Игорь Щёголев: «Учения подтвердили недостаточную устойчивость Рунета при недружественных «целенаправленных действиях»

Игорь Щёголев: «Учения подтвердили недостаточную устойчивость Рунета при недружественных «целенаправленных действиях»

Помощник президента Российской Федерации Игорь Олегович Щёголев дал интервью интернет-изданию D-Russia – оно посвящено теме безопасности Рунета как важнейшего условия развития страны, сохранения экономической и политической стабильности. Государство озабочено не тем, как ограничить Интернет в России, а, наоборот, видит задачу в обеспечении его работоспособности в любых условиях, сказал Щёголев.

— Почему вопрос о защите Рунета от внешних угроз надо было рассматривать на Совбезе?  Инициатива, насколько мне известно, была ваша.

— Потому что обеспечить работоспособность Интернета в России – задача национальной безопасности. По этой причине это и обсуждалось на заседании Совета безопасности.

Без IT вообще и в особенности без Интернета нельзя обеспечить ни развитие, ни устойчивость экономики, социальной сферы, государственного управления. И бизнес, и государство используют Интернет практически во всех сферах деятельности. Благодаря Интернету россияне, например, могут получить многие услуги государства в электронном виде. Мы ведь хотим уйти от ситуации, когда человеку приходится самому носить документы из одного ведомства в другое, вместо этого органы власти должны обмениваться необходимыми сведениями в электронном виде.

Интернет необходим в личной и профессиональной жизни людей. Но возможности, которые он обеспечивает, делают нас зависимыми от него. Сейчас я не говорю о вмешательстве в частную жизнь людей, дестабилизации политической ситуации в странах и целых регионах – нет, я говорю об опасности лишить Интернета людей, компании, правительство. Риски умышленного нарушения работы национальных сегментов Сети или полного отключения стран от Интернета без каких-либо объяснений существуют, к сожалению.

В этом, повторюсь, заключена угроза безопасности страны. Президент объявил защиту информационного пространства России одним из приоритетных направлений обеспечения национальной безопасности. Вот почему вопрос рассматривался на заседании Совета безопасности, который обсуждает самые важные для страны вопросы, связанные с защитой государства, его суверенитета и независимости.

— Санкции усилили у руководства страны ощущение опасности для Рунета?

— Нет. Мы не первый год стремимся обеспечить независимость России в киберпространстве. Но санкции, конечно, заставляют и нас, и другие страны, например, партнеров России по БРИКС, двигаться в этом направлении быстрее, поскольку санкции во многом завязаны на IT.

— Не рассматривается ли как пример для подражания опыт Китая, т.е. «великий китайский файрвол»?

— Нет. Мы за открытость, честность и прозрачность отношений, в том числе в сети Интернет. А нас, к сожалению, пытаются изолировать извне. Мы же видим свою задачу в том, чтобы не допустить этого, чтобы те информационные ресурсы, которые имеют значение для граждан нашей страны, бизнеса и государства, гарантированно продолжали работать.

— Интернет с момента возникновения был открытой средой, главным инструментом построения информационного общества. Сейчас это чуть ли не театр военных действий, об этом в свое время сказал даже министр обороны США Роберт Гейтс. Когда произошла трансформация, не прозевали ли мы ее?

— Не совсем так. Изначально Интернет был всё-таки военной сетью. Он создан по заказу и под патронажем ARPA (ныне DARPA – ред.), агентства передовых оборонных исследовательских проектов министерства обороны США. Проект ARPANET возник в ответ на запуск СССР первого в мире искусственного спутника Земли, и решал задачу «поддержки технологического превосходства вооружённых сил США». До сих пор Интернет остаётся сетью, в первую очередь, используемой в целях национальной безопасности США. Отдельные ключевые элементы, необходимые для функционирования Интернета, расположены на военных базах армии США. Но по-настоящему важно, что ключевые элементы управления Интернетом как технической системой в большинстве своём расположены на территории США.

Присвоение имён и адресов осуществляется исключительно по правилам организации ICANN. Она не только является юридическим лицом, созданным по законодательству США, но и по соответствующему контракту контролируется министерством торговли этой страны. Это – важнейшая часть инфраструктуры Интернета, от которой зависит работоспособность всей системы адресации ресурсов, и само существование корневых доменов – например, .ru и .рф.

