Министр связи развернул ИКТ, но не в ту сторону

Министр связи развернул ИКТ, но не в ту сторону

Обстановка в Крыму обострила не только политическую и экономическую ситуацию вокруг России и Украины, но и патриотические чувства многих государственных служащих. Пальмовую ветвь первенства здесь удерживает Государственная Дума, которая в полном составе попросила включить себя в санкционный список США и Евросоюза о персонах non grata, который те ввели в ответ на позицию России. Громкий скандал вызвала блокировка системами Visa и Mastercard операций по пластиковым картам нескольких российских банков, по мнению американцев, приближенных к властным структурам. Теперь клиентура этих банков пополнилась несколькими десятками видных государственных персоналий, включая президента России.

Патриотизм коснулся и отрасли связи: в ответ на опубликованную американским изданием Wall Street Journal статью, где разведывательные службы США признают факт прослушивания российских и украинских телекоммуникаций для получения информации о ситуации в Крыму, министр связи и коммуникаций РФ Николай Никифоров заявил о недопустимости дальнейшего использования телеком-оборудования и программного обеспечения США в обеспечении работы российского госсектора. С точки зрения государственной безопасности, безусловно, это правильное утверждение. Однако для отрасли оно оказалось сюрпризом, особенно в свете проводимой Минкомвязи политики, которое до настоящего времени, напротив, активно продвигало на рынке госзакупок продукты американских корпораций. Примечателен и тот факт, что заявление было сделано министром в Интернете через популярный сервис микроблогов Twitter, который активно используется американской стороной для ведения информационных войн.

Так, с приходом в министерство в 2012-м, Никифоров неоднократно говорил о необходимости заключения глобального соглашения с Microsoft для поставки программного обеспечения во все органы исполнительной власти. Проект по созданию «национальной ОС», начатый предыдущей командой Минкомсвязи в сотрудничестве с российскими разработчиками ПО, был охарактеризован как менее выгодный. Уже тогда эксперты отмечали, что видимая легкость решения имеет свою цену – укрепление зависимости России от иностранных поставщиков, увеличение рисков в сфере информационной безопасности и резкое сокращение доли рынка отечественных разработчиков.

История с поддержкой министром продукции западных корпораций даже послужила причиной разногласий внутри Минкомсвязи – в 2012 году, подавший заявление об уходе замминистра Илья Массух, в своих заявлениях говорил о своем несогласии с новой политикой министерства. После его ухода Никифоровым был сформирован экспертный совет по развитию ИТ-отрасли, в который вошли представители корпораций Miscrosoft и IBM в ранге руководителей российских представительств. Достаточно упомянуть, что экспертный совет непосредственно участвует в формировании государственной политики.

Игроки рынка отреагировали на заявление министра с долей сарказма, указывая на то, что «после драки кулаками не машут». По мнению экспертов полный отказ от решений американских производителей в настоящий момент невозможен – слишком уж уязвим стал российский производитель. Возврат хотя бы к уровню 2010 года, когда отечественные разработки широко поддерживались на уровне государства, потребует вложения средств, большая часть из которых уже распределена на упомянутые выше проекты Минкомсвязи.

Впрочем, нынешнего министра связи с США связывает давнее знакомство: в свое время он был участником образовательных программ, финансируемых американскими фондами, представлял Татарстан на международном уровне и на деловых встречах в посольстве США. Солидарен с министром в поддержке зарубежных партнеров и замминистра Марк Шмулевич, в свое время проходивший обучение в США и сохранивший там обширные деловые связи, для поддержания которых он посещал Штаты и Израиль будучи уже в ранге замминистра.

Хорошие отношения с американской стороной чиновники сохранили и до настоящего времени – в ноябре 2013-го делегация Минкомсвязи в составе трех заместителей министра во главе с министром Никифоровым приехала на специально организованное Всемирным Банком в Вашингтоне мероприятие Russia ICT Day, где активно обсуждалась работа ИКТ-инфраструктуры России и другие вопросы, мало имеющие отношения к инвестициям или экономическому партнёрству. Не менее интересной выглядит февральская (в разгар украинского кризиса) встреча Никифорова с представителями администрации связи США в Барселоне, где обсуждалось сотрудничество в области развития ИКТ.

Открыв внутренний рынок иностранным компаниям и устранившись от вопросов регулирования, министр по факту одновременно закрыл российский рынок отечественным компаниям. А ведь кредиты Всемирного Банка на развитие Россия не берет уже несколько лет.

Тем временем, российская школа программирования по всему миру считается одной из сильнейших – российские школьники и студенты занимают лидирующие места в международных олимпиадах по программированию, а компании, образованные российскими программистами, успешно конкурируют с признанными мировыми лидерами. Однако, почему-то при создании очередного инновационного центра Иннополис в Казани, в качестве партнера министерством был выбран американский Carnegie Mellon University.

История сотрудничества министра с Университетом Карнеги заслуживает особого внимания. В США это авторитетнейшее образовательное учреждение в сфере ИТ, которое выступает на одном уровне с известным МТИ (Массачусетским Технологическим Институтом), а исследовательские подразделения Университета ведут разработку в области военной робототехники для американской DARPA.

На международном уровне образовательная история Университета Карнеги не столь престижна. Диалог с российской стороной начался в Казани, с визита представителей Университета. Если выражаться точнее, это были, скорее, менеджеры по продажам образовательной системы iCarnegie, которая представляет собой несколько готовых курсов, выкупленных у преподавателей Университета предприимчивым выпускником – Гилом Тараном (Gil Taran). В свою очередь iCarnegie использует имя Университета, чтобы успешно продавать курсы в различных странах. После окончания данной программы обучения студент получает сертификат окончания курса, к реальному диплому Carnegie University не имеющий никакого отношения. По такой схеме iCarnegie работает не только в России, но и, например, в Казахстане. Довольно много вопросов у самих абитуриентов Университета Иннополис вызвала необычная форма сотрудничества, согласно которой студент оформлялся как сотрудник Иннополиса, а потом ехал в США «на повышение квалификации», с обязательством двухлетней отработки на сам Иннополис или партнерские компании.

В настоящее время на сайте Иннополиса информация об «Обязательствах участников» удалена и выяснить, как именно выпускники курса смогут применить свои знания на практике  уже в России невозможно. Однако из имеющейся информации получается, что Иннополис готовит кадры не для отрасли, а сам для себя.

Отсюда проистекает двойственность политики Никифорова, ведь на сотрудничестве с США строится большая часть планов министерства и теперь министру необходимо искусно лавировать между декларируемым государственным курсом и реальными интересами зарубежных партнеров. В условиях постоянно меняющейся внешней политической обстановки, при отсутствии четкой системы ценностей и понимания интересов государства соблюдать status quo становится все сложнее.

Print Friendly
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры