О создании федерации спортивного программирования

В Интернете появилась статья Михаила Рубинчика, в которой обсуждаются достоинства и недостатки создания федерации спортивного программирования. Там есть такой абзац: «В спортивном программировании идея создать собственную федерацию обсуждается уже давно, но довольно вяло. Больше всего об этом говорит Анатолий Абрамович Шалыто, профессор кафедры, на которой учатся и работают все спортивные программисты Университета ИТМО. Но, похоже, что он только говорит, так как за несколько лет ничего не сдвинулось в этом направлении. Возможно, мой текст подтолкнет кого-то к активным действиям».

Так как я упомянут выше, то отвечу, почему дело, действительно, идет так вяло. Впервые я предложил организовать федерацию спортивного программирования в ходе дискуссии на одном из круглых столов на Russian Code Cup 2012 (RCC 2012), запись которой существовала в Интернете. Однако у нас в стране плохо обстоит дело с сохранением электронных архивов. Так, например, об этом событии остались только два ролика. На одном из них «мелькает» один из круглых столов, а в статье сказано: «На круглом столе, посвященном вопросам спортивного программирования, обсуждали идею создания общероссийской федерации спортивного программирования, так как существуют общероссийские спортивные федерации го, айсштока, дартса, городошного спорта, спортивного ориентирования или софтбола», а теперь и компьютерного спорта России. Также сохранились фотографии об RCC 2012 на одной из страниц Facebook, доступной не для всех.

В своей книге «Мои счастливые годы на кафедре «Компьютерные технологии» Университета ИТМО (К двадцатипятилетию кафедры)» по этому вопросу я написал: «Я неоднократно высказывал предложение о создании всероссийской федерации спортивного программирования, что позволило бы присваивать почётные звания «Заслуженный тренер России» и «Заслуженный мастер спорта России» (и не только их) «тренерам» и «спортсменам», добившимся выдающихся результатов. Это бы сильно отличало последних от «простых» студентов, аспирантов, доцентов и даже профессоров.

Эту идею в свое время (2013) поддерживал Московский институт стали и сплавов в лице члена-корреспондента РАН Владимир Арлазарова – руководителя разработки программы «Каисса», победившей в 1974 году на первом чемпионате мира среди компьютерных шахматных программ. По его инициативе во время финала чемпионата мира в Санкт-Петербурге в 2013 году было проведено совещание по этому вопросу среди руководителей российских команд (см. заметки об этом здесь — ред.).

Мне как автору идеи было предложено вести совещание, которое быстро завершилось с отрицательным результатом. Во-первых, стало известно, что на организацию федерации по игре го ушло восемь лет, во-вторых, выяснилось, что эта федерация не получает денег от государства – не выдерживает конкуренции за финансы с шахматами и шашками в отделе «Интеллектуальные игры» Министерства спорта РФ, а, в третьих было высказано мнение, что руководители вузов не любят спорт и поэтому если программирование станет спортивным, то они не будут его поддерживать из источников, связанных с творческой деятельностью! В силу того, что никого, кроме меня (и то не для себя), и, возможно, Арлазарова, не интересовал вопрос о званиях, а всем в основном нужны были деньги, руководители команд после обсуждения «скисли». Это произошло ещё и потому, что указанные звания «светят» представителям лишь очень небольшого числа вузов (правда, руководители команд только таких вузов и участвовали в этом совещании), а остальные смогли бы получать звания, соответствующие выполненным квалификационным нормам.

Однако мне и по сей день не ясно, почему тренер семи команд, ставших чемпионами мира по спортивному программированию – Андрей Станкевич – не может стать заслуженным тренером России, а двукратный (по правилам проведения этих соревновании больше быть и не может) чемпион мира Нияз Нигматуллин – заслуженным мастером спорта России?