В 2003 году ООН на первой встрече высшего уровня по вопросам информационного общества при участии представителей России был дан старт информационному обществу, реализации в интересах всех стран и человечества возможностей стремительно развивавшегося тогда Интернета. Информационное общество должно было обеспечить свободный обмен знаниями на основе терпимости и уважения друг к другу. Что точно мы получили спустя 11 лет, так это повсеместное распространение доступа населения земного шара к сети, созданной по заказу американских военных.

01

— В чем тут потенциальная угроза нашей стране? Как технически можно оставить Россию без Интернета?

— Этим летом соответствующие ведомства во главе с Минкомсвязью проводили учения (D-Russia.ru писал об этом — ред.), на практике подтвердившие недостаточную устойчивость работы Интернета на территории России при недружественных «целенаправленных действиях».

Давайте вспомним, что происходит после того, как вы набрали в адресной строке браузера имя сайта, например, «Здоровая Россия». После этого ваш компьютер через Интернет обращается к одному из корневых серверов, чтобы перевести адрес сайта из понятной вам буквенной формы (takzdorovo.ru) в цифровую форму, понятную компьютерам в сети Интернет (194.0.219.91). Полученное сочетание цифр является адресом сервера, на котором расположен сайт. После этого ваш запрос направляется через сеть маршрутизаторов (сетевые компьютеры, пересылающие запрос по указанному адресу – ред.) к серверу с интересующим вас сайтом. Сервер направляет на ваш компьютер информацию с сайта. В результате в окне браузера вы видите сайт, адрес которого набрали.

Как мы знаем, ключевые элементы Интернета находятся за пределами России и не управляются нами. Поэтому доступ к сайту может быть заблокирован на любом этапе такого взаимодействия: корневые серверы могут неправильно перевести адрес сайта в машинную форму или не отвечать на ваши запросы, сеть маршрутизаторов – направить запрос на другой сайт или физически отключить сегмент сети от Интернета. Сейчас возможно сделать так, что работающий на оборудовании в соседнем здании новостной сайт не будет отвечать на ваши запросы. Можно подменить или блокировать информацию от органов власти. В конечном счёте Рунет может быть блокирован целиком. Это – угроза единству Сети.

Вот вам аналогия. Представьте мобильный телефон, у которого удалили записную книжку. Раньше можно было выбрать у себя, например, «Андрей Анненков» — и нажать кнопку набора. И всё. А теперь каждый раз нужно помнить номер Андрея Анненкова, чтобы позвонить ему. И даже если вы каждый раз будете набирать правильный номер, оператор связи может «по ошибке» соединять с другим абонентом. А теперь представьте, что вам потребовалось вызвать срочно скорую помощь или пожарных.

02

— Глобальные IT-компании, а практически все они, как и Интернет, родом из США – тоже источник потенциальной угрозы национальной безопасности?

— Вы правы, Google, Facebook, Twitter, Microsoft, Apple – это американские компании. Фактически, информационная среда во всем мире монополизирована ими. Это касается всего, что необходимо для работы в Интернете: прикладные программы, операционные системы, компьютеры, сетевое оборудование, популярные веб-сервисы, включая социальные сети.

03

Приоритетом деятельности глобальных IT-компаний стало количество подключённых пользователей, продвижение американских оборудования, технологий и сервисов, удерживающих внимание пользователей в Сети. Сами знания, их качество и достоверность ушли на второй план.

Конечно, когда одна страна занимает доминирующее положение в глобальном информационном пространстве, появился и ничем не сдерживаемый соблазн использовать технологическое преимущество в далеко не мирных целях. Отсюда берет начало тотальная интернет-слежка.

— В ней присутствует коммерческий смысл – Google, например, можно рассматривать не как IT-компанию, а как продавца рекламы.

— Изначально интернет-компании собирали сведения о своих пользователях в целях формирования контекстной адресной рекламы. По сути, персональные данные превратились в виртуальную валюту. За эти данные производители товаров и услуг, не скупясь, платят уже реальные деньги. Это многомиллиардные сделки. Кстати, именно большое количество сервисов в Интернете потому и бесплатны, что собранные данные о пользователях можно продать значительно дороже, чем стоит сам сервис.

