Рунету 20 лет. Что произойдет в следующие 20 лет?

160

Влияние Рунета приведет к новым изменениям в деловой и общественной жизни. Некоторые из них коснутся каждого из нас, а некоторые произойдут внутри корпоративных сетей. Что изменится для человека?

Рабочее место – не нужно. По мере того, как широкополосное соединение становится стандартом для дома, общественных мест и офисных зданий, размывается понятие рабочего места. Компании в области профессиональных услуг давно это поняли и часто не закрепляют за сотрудником его рабочий стол. Пришел в офис, сел на свободное место, открыл ноутбук и зарегистрировался для телефонных переговоров по закрытой внутренней телефонной сети – вот и всё, сотрудник включен в процесс! Если работаешь из дома, то участвуешь в телеконференциях, поехал в командировку – и тоже на постоянной связи. Непрерывность бизнес-процессов в компаниях, основанных на интеллектуальном труде, обеспечивается широким проникновением Рунета.

Пример – наша компания небольшая, но мы не обязываем аналитиков работать в офисе. Есть постоянно занятые в проектах сотрудники, которых Партнеры не видят месяцами, а есть сотрудники, которые имеют стаж в компании более двух лет, но я их никогда не видел лично. Только через Скайп…

Проекты обсуждаются и развиваются усилиями международных команд. У нас был прецедент, когда обсуждение проекта параллельно вели специалисты и инвесторы, которые находились в Москве, Тель Авиве, Красноярске и на острове Пасхи. Держу пари, у читателя могут быть примеры еще интереснее, поделитесь!

Программа на компьютере – не нужна. Доступ к облачным хранилищам становится все лучше. Он уже настолько хорош, что во многих случаях можно без заметной потери производительности не загружать программное обеспечение на конкретное устройство. Сегодняшний Рунет дает доступ к онлайновым офисным пакетам (взять хотя бы Microsoft Office 365 или Google Docs) и тысячам полезных приложений. В обозримом будущем для решения своих профессиональных или творческих задач мы перестанем устанавливать прикладной софт «на носитель», а будем арендовать (или использовать бесплатно) лучшие в индустрии приложения для решения задачи каждого нового типа.

Компьютер – не нужен. Для обработки текущей почты и онлайнового обмена сообщениями достаточно планшета или смартфона. Даже «уличное» соединение 3G или 4G в больших городах уже вполне производительно. Еще недавно для работы c серьезными документами был нужен более мощный процессор. Больше нет! Даже средний планшет обладает достаточной производительностью, нужен лишь адекватный (вашим задачам) способ отображения и интерфейс. Скажем, большой и детализованный экран и средство точной навигации в пределах рабочей области документа. Кстати, это единственный режим, в котором тактильный интерфейс пока уступает мыши или тачпаду. Просто запускаете профильный для текущей задачи пакет программ, и работаете там, где есть удобное средство отображения. Например, телевизор HDTV тоже подойдет для многих применений, если с ним можно использовать клавиатуру и мышь (или любое другое устройство позиционирования). Вполне возможно, что получат широкое распространение устройства отображения «по запросу»: нужен большой экран – получите проекцию на стену комнаты, работайте. В любом месте, где хочется пообщаться, уже есть Сеть, значит через нее можно заставить работать сверхминиатюрные носимые или встроенные в организм устройства. Кроме того, микрофоны, каналы связи, акустические системы есть повсеместно, почти в любом помещении. Нужно только решить задачу их фокусировки на заданной точке, на заказавшем услугу человеке. А если нужна большая вычислительная мощность – уже сейчас мы можем заимствовать ее через облака. Получается, потребителю потребуется только некое носимое устройство, с помощью которого можно идентифицировать себя и свои координаты в облаке. Появятся новые, сверхточные средства верификации и аутентификации агента, требующего сетевую услугу. Если их не будет, мы рискуем провести часть своей жизни, общаясь с искусственными, синтетическими персонажами. Ну, ладно – по своей воле, а если непреднамеренно?

Наличные деньги – не нужны. Онлайновые кошельки и прямые платежные операции через онлайн-банк станут общепринятым методом оплаты. Это возможно уже сейчас, так как Рунет покрывает подавляющее большинство точек, в которых проводится оплата. Осталось решить административные проблемы, например, санкционировать одноранговые («я-тебе») платежи и решить организационно-технические задачи. Первое – сложно, а второе – нет. В случае успеха, через некоторое время это приведет к возникновению новой системы денежного оборота. Изменится роль и механизмы работы банков (их станет гораздо меньше), но самое интересное – упростится контроль со стороны регулирующих органов. Так что большого сопротивления «сверху» не предвижу. Средством идентификации плательщика и получателя оплаты могут стать носимые устройства, например, смартфоны.

Кредитные карточки – не нужны. Уже сегодня все идентификационные данные банковской карты, достаточные для выполнения платежей, могут храниться в памяти мобильного устройства. В ближайшее время появятся мобильные приложения, которые смогут взаимодействовать с POS в онлайне. Отпадет необходимость «прокатки» или засовывания чип-карты в ридер: эти приемы и технологии были необходимы для идентификации и контроля, но их актуальность будет утеряна с переходом на безналичный денежный оборот. Как сказано выше, средством аутентификации могут стать мобильные устройства, например, телефоны, но…

Телефон – тоже не нужен. Уже сейчас появились и используются компактные устройства (наручный браслет, гарнитура блю-туф и проч.), задача которых – упростить интерфейс к телефону для выполнения основных, базовых операций, характерных для телекоммуникационного устройства (разговор, извещения о сообщениях, контроль расписания и пр.). Сам смартфон, в такой ситуации, становится портом-посредником этого устройства к телекоммуникационной сети. При этом, смартфон может путешествовать с Вами в кармане, портфеле или сумочке. Вы достанете его только для того, чтобы воспользоваться большим экраном, клавиатурой, памятью, заранее загруженными программами. По сути, смартфон является компромиссным интерфейсным устройством (экран-то, все же, маловат) и средством хранения индивидуальных данных и софта. Это возвращает нас к предыдущим прогнозам: индивидуальные данные и софт уйдут в облака, а интерфейсы мы будем выбирать адекватно каждой текущей задаче. Телефон, как отдельное устройство, будет вымирать. Что появится взамен? Сверхминиатюрные средства соединения с Сетью. Носимые, как сережка, кольцо, очки, браслет, «кольцо Руматы», наклеиваемые/напыляемые на кожу, встраиваемые в организм. Не берусь угадать, как в точности, но доступ к сети станет прямым (физически непосредственным) для всех заинтересованных индивидуумов. Это может стать чем-то вроде нового, встроенного органа чувств. А аутентификация будет вестись с учетом, например, нашей ДНК или еще чего-либо биологически однозначного. Каждый из нас – сам себе идентификатор.

Информационная паранджа. До сих пор общение в сети часто сопровождается анонимностью участников. На деле, идентифицировать можно почти любого, это простая техническая задача, однако, требующая специальных компетенций. Как следствие, граждане сети (netizens) не могут легко опознать онлайнового робота, преднамеренного дезинформатора, искусственную или украденную индивидуальность, официальный сайт корпорации или его имитацию, доверительный источник публикации или фальшивку. В ряде случаев анонимность, наверное, оправдана (на сайтах знакомств, возможно), но часто она позволяет манипулировать данными, а как следствие – людьми. Это один из простейших инструментов информационных войн. Интернет должен будет получить механизм добровольной и полной аутентификации. Для этого, в частности, может понадобиться сеть идентификационных центров доверия (что-то вроде Verisign), которые будут удостоверять идентичность субъекта в сети, хранить и периодически проверять необходимые для этого артефакты. Признак наличия аутентификации должен стать «видимым» и легко доступным для проверки со стороны любого желающего. С другой стороны, если кто-то не хочет быть узнанным, это его право. Уже разрабатываются, и скоро появятся индивидуальные (коммерческие и условно-бесплатные) «анонимизаторы». Обитатели Сети, однако, имеют право знать, что данный участник коммуникаций скрыл свою сущность. Если кому-то хочется носить информационную паранджу, пусть носит – но это должно быть видно окружающим.

Облако накроет не всех. До сих пор интернет представлял собой общедоступное хранилище, говорилище и смотрелище. Каждый может вынести в сеть любой контент, качество которого порой бывает отвратительным, а релевантность реальному миру – нулевой. Объем данных возрос настолько, что большая часть мощности современных поисковых машин тратится на отбор и отсев информационного мусора. Проблема «биг дата» во многом является проблемой осмысленной навигации в мутном океане сомнительных данных. К тому же, существуют глубокие культурно-исторические различия разных народов. Политические и экономические противоречия государств и сообществ заставляют власти задумываться о фильтрации контента, об установлении приемлемых для традиций какой-то части Мира правил и норм использования Сети. Создание информационных «периметров» (к сожалению, объективное обстоятельство) приведет к возникновению отдельных сегментов интернета с частичным внутренним регулированием. Возможно, произойдет децентрализации органов саморегулирования интернета, и ICANN, действующий исключительно на американской почве, будет вынужден сильно измениться. Как одно из следствий, некоторые облачные услуги могут стать не полностью доступными для целых стран, доменов, территорий. Цифровое разделение углубится, а прогнозы, сделанные выше, смогут оправдаться только для стран, достигших информационной зрелости и умеющих защищать свой информационный суверенитет. Желательно – не в ущерб свободе граждан.

Война у порога. Собственно, мировая информационная война в виртуальном пространстве ведется уже давно. Об этом поговорим отдельно, ниже. По мере развития средств преодоления защиты информационных объектов, информационная безопасность будет становиться все более важной и все труднее решаемой задачей. Корпоративные барьеры защиты выйдут за пределы компаний и будут начинаться на мобильных устройствах сотрудников. Корпоративная разведка станет все более важным фактором конкурентоспособности. Информационная война будет постоянным фоном взаимоотношений между странами, сообществами и корпорациями. Во всеобщей сети все сложнее станет защищать культурно-исторический контекст и информационный приоритет. Системы управления корпорациями, обществом, жизнеобеспечением государств, вооруженными силами уже основаны на интернет-коммуникациях и постепенно становятся распределенными, действуют в облачных сервисах Сети. Как следствие, роль информационно-телекоммуникационного оружия перевесит роль традиционных средств поражения в будущих региональных конфликтах (с участием развитых стран). У более продвинутых государств может появиться возможность «выключить» неугодную страну (вернее важные составные части ее жизнеобеспечения).

У Сети есть хвост. Как в известной поговорке о хвосте, который машет собакой, интернет уже в состоянии генерировать синтетическую, не-объективную реальность. Практически невозможно отличить правду от лжи, если поток информации идет из многих источников и постоянно. В наиболее безобидном случае, мы можем пережить вооруженный конфликт, которого вовсе не было, или наоборот, пропустить кардинально важное событие. Станет окончательно не важно, кто де-факто выступил агрессором, важно, что будет думать об этом «целевая аудитория». В ближайшие годы будут совершенствоваться механизмы и создаваться новые средства онлайновой пропаганды. Впрочем, станут развиваться и изощренные инструменты для идентификации и фильтрации тенденциозных информационных потоков. Добро пожаловать в новую реальность! Сеть станет средством всеобщего манипулирования истиной, причем преимущество заведомо останется на стороне наиболее развитых, инновационно-заряженных игроков (стран и, в широком смысле, корпораций). Безусловно, всеобщая аутентификация источников может помочь с этим бороться, но только отчасти. Но и это не поможет, если средства идентификации субъектов останутся в руках отдельных наций – лидеров в информационных технологиях. Манипуляции истиной присущи человечеству и без Сети, но интернет создает для этого качественно новые возможности.

Что произойдет с нами, простыми гражданами Сети? Мы будем видеть и чувствовать по-новому, избавимся от зависимости от каких-то конкретных устройств и вещей, сможем по собственному желанию вести диалог, «видеть» местонахождение любых других людей, которые против этого не возражают. Но нам нужно будет построить сетевую культуру, основанную на добровольно-обязательной аутентификации личности, а также на доступной пользователям Сети верификации источников информации. Несмотря на массовое использование Облака, мы должны будем периодически сохранять свои индивидуальные данные в собственном, локальном хранилище – личном информационном сейфе! Хотя бы – как эталон для сверки. Это может потребоваться для того, чтобы наши воспоминания не оказались заменены чужими, а нашу личность не поставили под сомнение те, кому это окажется выгодным…

Источник: zimmarat.livejournal.com