Правь, Британия, сетями?

В настоящее время палата лордов готова рассмотреть – и, вероятнее всего, одобрить – законопроект Investigatory Powers Bill, закон об оперативно-розыскной деятельности. После чего спецслужбы Великобритании получат законное право использовать «всеобъемлющий доступ» (bulk powers) для систематической слежки за любым человеком и любой организацией, вне зависимости от их национальной и территориальной принадлежности, сферы деятельности и отношения к британской юрисдикции.

Не то чтобы MI6 чего-то стеснялась в отсутствие закона. Благодаря Сноудену достоверно известно, что нет, не стеснялась. Теперь Investigatory Powers Bill устранит даже формальный повод для стеснения: британская спецагентура получит лицензию на, если прибегнуть к аналогии с бондианой, цифровое убийство.

Ещё одна напрашивающаяся аналогия – каперство, королевская лицензия на пиратство – точна не вполне, поскольку капер был не вправе атаковать корабли нейтральных стран, не говоря уже о союзных. В киберпространстве же ограничений нет.

Составить представление о новом законе можно из краткого обзора 192-страничного документа Report of the Bulk Powers Review («Доклад о полномочиях по всеобъемлющему доступу»). Он подготовлен независимым экспертом в области противодействия терроризму, королевским адвокатом Дэвидом Андерсоном (David Anderson) в августе 2016 года. Документ не подвергает сомнению целесообразность «всеобъемлющего доступа», зато содержит вывод о его высокой эффективности, даже незаменимости.

В докладе рассматривается необходимость и эффективность предоставления спецслужбам Великобритании четырех основных полномочий при ведении радиоэлектронной разведки: полномочий по массовому перехвату, массовому сбору, массовому взлому и массовому хранению данных. Такие полномочия имеют исключительно контрразведка (MI5), ведомство внешней разведки (MI6) и штаб правительственной связи Великобритании (ШПС; GCHQ). Исследование проводилось по поручению британского правительства.

В состав экспертной группы Андерсона входили три независимых специалиста по техническим и юридическим вопросам, их мнения учтены при выработке заключительных выводов.

В документе изложена процедура ознакомления экспертов с применением спецслужбами полномочий по массовой слежке: «Три члена экспертной группы в качестве вводного ознакомления провели первые полдня в MI5. Далее один из экспертов работал полдня в ШПС, изучая возможности новейших технических разработок и расспрашивая технический персонал ШПС об их использовании. Затем вся команда провела один день в MI5, один день в MI6 и еще два дня в ШПС. Кроме того, члены группы, индивидуально или в парах, проводили совещания с персоналом спецслужб. Помимо внутренних документов использованы около 60 исследовательских работ MI5, MI6 и ШПС, опрошены 85 сотрудников спецслужб».

Основной вывод доклада: «Полномочия по всеобъемлющему доступу имеют подтвержденную оперативную пользу. Взлом и масштабные информационно-технические операции имеют с точки зрения выполняемых спецслужбами задач решающее, хотя ещё не доказанное преимущество. Полномочия по всеобъемлющему доступу играют важную роль в выявлении и предотвращении рисков в Великобритании, Ирландии, а также за их пределами. Там, где есть альтернативные средства, они часто являются менее эффективными, опасными, ресурсоёмкими, медленными и глубже проникающими в частную жизнь заинтересованных лиц.

Всеобъемлющий доступ не является контролем за деятельностью обычных граждан: он является жизненно важным инструментом для поддержания безопасности Великобритании. Он, несомненно, помогает спасать жизни».

В документе приведены примеры секретных операций, когда перехват интернет-сообщений помог освободить британских граждан, похищенных в Афганистане, и предотвратить ряд терактов на территории страны.

Вопрос о самом наличии таких полномочий у спецслужб и их соразмерности решаемым задачам авторы доклада не рассматривают, поскольку наделение спецслужб полномочиями относится к компетенции парламента страны.