В публикации я в очередной раз поставил этот вопрос. Однако никто из известных мне людей, даже те, кто имел такую возможность, не горел желанием обратиться к руководству страны с этим вопросом, решение которого состоит из частей: признание Министерством спорта РФ указанной деятельности видом спорта, и организация после этого, не менее чем в 55 субъектах Федерации, региональных отделений.

Впервые я пытался решить первую задачу 16 июня.2017 года, когда в Константиновском дворце состоялась встреча победителей очередного чемпионата мира по спортивному программированию с председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым. Я понял, что эта встреча – мой первый, а, возможно, и последний шанс решения первой задачи, так как создание федерации должно начинаться с признания спортивного программирования видом спорта, что «в руках» премьера. Поэтому я попросил приглашённого на эту встречу чемпиона мира по программированию Ивана Белоногова, если у него будет такая возможность, сказать об этом Дмитрию Анатольевичу. За несколько часов до встречи Иван позвонил и сказал, что, во-первых, он не понимает, зачем ему нужно такое звание как «Заслуженный мастер спорта», если в его окружении и так все понимают, что стать чемпионом мира по спортивному программированию –круто, а, во-вторых, он, скорее всего, в дальнейшем отойдет от рассматриваемого здесь вида деятельности.

На это я ответил, что его окружение в лучшем случае несколько сот человек, а «общество» не понимает, что такое «спортивное программирование», так же как мало кто в подробностях понимает, например, что такое «керлинг». Почётное звание в некотором смысле унифицирует виды спорта и информирует «народ», что тот или иной вид спорта признан государством, а человек, его удостоенный, добился выдающихся достижений в нём. Ещё я добавил, что многие спортсмены, победившие, например, на Олимпиаде, не связывают дальнейшую жизнь со спортом, но это не мешает им получать почётные звания и другие поощрения от государства.

А ещё Иван поведал мне, что такие авторитеты в мире спортивного программирования, как Андрей Станкевич и Михаил Мирзаянов (серебряный призёр чемпионатов мира и создатель портала Codeforces, на котором он проводит восемь-одиннадцать (!) соревнований разного уровня в месяц) не считают моё предложение целесообразным, в частности, по тому, что хлопот по организации федерации может оказаться больше, чем проку от неё.

На это я ответил, что Станкевич, например, не является профессиональным программистам и не сидит за компьютером 10-12 часов каждый день и поэтому лет в 45 не начнет слепнуть, что часто бывает с профессионалами в этой области. Поэтому льготы, которые пожизненно дает почётное звание, может оказаться получившим их далеко не лишним, правда, только при проживании и работе в России… Разговор с Иваном я закончил так: «Решай сам: если тебе нравится носить гордое звание «студент» – оставайся только им, а хочешь еще быть и «Заслуженным мастером спорта», попроси Медведева о признании видом спорта того рода деятельности, который является сейчас главным делом твоей жизни».

После этого я признал свое поражение, решил больше этим никогда не заниматься и «умыть руки», тем более что меня лично никакие должности в этой области не интересуют, а звания по этой линии не светят. Я был пораженцем минут десять, но так как очень не люблю бывать в этой роли, «вдруг» вспомнил, что ещё не все потеряно: Роман Елизаров (выпусник ИТМО, выдающийся спортивный программист, играет важную роль в организации соревнований ICPC – ред.) идёт к премьеру, а ему эта идея нравится. После этого я позвонил Роме, кратко рассказал о «задании», и он пообещал взять инициативу на себя. Потом я связался с Белоноговым и окончательно снял с него «тяжелую ношу».

Ещё несколько часов я жил с надеждой (обратите внимание, что последнее слово начинается с маленькой буквы), а потом пришёл Виталик Аксёнов, который был в курсе всего этого мероприятия и собирался после завершения учебы во Франции заняться организацией федерации, и сказал, что я могу идти мыть руки. Я не сразу «врубился» в то, что имел в виду Виталик, но он пояснил: «Встреча закончилась. Рома о федерации ничего не сказал – было «не с руки».

После этого я подумал, что «умыл руки» окончательно, но оказалось, что это не так – через полгода у меня самого появилась возможность сказать о федерации «сильным мира сего».

А произошло это так. «Агентство стратегических инициатив» (АСИ) с 13 по 15 февраля 2018 года проводило на ВДНХ Всероссийский форум «Наставник». За несколько дней до его открытия стало известно, что форум, и в том числе стенд Университета ИТМО, посетит президент РФ Владимир Путин. Так как я представлял наш университет на форуме, то у меня появился шанс встретиться с президентом, и, возможно, решить первую задачу. Однако Путин заболел и форум не посетил.

В первый день форума я был приглашен на встречу Сергеем Владиленовичем Кириенко – заместителем главы администрации президента РФ, Андреем Рэмовичем Белоусовым – помощником президента РФ по экономическим вопросам и Светланой Витальевной Чупшевой – генеральным директором АСИ, где я имел возможность выступить на тему наставничества два раза по пять минут. Выступил, видимо, удачно. Поэтому на следующий день был приглашён для обсуждения предложений в проект постановления форума на встречу с Белоусовым, Чупшевой и Ольгой Геннадьевной Аллилуевой – референтом управления президента РФ по внутренней политике. При этом я, в частности, высказал два предложения:

«1. Создать федерацию, признав спортивное программирование видом спорта, по которому проводятся личные и командные соревнования различных уровней, включая чемпионаты мира. Имеется несколько систем оценки достижений участников этих соревнований (на порталах Topcoder и Codeforces, например). Этот вид спорта уникальный – все сто процентов участников соревнований остаются в профессии. При этом меня, в отличие от Федерации компьютерного спорта России, интересуют не многомиллионные «вливания», которые начали поступать в этот вид спорта, а почётные звания, включая такие, как «Заслуженный тренер России» и «Заслуженный мастер спорта России», чтобы наши суперталанты назывались не только студентами, аспирантами или доцентами, а имели значительно более высокие звания. При этом принятое решение по почётным званиям должно иметь обратную силу, чтобы «никто не был забыт, и ничто не было бы забыто».

  1. В стране существует большое число школ олимпийского резерва. Предлагаю в ряде вузов, ведущих в области олимпиадного программирования, ввести центры подготовки, финансируемые из бюджета, включая, по крайней мере, зарплату руководителя центра (60 тысяч рублей в месяц) и двух-трёх преподавателей (по 40 тысяч рублей в месяц)».

История на этом не закончилась, так как я вошёл в число первых пяти человек в стране, которых Кириенко и Белоусов рекомендовали на награждение знаком отличия «За наставничество», учрежденным Указом Президента РФ от 2 марта 2018 года.

15 марта (!) вышел указ президента РФ, где награждённых оказалось на всю страну лишь трое, и я в том числе! Предполагалось, что награды до выборов президента РФ нам должен был вручить Путин. В проекте благодарственной речи я, в частности, написал: «Признайте, пожалуйста, спортивное программирование видом спорта с целью организации федерации спортивного программирования. Мы не собираемся останавливаться на достигнутом, и тогда после очередной победы на встрече с Вами легендарный тренер наших команд Андрей Станкевич будет не просто доцентом, а заслуженным тренером России, а ребята – не только студентами и аспирантами, а заслуженными мастерами спорта! При этом выполнение квалификационных норм для присвоения этих званий не должно иметь срока давности». Так как наши ребята неоднократно встречались с президентом, и он знает о наших успехах, то я думал, что его одного «кивка головой» будет достаточно для решения этого вопроса.

Однако человек предполагает, а Бог располагает. Шестого декабря мне в Кремле эта награда была вручена, но не Путиным, а Сергеем Владиленович Кириенко. Поэтому в благодарственную речь я внес изменения: «Поддержите, пожалуйста, наше обращение о признании спортивного программирования видом спорта и организации Федерации спортивного программирования, что позволит нашим ребятам получать почетные звания. Мы не собираемся останавливаться на достигнутом, и тогда после очередной победы на встрече с президентом РФ легендарный тренер наших команд Андрей Станкевич будет не просто доцентом, а заслуженным тренером России, а ребята – не только студентами и аспирантами, а заслуженными мастерами спорта! При этом выполнение квалификационных норм для присвоения этих званий не должно иметь срока давности».

