Европейская альтернатива: «повлиять на работу Интернета» или «выпасть из исторического процесса»

653

Премьер-министр Франции Мануэль Вальс (Manuel Valls) призвал Евросоюз обновить регулирование Интернета и цифровой экономики. Он сказал, что Франция начинает работу над новым пакетом «цифровых законов», которые намерена принять в следующем году, сообщает WSJ.

Выступая в Париже в субботу, Вальс сказал, что только на общеевропейском уровне у французских законодателей есть надежда «повлиять на работу транснациональной сети вроде Интернета», и добавил, что если континент не справится с задачей такого влияния, то «выпадет из исторического процесса».«Мы более не можем удовлетворяться законодательством, регулирующим мелкие вопросы и часто противоречащим самому себе», — цитирует премьера Франции WSJ.

При ближайшем рассмотрении выясняется, правда, что и премьер-министр Франции, и WSJ трактуют «регулирование Интернета» как «регулирование поведения американских интернет-компаний в Европе».

Неравный поединок – Европа против американской компании

Призыв к модернизации управления Интернетом — последняя из инициатив Франции, которая уже больше года проталкивает в ЕС варианты регулирования «больших платформ» вроде Google или Facebook. В этом французов поддерживает Германия, что выливается (сетует WSJ) в «беспрецедентное давление со стороны европейских властных структур на крупные IT-компании вроде Google и Apple».

«До сих пор мы были абсолютно пассивны на уровне Евросоюза, когда речь заходила о больших интернет-платформах, — сказал Вальс. — Но сегодня только Facebook обширнее, чем весь Интернет десять лет назад, и мы должны перестроиться».

О намерении организовать общественные слушания новых цифровых законов Франция объявила еще в июне. Предполагается создание совместно с Германией общей стратегии регулирования деятельности IT-гигантов, чтобы противостоять их растущему влиянию (и супердоходам).

Франко-германская коалиция требует от Евросоюза разорвать временное антитрастовое соглашение с Google и осудить последнюю за злоупотребление своим доминирующим положением на рынке поисковиков.

С трудом достигнутое после четырех лет переговоров хрупкое соглашение между ЕС и Google, оглашенное в феврале (оно помогло Google избежать уплаты штрафа в 6 миллиардов долларов), было тут же поставлено под удар волной критики  со стороны влиятельных европейских политиков и издательских домов. В конце сентября еврокомиссар Хоакин Альмунья (Joaquin Almunia), добившийся февральского соглашения, сказал, что финальное решение по делу придется принимать бывшей министру экономики Дании Маргрете Вестагер (Margrethe Vestager), которая сменит его в ноябре – значит, ничего еще не решено.

Позиция Вестагер по этому вопросу остается неясной. Но в недавнем интервью WSJ она заявила, что (при ней) честная конкуренция в цифровой экономике будет «очень, очень высокой». «Мы должны быть уверены, что безопасность персональных данных защищается на высшем уровне, и что участники рынка понимают, как важна честная конкуренция и соответствующее регулирование», — сказала она.

В ответ представитель Google заявил, что компания продолжает «работать с Еврокомиссией, чтобы удовлетворить ее ожидания».

В сентябре Альмунья попросил Google еще раз пересмотреть условия договора с ЕС. Если Google откажется, прения возобновятся или против компании будут выдвинуты официальные обвинения, сказал еврокомиссар.

Второй вариант поддерживает значительное число европейских политиков. Так, министр экономики Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) еще в мае заявлял о необходимости открытого нападения на Google, чье влияние на рынке слишком велико. Ему вторит юрист Вернер Ланген (Werner Langen), считающий, что «если мы не нанесем им мощный удар, мы не решим проблему».

Альмунья не выказывает симпатии таким настроениям: «Скажу вам, как друг Германии, в тот день, когда я услышу, что разукрупнение приняли железнодорожные и электрические компании, и мы начнем обсуждать разукрупнение с телеком-операторами – тогда давайте поговорим и о разукрупнении Google, но не раньше». Договоренности, достигнутые с компанией, он считает вполне адекватными (и даже превосходящими те, что существуют между Google и правительством США, подчеркиваетWSJ – как будто должно быть иначе).

На родине Google действительно чувствует себя гораздо спокойнее, чем в Европе. Торговая комиссия США в прошлом году не стала выдвигать обвинения против Google после 19-месячного расследования особенностей поведения компании-монополиста на рынке поиска.

А Европейский суд недавно вынес решение, что поисковые системы вроде Google должны (в ряде случаев) реализовывать право граждан на забвение  и удалять их данные из результатов поиска.

Формально Google подчинилась предписанию. На конец июля компания удовлетворила запросы на удаление более чем половины данных жителей Евросоюза, которые обратились с просьбой сделать это. Однако данные удалены лишь виртуально – в Европе, точнее, на европейских «зеркалах»серверов американского поисковика сейчас их нет, но окончательного забвения не произошло – сведения о европейцах, собранные Google, не уничтожены.