Когда человек окружён устройствами и сервисами, собирающими, в том числе тайно, информацию о нем, нет никакой проблемы в том, чтобы узнать о его интересах и пристрастиях. Такая информация уже позволяет манипулировать мнением и действиями людей, в том числе в политических целях. Этим не могли не воспользоваться специальные службы США. Благодаря разоблачениям Эдварда Сноудена, широкой общественности стало известно о тесных связях ведущих американских IT-компаний со спецслужбами. В 2013 году Агентство национальной безопасности США подтвердило наличие добровольного согласия руководства компаний на предоставление данных о пользователях без их уведомления. Так была организована системы самой масштабной слежки в истории человечества.

Американский IT-бизнес ревностно оберегает такую незащищённость пользователей. Например, в сентябре этого года компания Google удалила из своего магазина приложений для мобильной операционной системы Android специальное расширение для браузера Disconnect, позволявшее блокировать слежку за пользователем. А ведь этим расширением уже пользовалось более двух миллионов человек по всему миру. То есть в стране, где конституцией запрещена цензура информации, по факту разрешена цензура технологий, обрабатывающих и защищающих информацию. Борцы за права человека в происходящее не вмешиваются.

С появлением эффективных каналов распространения информации, таких как социальные сети, и доступа к персональным данным пользователей стало возможным проводить информационные войны и так называемые интернет-революции.

— Разве их организуют глобальные компании, а не государства?

— Участия IT-компаний в этом никто даже не скрывает. Например, по словам одного из самых активных участников египетской революции Ваэля Гонима, сотрудника Google, его компания является проводником «мягкой силы» среди глобальных американских корпораций. «Если бы не было социальных сетей, то революция даже не началась бы. Без Google, YouTube, Facebook и Twitter все осталось бы как прежде», — заявил Гоним.

— Россия не Египет, для нас это разве что теоретическая угроза.

— К сожалению, нет. Угроза вполне реальная. Вспомните, что ещё полгода назад нелепой казалась мысль о том, что какие-то российские банки могут перестать обслуживаться международными платёжными системами. Эксперты говорили, что это практически невозможно, никто не будет этого делать. Сегодня таких банков уже 13. Кое-кто требует отключить все российские банки от межбанковской платёжной системы SWIFT. Что мешает тем же политикам потребовать отключить Россию от Интернета? К сожалению, наши западные партнёры становятся все менее предсказуемыми.

Прецеденты уже были. В Сирии в 2012 году Агентство национальной безопасности США полностью «удалило» Сирию из Интернета. Только через три дня власти Сирии смогли восстановить работоспособность сети. (D-Russia.ru писал об этом — ред.)

— Это противоречит идее использования Сети для сбора данных.

— Нисколько, потому что такими средствами решается иная задача. Можно спровоцировать скандал. Волнения. Посмотрите, как СМИ интерпретировали новости об отключении Интернета в Сирии: «власти отключат Интернет», «цензура набирает обороты» и т.д. Кстати, именно администрация США громче всех осуждала власти Сирии за ограничение прав населения страны свободно общаться друг с другом.

— Каков конструктивный вывод, что делать России?

— Почему только России? В такой же ситуации находится не только Россия, но даже союзники США, вспомните о высокотехнологичной слежке за канцлером Германии. Мир сегодня находится в поисках новой модели управления Интернетом. Россия совместно с Китаем, Индией, Бразилией и другими странами последовательно настаивает на передаче функций управления Интернетом международному сообществу. США и их ближайшие союзники, выступая с различных трибун, пытаются действующую модель сохранить, объявляя себя гарантом развития демократии, свободы слова, борьбы с цензурой в Сети. В этом году госсекретарь США Джон Керри моментально отреагировал на позицию России по международному регулированию Интернета, сказав, что «Россия поставила себя в изоляцию, поправ принципы и идеалы свободы Интернета».

На наш взгляд, на площадке ООН мы должны предложить такую эволюцию отношений в сети Интернет, чтобы государства вернули себе в сети свой суверенитет, а своим гражданам – юрисдикцию своих стран!

Считаем, что критические интернет-ресурсы должны справедливо распределяться между странами, что должны быть созданы условия для совместного управления ими на принципах межгосударственного доверия.

