Лаборатория Каспарова

Транснациональная IT-компания отечественного происхождения – в нашей стране таких завались, правда? – по мнению национальной Фемиды, не должна возмущаться тем, что её название присвоили жулики. Суд по этому поводу случился месяц назад, 27 февраля, о решении московского арбитража стало известно во вторник. Решение таково: некое НПО «Лаборатория Касперского» работает в законе, потому что подвизается оно в архитектуре и гуманитарных науках, а не программирует, вследствие чего программистам следует не возмущаться, а помалкивать и программировать дальше.

Судья перепутала Касперского с Каспаровым, заявив, что Касперский не должен претендовать на исключительность, ибо такую же фамилию носит известный шахматист.

Снова «2К», теперь без Карпова. Выдержка из решения московского арбитражного суда.

Проблема, однако, не в эрудиции судей, а в типичности и закономерности происходящего. Пока власть усиленно машет всеми ветвями, пытаясь ускорить пришествие цифровой экономики, у конкретных бизнесменов цифровая экономика в натуре работает, а российский суд этих бизнесменов конкретно защищает.

Вот примеры. В начале века (2004) «МТУ-Интел», был в столице такой оператор, проиграла 2 миллиона тогдашних рублей компании «Медиа-Сервис-2000» (обелившееся подразделение пиратской шайки 7Wolf), обладателю товарного знака «Counter-Strike». «МТУ-Интел» опрометчиво держала для своих пользователей игровые серверы Counter Strike, ну и ответила. Тогда же пираты пытались спереть домен у владельца «Бойцовского клуба» ровно по той же схеме, зарегистрировав подходящий товарный знак. Не помню уж, чем закончилось, но адвокаты несчастного из международной конторы работали долго и задорого. Нормальный человек всерьёз относиться к «Бойцовскому клубу», текстовой многопользовательской игре, где артефактов продавалось на сотни тысяч долларов в месяц, конечно, не мог, однако недостатка в ненормальных – а, следовательно, и доходах – не было. MMORPG тогда входили в мэйнстрим, Корея и иже с ней поднимали отрасль вместе с миллиардами долларов, а мы в России маялись такой вот дурью, потакая цифровым рейдерам.

«1С» регулярно сталкивалась с такой позицией судейских: чем докажете, что это ваш софт? Вот гражданин пират утверждает, что он сам это разработал, почему мы не должны ему верить?

Некие российско-иранские бизнесмены возили по Каспию наш лес, а заодно и пиратские диски с Горбушки. На таможне купцы мамой клялись, что вдвоём с братом написали фотошоп. В Adobe посмеялись и обвинение поддерживать не стали, а наши правоохранители сами не справились, и братьев пришлось отпускать.

ЛК ещё повезло. Цифровая экономика в России до суда доживает редко, как правило, она гибнет много раньше. Вот, например, сделали беспилотный автомобиль и обнаружили, что в Калифорнии его выпустить на дорогу проще, чем в Калмыкии.

А дивную историю с реестром отечественного ПО помните? Когда для попадания в этот реестр от производителя средств преодоления криптозащиты потребовали сертификат ФСТЭК на право производства средств защиты?

Мораль всей этой басни до предела банальна: не будет в России цифровой экономики без собственной цифровой индустрии, а без цифровой экономики не будет и самой России, поэтому надо IT-индустрию всячески беречь, и в судах тоже.

Суд может не знать, что Касперский с Каспаровым – не одно и то же, но понимать, что ЛК, в отличие от неведомого НПО имени ЛК, которое и сайта-то не имеет, есть национальное достояние не слабее МХАТ или КБ Сухого – обязан. Прятаться за букву закона и право судьи Агафоновой Е. Ю. (единолично) на независимость очень глупо: если суд до такой степени независим от здравого смысла, это уже не суд, а дефектная конструкция, не нужная честным людям.

Разменивать товарный знак между ЛК и, как бы помягче сказать, tm-троллями, одновременно и смешно, и опасно. Среди квалифицированных юристов должны найтись те, кто это понимает и может законно обосновать. Иначе что толку от бодрых песен про цифровую экономику.

ЕГРЮЛ всё стерпит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Ситуацию можно было бы назвать анекдотичной, если бы она не была отвратительно мерзкой. Сначала в июле прошлого года некому господину Моргачеву позволяют зарегистрировать и заносят в государственный реестр компанию с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, название которой практически совпадает с названием компании, которой гордится российская IT-отрасль, а затем судья принимает решение, которое заставляет сомневаться в его беспристрастности или компетентности. Это позор, и надо называть вещи своими именами.

Comments are closed.