Скандал с Facebook — это не только про персональные данные. На кону ваше экономическое будущее

1297

Предлагаем вашему вниманию мнение бывшего редактора спецпроектов The Guardian Джеймса Бола (James Ball), обращающего внимание на ценность персональных данных и несправедливость распределения средств, полученных от их эксплуатации.

Джеймс Бол – специальный корреспондент BuzzFeed UK, автор книги «Постправда: Как брехня захватила мир» (Post-Truth: How Bullshit Conquered the World). Играл ключевую роль в освещении ряда значимых утечек последних лет, в том числе связанных с документами Эдварда Сноудена (получил за последнюю работу Пулитцеровскую премию).

Во всех случаях, когда технологическая революция переворачивает мир, она первым делом приносит выгоду небольшому числу людей, возглавляющих ее, и наносит ущерб остальным.

Когда индустриальная революция порождает поточное производство, это ведет к тому, что тысячи квалифицированных независимых работников остаются без профессии и средств к существованию – и оказываются лицом к лицу с безработицей или необходимостью заниматься менее квалифицированной работой на новых фабриках, теряя свою свободу.

Со временем, когда закон и общество адаптируются к случившимся переменам, люди наконец получают защиту: права рабочих, ограничение количества рабочих часов, повышение безопасности труда и т.д.

Сегодняшний уровень концентрации богатства превышает все предыдущие исторические примеры – его можно приблизительно сравнить лишь с ситуацией 1920-х годов.

Всем ясно, что индустриальная революция в целом была весьма полезна для мирового развития и повышения уровня жизни людей – но потребовались десятилетия давления и работы правительства, чтобы убедиться, что эти блага распределены широко (вопрос равномерности все равно остается открытым).

Это урок для нас, живущих сегодня, в эру информационной революции, и он учит тому, что последствия недавнего скандала с Facebook простираются гораздо шире, чем многие могут представить.

То, что началось как шум вокруг методов, с помощью которых Cambridge Analytica собрала данные 50 миллионов пользователей Facebook, быстро вылилось в давно назревшие публичные дебаты о том, как Facebook и другие интернет-гиганты собирает, хранит и распоряжается нашими данными в целях получения многомиллиардных прибылей.

Наряду с вопросами приватности и возможными рисками для политических процессов, в которых мы участвуем, вопрос о том, кто владеет правами на наши персональные данные, может определить наше экономическое будущее.

Понятно, что собранная в одном месте информация о нас – даже сравнительно безобидные детали вроде поисковой истории наших браузеров – стоит огромных денег. Alphabet, материнская компания Google, в свои 20 лет стоит более 720 миллиардов долларов (официальный «день рождения» Google – 4 сентября 1998 года – ред.) – и большая часть этой стоимости формируется за счет рекламной и информационной деятельности. Капитализация Facebook, недавно отметившая 14-летие, все еще оценивается более чем в 475 миллиардов долларов, даже после падения ее акции в связи со скандалом.

Совокупная стоимость этих компаний, превышающая триллион долларов, – отражение ценности наших данных, и права компаний на них основаны на том, что миллиарды из нас согласились с правилами и условиями Facebook и Alphabet.

Несмотря на огромную ценность, создаваемую нашими ПД, мы отдали их в обмен на услуги, предоставляемые этими компаниями. Теперь, когда нам известна их истинная цена – цена, которую мы не могли представить, когда эти компании только появились на рынке, мы должны задать вопрос – а была ли эта сделка хоть мало-мальски честной?

Если, как утверждается, данные – это новая нефть, тогда нефтяные скважины оказались в руках у кучки миллиардеров, выкачивающих нашу информацию.

Чтобы убедиться в том, насколько это верно, стоит лишь посмотреть, как выросли доходы богатейших семей Америки (их около 160 тысяч, это 0,1% населения США). В 1978 году они составляли 7% от доходов всех жителей страны, сегодня – уже 20% (согласно исследованию Стенфордского университета), и львиная доля этого роста пришлась на эру интернет-сервисов.

Ближе всего ситуация напоминает 1920-е годы, и, как и тогда, обычные люди (работники) получают все меньшие куски пирога. Исследование Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) показывает, что доля валового национального продукта, попадающая в руки рабочих, заметно падает в развитых экономиках между 1970 и 2014 годами – например, в Великобритании это падение составляет порядка 6%, а в США – более 10%.

Другими словами, мировые богатства и власть все больше концентрируются в руках тонкой прослойки элиты, а остальным из нас приходится довольствоваться тем, что остается. Абсурдно считать, что технологии являются единственной причиной этого тренда: начало ему положили экономические политики, проводимые Рональдом Рейганом и Маргарет Тэтчер, а затем закрепленные их преемниками.

Но несмотря на мессианские послания Кремниевой долины об объединении мира и децентралицазии власти, технологии – и в особенности информационные технологии – концентрируют валюту будущего в руках ограниченного меньшинства.

Понятно, что Cambridge Analytica придется ответить на серьезные вопросы о сборе и использовании пользовательских данных. Facebook уже пообещала пересмотреть политику компании в отношении доступа разработчиков сторонних приложений к данным пользователей.

Это полезные и важные обсуждения. Но в мире, где данные все больше означают деньги и власть, мы должны также задать себе более важный вопрос – кто владеет нашими данными, кто их контролирует – и как мы можем изменить эти неравноправные отношения.