Кстати, понятие цифрового суверенитета всё чаще всплывает в официальных документах многих стран. Например, во Франции, в утверждённых «дорожных картах» развития отдельных сфер промышленности, объединённых в государственную программу «Новая индустриальная Франция».

— Россия, в отличие от Франции и подавляющего большинства других стран мира, имеет собственные онлайн-сервисы, способные конкурировать на нашем рынке с американскими – например, «Яндекс». Не рассматриваете ли вы отечественные IT-компании как естественного союзника государства?

— Государство находится в постоянном диалоге с российским бизнес-сообществом. Получение обратной связи от бизнеса для нас очень важно. Неслучайно президент России принял участие в работе форума «Интернет-предпринимательство в России», прошедшего в июне этого года. На нём состоялся весьма откровенный разговор с ведущими представителями российского ИТ-бизнеса, включая руководителей компаний «Яндекс», Mail.Ru. Этот диалог мы продолжаем и сегодня.

— Кто, кроме стран БРИКС, которые, кстати, пока в лучшем случае декларируют стремление к независимости от США в киберпространстве, может стать союзником России в этом?

— После откровений Эдварда Сноудена количество таких стран существенно увеличилось. На прошедшем саммите БРИКС лидеры стран-участниц решительно осудили факты массовой электронной слежки и сбора личной информации и расценили это как вопиющее нарушение суверенитета государств и прав человека.

Нам всем нужны международные нормы, регулирующие отношения в сети Интернет, выработанные под эгидой институтов ООН. Эти нормы должны исходить из принципов невмешательства во внутренние дела государств, их равноправия в процессе управления интернетом, суверенного права государств на управление интернетом в национальном информационном пространстве и соблюдении основных прав и свобод человека.

— Деятельность глобальных компаний тоже следует регулировать международным правом?

— Эта тема активно обсуждается и у нас, и в Европейском союзе, и в отдельных странах Европы. Никого не устраивает, что получая прибыль в стране, американские корпорации до 80% налогов уплачивают в так называемых налоговых гаванях.

Во всем мире не прекращаются дискуссии о том, как защитить персональные данные граждан. У нас уже с сентября 2016 года эти данные должны будут обрабатываться на территории России. Сейчас депутаты рассматривают вопрос переноса этого срока на январь 2015 года.

— Вернемся к эволюции системы управления Интернетом. Вы можете сказать, какие меры предпримет для этого Россия?

— Во-первых, необходимо продолжить совместно с партнёрами, которые разделяют наши взгляды, на площадках ООН, БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества диалог о передаче управления Интернетом международному сообществу, установить чёткие правила игры, согласовать конвенцию, которая регулировала бы отношения в этой сфере.

Во-вторых, нужно создавать свою ключевую инфраструктуру Интернета, включая национальные корневые серверы, национальную систему маршрутно-адресной информации, осуществлять мониторинг и контроль целостности сети.

В-третьих, следует более активно заниматься вопросом импортозамещения, т.е. создавать своё оборудование и программное обеспечение. Особое внимание обратить на замену образовательных и культурных программ, которые проводятся иностранными интернет-компаниями с целью привлечь новые категории пользователей в указанных выше целях, на российские аналоги.

04

— Слухи о том, что «власть готова отключить Интернет» — реальность, с ними надо считаться?

— Слухи эти есть, верно. Но они с действительностью никак не связаны, наоборот, противоречат ей. Мы запрещать Интернет не собираемся. Но нам ещё очень многое предстоит сделать для защиты интересов наших граждан, государства и бизнеса в Интернете. Первое и главное – обеспечить бесперебойность его работы на территории России.

Процесс изменения управления Интернетом должен быть последовательным, прозрачным, ориентированным только на нужды людей.

Как демократическое государство мы будем неукоснительно соблюдать свободу СМИ, право граждан на получение и распространение информации. Об этом и говорил Президент России, открывая заседание Совета безопасности.

Сам Рунет должен стать еще более значимым фактором роста российской экономики, повышения качества образования и культуры, обеспечить переход количества информации в качество, чтобы мы могли перейти от сегодняшнего информационного общества – к обществу знаний.

Print Friendly

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии:

Обсуждение закрыто.

Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры
Подняться наверхПодняться наверх