Также Google в Европе подвергается нападкам со стороны нескольких стран за неэтичное обращение с личными данными пользователей и ненадежное хранение персональной информации.

В конце сентября группа экспертов, занимающаяся вопросами конфиденциальности данных, отправила главе Google Ларри Пейджу (Larry Page) письмо с предупреждением, что его компания должна работать в Европе по местным правилам защиты информации. К письму прилагался шестистраничный список действий в этом направлении, которые ждут в Европе Google.

Сама по себе группа не имеет власти, но к ней прислушиваются регуляторы, и поэтому Google стоит взять в расчет предложения защитников прайваси, считает WSJ. Но Google не торопится это сделать. Представитель Google ответил на письмо Пейджу: «Мы всегда открыты для обратной связи и надеемся на дальнейшее обсуждение данных рекомендаций».

Не Google единым

Когда дело доходит до налогов, претензии ЕС к американским транснациональным компаниям распространяются не только на Google, но также на Apple (а прежде от Еврокомиссии немало натерпелась Microsoft).

Расследование по недоплате налогов начались в июне, и хотя оно еще на ранней стадии, финальное решение, судя по всему, заставит выплатить огромные штрафы-компенсации Apple, а еще и Starbucks.

В конце сентября еврорегуляторы объяснили, пишет WSJ, почему они считают условия, по которым Apple в Ирландии платит недостаточные (с их точки зрения) налоги, незаконными.

В опубликованном заявлении Еврокомиссия сообщает, что пришла к предварительному выводу, что договоры о налогах, заключенные между ирландским правительством и Apple в 1991 и 2007 годах предоставляют американской компании преимущества перед местными производителями.

Представитель Apple ответил, что компания не получала никаких привилегий от Ирландии «в течение многих лет» и что налоги, выплачиваемые Apple, как в Ирландии, так и по всему миру, выросли в десять раз с 2007 года.

У Еврокомиссии, однако, «имеются сомнения» в прозрачности процедуры начисления налогов двум дочерним предприятиям Apple в Ирландии — Apple Operations Europe и Apple Sales International. Apple платила за своих «дочек» менее 20 миллионов евро (25,4 миллиона долларов) налогов в Ирландии на протяжении 2010-2012 годов. А в США компания выплатила порядка 12 миллиардов долларов налогов за 2013 финансовый год при продажах на 62,7 миллиарда долларов. За этот же период налоги в иностранных государствах (Apple не разделяет эти платежи по странам) составили 1,1 миллиард при продажах порядка 88 миллиардов долларов.

Подозрения Еврокомиссии в заниженных налогах пали также на Amazon.com Inc. и несколько других компаний. Комиссия также запросила налоговые документы у правительств Бельгии и Великобритании.

Сравнение с Россией

Россия находится в совершенно ином положении по отношению к проблеме управления Интернетом, нежели Европа. Наша страна, в отличие от Франции и Германии, располагает отечественными компаниями, которые на внутреннем рынке онлайн-сервисов обыгрывают американские. Так, Россия – одна из немногих (фактически двух, есть еще Китай) стран, где Google уступает местному игроку, а именно «Яндексу».

Опасения России куда серьезнее опасений французского премьера. Нас прежде всего беспокоит не то, что Google собирает персональные данные граждан, и не то, насколько аккуратно она платит налоги, а зависимость Рунета от ключевых элементов инфраструктуры Интернета, на которые у России нет достаточного влияния.

Политика России состоит в том, чтобы ввести киберпространство в сферу компетенции ООН, чему США активно противопоставляет т.н. мультистейкхолдерный подход. Идея этого подхода, если оставить от него главную суть, состоит в следующем: государства могут управлять Интернетом только наряду с другими заинтересованными сторонами – «стейкхолдерами», к числу которых относятся общественные организации, университеты, сообщества технических специалистов, компании и прочая аморфная масса так или иначе причастных, вплоть до отдельно взятых людей.

При этом фактический потенциал управления сосредоточен главным образом в одной стране. Это например, корневые DNS-серверы – их на планете 13, и 11 стоят в США (от корневых DNS-серверов зависит само существование доменов первого уровня, в том числе национальных доменов .ru и .рф). Позиция России в этом вопросе близка странам БРИКС,  это зафиксировано в Фортолезской декларации.

В Европе о нынешнем очевидно странном состоянии дел не говорят вовсе, вся активность в «управлении Интернетом» сводится к попыткам демонстративно жестко отрегулировать Google.

В этом тоже есть смысл, но не главный. Согласитесь, Франции (да и ЕС в целом) странно воевать за цифровой суверенитет с американскими компаниями, а не добиваться этого суверенитета, как полагается уважающей себя стране, во взаимодействии с другими странами, а если надо, то и в противодействии им.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: