За таланты надо бороться

Предлагаем вашему вниманию текст профессора ИТМО, д.т.н. Анатолия Шалыто, приуроченный к началу учебного года.

В стране есть еще по крайней мере один человек, который, как и я, считает, что за таланты надо бороться, — это президент Татарстана Рустам Минниханов.

Его цитирует деловая электронная газета «БизнесOnline»: «Вот мы встречались с нашими 100-бальниками, а у нас их 117, из них только 50% остается в республике, а остальные уезжают. Это самые лучшие, кого мы подготовили. Вот наша система образования школьная подготовила, а они уезжают. 50% — это много! Это не значит, что у нас плохие вузы, просто вы не работаете с ними. Вы не знаете, что с ними происходит. Вы не доходите до них! Вот девушка из Бугульмы получила 300 баллов, уехала не в Москву или Санкт-Петербург! Она в Самару уехала, в медицинский! В Самару уехала! Никто с ней не встречался, никто с ней не разговаривал. Я не говорю, что в Самаре плохо, но мы должны бороться за умы. Почему Кремниевая долина, как пылесос, со всего мира качает все таланты? Куда вы смотрите? За счёт чего ваши вузы будут конкурентны? Самое главное — это студент, интеллект, который в школе мы привили. Я хочу обратиться к ректорам сейчас. Перестаньте быть такими крутыми! Вы должны знать всю ситуацию в школе! Вы должны привлекать таланты любыми условиями!»

В подтверждение сказанному президентом Татарстана — отзыв отца одного из абитуриентов: «Региональные вузы полностью провалили работу с выпускниками. В качестве примера приведу моего сына — выпускника из Красноярска. Исходные данные: олимпиадник-призёр по трём предметам, приличный результат по ЕГЭ. Были звонки и именные приглашения из четырех-пяти питерских и московских топ-вузов, а также из НГУ. И… ни одного из Красноярска. Отметили с супругой, что наиболее качественно этот процесс поставлен в Университете ИТМО, хотя сын и выбрал в итоге другой вуз».

А теперь расскажу, как это работает в Университете ИТМО. Приведу пример из приёма в магистратуру на кафедру компьютерных технологий в этом году. К нам поступала красавица и умница как раз из Самары, она занималась физикой и математикой, а ещё нормально программировала. Мы ей сразу сказали, что принимаем её.

Через пару недель меня попросили с кем-то из поступающих поговорить. Это вновь оказалась та же девушка из Самары. Она чуть не плакала, так как… поступила в магистратуры сразу четырех или пяти ведущих университетов страны.

Я в течение получаса рассказывал, что её ждет, если она поступит к нам и начнёт заниматься биоинформатикой у Леши Сергушичева со всеми вытекающими из этого научными «последствиями». Как мне потом сказали, в итоге она решила поступать к нам и ушла с улыбкой. Я не думаю, что где-то ещё кто-то из профессоров в начале августа достаточно долго уговаривал абитуриента поступать к ним, так как в это время в приёмной комиссии обычно находятся студенты-волонтеры и, максимум, замдекана, которые вряд ли могут предложить поступающему дальнейшую жизненную траекторию, которая его заинтересует.

Минниханов прав: за таланты, тем более интеллигентные и красивые, надо бороться. Я боролся, и она поступила к нам! Я нашёл её страницу в Facebook, поздравил с поступлением к нам, сказал, что договорился с Лёшей Сергушичевым, попросился к ней в «друзья», и она меня «приняла». Это дало мне, в частности, возможность прочесть слова одного её знакомого: «Поздравляю! Отличный выбор!»

Я также поздравил с поступлением в магистратуру Ивана Магду из Благовещенска, у которого принимал вступительный экзамен. Он и его старший брат — Денис — мои друзья по соцсети «ВКонтакте». Иван поблагодарил меня и написал, что последние два года мечтал о поступлении к нам, и очень рад, что это получилось. При этом он заметил, что старший брат сказал ему, что дальнейшее обучение имеет смысл, только если оно будет происходить в Университете ИТМО.