После официальной процедуры была неофициальная, и я вновь попросил Кириенко помочь решить этот вопрос, на что он предложил написать ему письмо от Владимира Николаевича Васильева (ректор ИТМО – ред.), который по моей просьбе согласился.

Когда Михаилу Мирзаянову, который теперь работает у нас, стало известно, что я существенно продвинулся в решении первой задачи, он спросил меня, какое я имею право решать судьбу движения за многих людей, причастных более двадцати лет к олимпиадному движению по информатике и программированию в нашей стране. Я ответил, что стараюсь решить только первую задачу, а общественность может не поддержать создание отделений на местах. Миша высказал предположение, что если первая задача будет решена, то за счёт административного ресурса решится и вторая. После этого он вновь высказал приведённые выше пессимистические доводы о последствиях организации федерации. После этого к разговору подключился Станкевич, который что-то сказал о допинге и коррупции.

Кровь ударила мне в голову, и я резко ответил, что не я, а они берут на себя ответственность решать за общественность ненужность стране федерации спортивного программирования, а после этого сказал, что теперь я, наконец, окончательно «умою руки», так как ссориться с ними не собираюсь, и пусть все остается как есть.

Лида Перовская, принимающая активное участие в организации олимпиад разного уровня, после того как я поведал ей эту историю, сказала: «Посмотрим, чем она закончится». Я ответил: «Эта история уже закончилась». Лида не согласилась и сказала: «Анатолий Абрамович, с Вами никогда не знаешь, последняя ли это была попытка».

Интересно, что Геннадий Короткевич согласился, что для удовлетворения личных амбиций доведение до конца моей инициативы было бы неплохо, но общественные последствия для него не однозначны. При этом мне стало ясно, что если бы Гена (гражданин Беларуси), стал «Героем» этой страны, как биатлонистка Дарья Домрачева, то он бы эту награду с гордостью принял… Но Дарья добилась выдающихся результатов в олимпийском виде спорта, а Гена в чем?

Кстати, в нашем университете студент может не ходить на занятия по физической культуре, если он посещает соответствующую секцию. Когда наши студенты, занимающиеся у Станкевича олимпиадным программированием, предложили ответственным зачесть их тренировки в качестве занятий по физкультуре, то получили отказ, так как… нет такого вида спорта. Пусть идут заниматься, например, компьютерными играми, и это им зачтётся на этом и том свете.

А всё-таки Лида Перовская может оказаться права: пока я жив – не сдамся и в этом вопросе тоже. Поэтому в преддверии финала чемпионата мира по спортивному программированию 2020 года в Москве я с нашим выпускником, призёром чемпионата мира ICPC 1999 Матвеем Казаковым – руководителем представительства ICPC в Северной Евразии – сделаем ещё одну попытку решения хотя бы первой задачи, так как свято место пусто не бывает: если это не сделаем мы, то сделает кто-то другой, а это будет неправильно… В этой ситуации и Миша Мирзаянов не против.

Об авторе: Анатолий Абрамович Шалыто – д.т.н., профессор факультета информационных технологий и программирования университета ИТМО.

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Скажите, а Вам самим не стыдно в который раз публиковать такой материал?(( Я понимаю писать такое в личном блоге, на личной странице, не на вашем же портале(( Ощущение, что читаешь желтую прессу, какую-то сельскую газету, но не главный портал в области информатизации!!!

    • Нет, не стыдно. Представьтесь.

    • Ок. Анониму могу сказать только, что это важная тема, и мы за ней следим

ВАШ КОММЕНТАРИЙ:

Please enter your comment!
Please enter your name here