«Отставание даже на несколько месяцев может существенно ухудшить позиции России на рынке ИИ-решений»

Министр правительства Москвы, руководитель департамента информационных технологий (ДИТ) Москвы Эдуард Лысенко дал интервью D-Russia.ru в связи с принятием закона об экспериментальном правовом режиме для внедрения технологий искусственного интеллекта (ИИ) в Москве. 

– Зачем отдельный ФЗ? Чего не хватает в действующем законодательстве, чтобы провести эксперимент? Создать, например, песочницу – закон для этого уже готов. В Москве был, кроме того, проект сбора обезличенных геоданных от операторов сотовой связи, и действующего законодательства хватало.

– В законопроекте о регуляторных песочницах обозначены восемь отраслей, в которых предлагается применять цифровые инновации. Однако опыт Москвы показывает, что ИИ охватывает практически все значимые для города отрасли. Сфера его применения гораздо шире, чем восемь отдельных направлений. Именно поэтому было принято решение внести отдельный законопроект, который учитывает эту особенность ИИ.

Сейчас закон об экспериментальном правовом режиме в сфере ИИ принят.

Что касается геоданных, то это исключительно статистическая информация. Она позволяет определять необходимость улучшения или корректировки транспортных маршрутов, строительства необходимых инфраструктурных или досуговых объектов и других изменений, направленных на повышение удобства жизни москвичей. Но для обучения искусственного интеллекта одних геоданных недостаточно. Для развития ИИ-проектов необходим гораздо больший объём данных, а существующая нормативно-правовая база затрудняет их использование для развития медицинских сервисов, беспилотных автомобилей и других технологий.

Сейчас практически во всех странах-лидерах в сфере цифровизации применяются разные форматы правовых экспериментов. А в условиях быстрого развития технологий отставание даже на несколько месяцев может существенно ухудшить позиции России на мировом рынке решений в области ИИ. В этой связи Москва готова выступить пилотной площадкой для апробирования решений на базе ИИ и проработки вопросов нормативного регулирования этой отрасли.

– Какова организация эксперимента? Координационный совет – кто в него войдёт?

– В состав координационного совета войдут представители федеральных ведомств, правительства Москвы и профильного бизнес-сообщества. Этот орган будет отвечать за координацию всех участников эксперимента: формировать стратегические направления и механизмы реализации экспериментального правового режима, вести реестр участников и следить за тем, чтобы проекты, которые реализуются в этой регуляторной песочнице, не нарушали Конституцию и федеральное законодательство.

Конкретный состав проектов координационный совет определит к началу эксперимента. В первую очередь планируется реализация инициатив, направленных на улучшение повседневной жизни горожан. Это проекты в образовании, здравоохранении, социальной сфере. Повышение эффективности в этих отраслях – первоочередная задача эксперимента. Кроме того, столь же приоритетными являются решения, направленные на повышение качества городского управления, реализацию задач в строительстве, ЖКХ, транспорте.

– Какие осязаемые блага получат граждане в результате эксперимента? Может, уже существует замысел создать определённые сервисы? Если да, то какие?

– Москва не первый год использует технологии ИИ в городских сервисах. Например, в общегородском контакт-центре с 2014 года работает голосовой помощник. Мы научили робота не только отвечать на самые распространённые вопросы горожан, но и анализировать интонацию и даже распознавать сленг. К примеру, если человек называет машину «тачкой», робот это поймёт и ответит на вопрос. И если поначалу москвичи относились к технологии с недоверием, то сейчас свободно общаются с ИИ-оператором и даже благодарят его. Зачастую он предоставляет информацию гораздо быстрее, чем человек. У обычных операторов появилось больше времени для ответов на сложные, нестандартные вопросы.

Проекты с использованием ИИ есть в сфере транспорта – начиная от управления транспортными потоками и заканчивая тестированием беспилотного общественного транспорта. Речевые технологии в здравоохранении помогают пациентам записаться к врачу, отменить или перенести запись без привлечения оператора – с помощью голосового бота. На базе нескольких московских поликлиник мы пилотируем систему поддержки принятия врачебных решений. Ещё одно важное направление, над которым мы сейчас работаем, – предоставление проактивных онлайн-услуг. Смысл в том, что система будет анализировать данные, которые пользователь предоставил городу, и предлагать ему (пользователю) актуальные услуги в определённой жизненной ситуации.