Потом я получил письмо от Дениса: «Анатолий Абрамович, здравствуйте! Моему брату очень повезло: смог попасть в магистратуру на Вашу кафедру. Всей семьей радовались. Спасибо Вам за «Заметки о мотивации» и продвижение университета в Интернете. Талантливая молодёжь на это клюет так, что родственникам не приходится убеждать его продолжить обучение после бакалавриата, повременив с работой. Выжмите из брата все, он к этому готов. Удачи Вам!».

За таланты надо бороться не только с университетами, но и с крупным бизнесом. Вот что, например, рассказал в интервью Rusbase бывший пиарщик «Одноклассников» и Maxfield Capital, а теперь — глава по IT-коммуникациям в Bayer Надир Хабдулин: «Работая в Bayer, понимаешь, что компании конкурируют за высококлассных специалистов по всему миру с Amazon, IBM и т.д. В такой ситуации слова Германа Грефа про конкуренцию с Google и Facebook уже не кажутся погоней за хайпом. Это действительность, с которой живут компании в различных отраслях».

Я тоже участвую в этой битве и иногда побеждаю не только на уровне магистратуры, но и после неё, что значительно сложнее.

Конечно, таланты нужно искать, по возможности «копать» вглубь.

Вот, например, как проходит у нас экзамен в магистратуру. Поступающие к нам должны были ответить на два вопроса из вытянутого билета, но до этого с каждым, кто учился в бакалавриате не у нас, мы весьма долго беседовали. При этом мы интересовались, в каком вузе и по какой специальности поступающий стал бакалавром или специалистом, про что у него была выпускная работа, имеет ли он опыт практической работы и если да, то какой, на каких языках программирует и с какого возраста, какова максимальная «длина» программы, которую он писал, занимался ли он научной работой и есть ли у него публикации и, если да, где они опубликованы, что из написанного им мы сейчас можем посмотреть в Интернете, участвовал ли он в олимпиадах и так далее.

После этого некоторых из ребят, в программистской подготовке которых сомневались, мы просили написать код для любимого ими алгоритма на любимом языке программирования. А ещё мы рассказывали, как трудно будет у нас учиться, если они поступят, учитывая тот факт, что костяк группы составят ребята, которые «выжили» после нашего бакалавриата. Кроме этого, мы интересовались, смогут ли они с их программистской подготовкой в магистратуре написать почти полноразмерный компилятор и знают ли они, что выпускной работой в магистратуре является диссертация, и её не написать, если не работать в классной программистской компании или не заниматься наукой на кафедре.

После такой проникновенной беседы некоторые ребята понимали, что они не туда пришли учиться программировать, и, не отвечая устно на вопросы билета, тихо «линяли».

А теперь главное: практически каждый абитуриент пытался поступить не только к нам, но и в другие университеты. Так вот, ребята сказали, что практически везде с ними никто не разговаривал, приём осуществлялся исключительно по письменным ответам на вопросы билета.

Я такого не мог даже предположить, так как при наличии мобильных телефонов написать правильный ответ на практически любой вопрос не представляет большого труда. При этом можно предположить, что процесс списывания не пресекался, так как такой формат приёма экзамена предполагает, что принимающие были заинтересованы в приеме практически кого угодно. И это действительно так, потому что человек, окончивший бакалавриат или специалитет практически по любой специальности, может поступить в магистратуру также практически по любой специальности. В частности, к нам поступал мальчик, окончивший бакалавриат по инноватике, но в области… сварки, и, естественно, после разговора с нами он пошёл куда-то в другое место учиться программировать… на пятом курсе, приговаривая, что «не боги горшки обжигают».

При этом многие скажут, что ничего страшного нет и таком приёме. Поступит такой в магистратуру, а на первой же сессии вылетит. Оказывается, может и не вылететь, и не потому, что в нём откроются какие-то невиданные способности, а потому, что ректоры некоторых вузов запретили ставить двойки, и не только в магистратуре…

У меня пока всё.

Об авторе: Анатолий Абрамович Шалыто, профессор Университета ИТМО.