать» (с) попытка Минкомсвязи уйти от ответственности, спихнув ее на сторону. По такой схеме: Минкомсвязь «регулирует» отрасль, подвергая ее поборам, собирает 10-миллиардный ясык и несет его, скажем, в Ростех со словами «вот, берите на импортозамещение». Ростех, конечно, берет, не дурак же он отказываться от 10 миллиардов. Создает компанию, хантит разработчиков, разворачивает десяток проектов.

Понятно, что через обещанные министром Никифоровым два-три года никакого импортозамещения не случится, но он-то тут при чем? Минкомсвязь сделала все что смогла, это Ростех не справился.

Для локальной победы в бюрократической игре такой или подобный замысел, может, и сойдет. Но быть российским министром в наше время – значит нести ответственность не перед премьером и даже не перед президентом, а перед историей. С ней не договоришься. Фондирования медвежьих услуг она не простит.

Print Friendly

Поделиться в соц. сетях

0

Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры
Подняться наверхПодняться наверх