В документе содержится всего одна рекомендация на сей счёт: «техническая консультативная группа независимых ученых и экспертов отрасли, назначенная Полномочной исследовательской комиссией, должна консультировать спецслужбы по вопросам влияния технологий в результате их развития на частную жизнь граждан, а также о том, как MI5, MI6 и ШПС могли бы уменьшить следы своей деятельности в частной жизни граждан».

В документе нет других более конкретных рекомендаций, поскольку их выработка не была целью доклада.

Дэвид Андерсон пишет: «Я размышлял о том, есть ли смысл подготовить рекомендации по «урезанию» некоторых полномочий по всеобъемлющему доступу, например, путем описания типов поведения, которые никогда не должны быть авторизованы, или посредством ограничения последующего использования собранных материалов. Но, учитывая позднюю стадию рассмотрения законопроекта в парламентских комитетах, я посчитал нецелесообразным делать это. Технологии и терминология будут неизбежно меняться быстрее, чем способность законодателей идти в ногу с их развитием. Данный законопроект (Investigatory Powers Bill), которому я не хотел бы создать каких-либо помех, определяет широкие ориентированные на будущее полномочия, подробные правила поведения, а также всесторонние и надежные меры защиты.

Чтобы новый закон имел хоть какой-либо шанс идти в ногу с развитием технологии в течение следующих 10 или 15 лет, ему необходимо избежать ловушки чрезмерно предписывающего и технически определяющего подхода».

В пресс-релизе, опубликованном 19 августа 2016 года на официальном сайте правительства Великобритании, дана высокая оценка данному документу.

«Правительство приветствует полный и всесторонний доклад господина Андерсона, который совершенно ясно свидетельствует о критически важном значении полномочий по всеобъемлющему доступу. В докладе делаются следующие выводы.

Всеобъемлющий доступ является «жизненно важным инструментом» для органов безопасности и спецслужб, при том, что альтернативные методы не обеспечивают аналогичных результатов. В одном из случаев похищения людей в Афганистане, изученных авторами доклада, эксперты делают вывод: «Если бы в операции по освобождению не был задействован всеобъемлющий доступ, один или более заложников с высокой степенью вероятности могли быть убиты».

Всеобъемлющий доступ «имеет решающее значение в различных областях, включая борьбу с терроризмом, контрразведку и борьбу с незаконным распространением оружия массового поражения», и его использование не может быть сопоставимо [по эффективности] с данными, полученными с помощью целевых средств.

Использование права всеобъемлющего доступа проводится по существу ситуации, но есть вероятность того, что будут иметь место случаи, когда «не будет никакой эффективной альтернативы».

Всеобъемлющие наборы персональных данных (читай: досье – ред.) имеют важное значение для органов безопасности и разведки, а также для жизненно важных областей деятельности, где им не существует «никакой практической альтернативы».

Правительство уделяет пристальное внимание докладу Андерсона, который будет играть центральную роль при обсуждении предоставляемых законопроектом полномочий по всеобъемлющему доступу в палате лордов.

Премьер-министр Тереза Мэй сказала в этой связи: «Я благодарна Дэвиду Андерсону за подготовку этого доклада, содержащего детальный и тщательный анализ, для которого правительство предоставило беспрепятственный и беспрецедентный доступ к наиболее важной информации о возможностях наших органов безопасности и разведки».

«Доклад мистера Андерсона демонстрирует, каким образом полномочия по всеобъемлющему доступу, содержащиеся в проекте Investigatory Powers Bill, имеют решающее значение для нашей безопасности и спецслужб. Полномочия по всеобъемлющему доступу часто являются единственным средством, с помощью которого наши органы способны защитить британскую общественность от самых серьёзных угроз, с которыми мы сталкиваемся. Жизненно важно, чтобы мы сохранили их, гарантируя, что их применение является предметом надежной защиты и ведущего мирового надзора, которые закреплены в Investigatory Powers Bill».