Всё это примеры реально реализованных проектов, которыми москвичи пользуются практически ежедневно. Для горожан ИИ стал привычным явлением. В конце прошлого года аналитики ДИТ провели исследование, которое показало, что девять из 10 москвичей хотя бы раз использовали сервисы на основе ИИ, а 93% жителей поддерживают развитие этих технологий.

Что касается бизнеса, то анализ четырёх исследований применения ИИ в бизнесе, проведенный платформой ICT.Moscow, показал, что треть российских компаний уже активно внедряют решения на основе ИИ. Ещё около половины планируют внедрить в ближайшее время. Именно те компании, которые в ближайшее время будут внедрять решения на основе ИИ, в наибольшей степени почувствуют преимущества нового правового климата.

Практически все крупные компании, так или иначе работающие в сфере ИИ, положительно отозвались об этой инициативе. Многие их предложения изначально были учтены в тексте.

– Что по окончании эксперимента: не планирует ли Москва тиражировать наработанные технологии и сервисы в регионы? Если да, то как – за деньги?

– Учитывая ёмкость и сложность таких проектов, следует говорить не о тиражировании решений, а о тиражировании сервисов, разработанных компаниями на площадке Москвы в рамках этого экспериментального режима.

Экспериментальный правовой режим на региональном уровне позволит сформировать качественные предложения для реализации в том числе федеральных полномочий. Законом отдельно предусмотрено тиражирование успешного московского регуляторного опыта на федеральный уровень, это одна из задач координационного совета.

– По каким критериям будет оцениваться результат эксперимента?

– Оценка эффективности экспериментального правового режима будет даваться как в ходе эксперимента, так и по его итогам. Здесь нельзя однозначно сказать, «удался» он или «не удался». Цель именно в том, чтобы на примере Москвы посмотреть, как будет развиваться отрасль в условиях регуляторной песочницы, просчитать риски, проанализировать результаты эксперимента и совместно со всеми заинтересованными сторонами сформировать предложения по корректировке законодательной базы.

Москва, в первую очередь, ориентируется на достижение целей и решение задач национальной стратегии развития ИИ до 2030 года. Главными результатами для нас будут рост качества жизни населения, повышение эффективности государственного управления, а также рост качества, количества и конкурентоспособности российских разработок в сфере ИИ.

– Закон предусматривает участие только московских IT-компаний – в чём смысл ограничения участников по месту регистрации, если нет ограничений на размещение технических средств и данных?

– Закон предполагает введение специализированного регулирования правовыми актами правительства Москвы. Поэтому участие только компаний, зарегистрированных на территории города Москвы, позволит избегать возможных правовых коллизий. Кроме того, введение дополнительного требования по месту регистрации компании позволяет обеспечить соблюдение установленных правовым режимом требований, в том числе к обращению с данными.

– Важное место в законе занимает понятие «обезличенные персональные данные». Что этот термин означает?

– Этот термин в последнее время фигурирует сразу в нескольких законодательных инициативах, связанных, в том числе, с национальной программой «Цифровая экономика Российской Федерации». В официальном отзыве правительства Российской Федерации было указано, что используемое в законопроекте понятие «обезличенные персональные данные» необходимо привести в соответствие с федеральным законом «О персональных данных». В итоговой редакции закона используется термин «персональные данные, полученные в результате обезличивания». Обезличивание – это действия, в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту.

Обезличенные персональные данные крайне важны для обучения ИИ. Например, система поддержки врачебных решений не сможет подсказать врачу-радиологу, что на конкретном снимке КТ в конкретной области лёгкого есть подозрение на опухоль, если эта система предварительно не будет обучена на тысячах снимков. При этом для обучения системы ей не надо знать, кому принадлежит каждый из этих снимков – ей нужно научиться распознавать злокачественные опухоли. Аналогичная ситуация с системами в других областях – образование, транспорт, экология и др.

– Как будет происходить обезличивание персональных данных и кем гарантируется их безопасность? По окончании эксперимента закон предполагает уничтожение обезличенных данных. Как же так? Ведь это важнейший ресурс для обучения ИИ-систем.

– Обезличивание персональных данных будет осуществляться в соответствии с действующими нормами закона о персональных данных, о чём присутствуют явные формулировки в законе. Уничтожение данных, в соответствии с формулировками документа, должен будет осуществлять тот участник, который покидает площадку эксперимента.

– Как и кем будет обеспечено юридическое сопровождение эксперимента.

– На стратегическом уровне этот функционал будет возложен на координационный совет.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться: