Что обсуждали на правительственной комиссии по цифровому развитию

1088

Заседание правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности состоялось во вторник в подмосковном Красногорске. В повестке заседания – цифровая трансформация государственных услуг в субъектах Федерации и развитии информационных систем МВД России.

Перед заседанием правительственной комиссии премьер Дмитрий Медведев посетил Центр управления регионом Московской области.

О е-госуслугах и мерах по их совершенствованию

Премьер-министр отметил, что существуют большие диспропорции между регионами. Они сильно отличаются и по уровню доступности предоставления услуг в электронном виде, не везде обеспечена правильная коммуникация между органами власти в онлайн-режиме, в том числе между федеральными и региональными органами власти.

Далеко не все услуги переведены в «цифру», не все услуги можно получить и на портале государственных услуг, и в МФЦ. Некоторые процедуры согласования между ведомствами остаются сложными, людям по несколько раз приходится обращаться в инстанции, ждать ответа.

Дмитрий Медведев

Что необходимо дополнительно предпринять. «Во-первых, мы должны установить единые стандарты качества оказания услуг в электронном виде. Здесь надо учитывать решения, наработки регионов-лидеров, которые существуют, и мнения людей, насколько это удобно и нравится им. Мы предусмотрели создание за счёт федерального бюджета цифровых облачных платформ, на их базе могут создаваться типовые региональные и муниципальные услуги, но главное, чтобы сами регионы могли пользоваться этими платформами. Одновременно в ближайшие два года на едином портале государственных услуг появится единый конструктор электронных форм заявлений. Это упростит запуск типовых сайтов в регионах и на местах, ускорит процедуры. Подавать заявления и получать ответы по ним можно будет по единой технологии, то есть разговаривать на одном языке, что очень важно», — сказал Медведев.

Второе. Цифровые услуги надо группировать по основным жизненным и деловым ситуациям и предоставлять их в комплексе. Например, регистрируя рождение ребёнка, человек одновременно сможет узнать, какие у него появились новые права и льготы в связи с фактом рождения, оформить все положенные пособия именно в этот момент. «У нас утверждены 25 комплексных услуг, или так называемых суперсервисов, по ним и надо строить работу», — отметил премьер.

Третье. Ряд существующих нормативно-правовых актов не позволяет предоставлять региональные и муниципальные услуги в электронном виде. Требуется, чтобы человек лично присутствовал. Эти препятствия – там, где это физически возможно и соответствует самому содержанию услуги, – надо исключить. Правовая база должна не просто не тормозить проникновение цифровых услуг в регионы, а создавать для этого стимулы. Надо проанализировать, где необходимо внести изменения в законодательство, и провести такую работу.

«И конечно, мы заинтересованы, чтобы органы власти, органы местного самоуправления переходили на современные стандарты гибкой разработки программного обеспечения и преимущественно пользовались российским программным продуктом», — добавил глава правительства.

Об IT в МВД

Министерство внутренних дел является одним из ключевых участников национальной программы «Цифровая экономика». В банках данных МВД, полиции содержатся весьма востребованные сведения. Причём количество запросов по ним – как от ведомств, так и от людей – стремительно растёт, сказал премьер.

С увеличением нагрузки на информационные ресурсы процессы выполняются дольше. А это вопрос не только эффективности работы ведомства, но и в первую очередь – обеспечения порядка, безопасности. Поэтому нужно думать о модернизации технической инфраструктуры МВД.

Это потребует создания центров хранения и обработки информации. Нужно проработать вопрос о том, на какой технологической площадке они будут размещаться. Нужны новые цифровые платформы и гибкая система, которая способна работать с большими данными. Также нужно развивать современные сети связи здесь, как и в других местах. И необходимо, естественно, позаботиться о том, чтобы все данные были надёжно защищены, включая защиту от киберпреступности.

«Развитие цифровых услуг происходило инерционно»

Глава Минкомсвязи Константин Носков отметил, что после мощных законодательных импульсов, которые дал 210-й закон и нормативные акты, разработанные в его развитие, в последние несколько лет, к сожалению, развитие цифровых услуг происходило инерционно. Если не снять существующих ограничений, то мы уже в ближайшее время столкнёмся с её резким замедлением, сказал Носков.

Подавляющее большинство из порядка 400 федеральных услуг, представленных на едином портале, – это только формы заявлений, к которым, как правило, нужно приложить отсканированные копии документов, подписать их усиленной квалифицированной электронной подписью, которой у граждан, как правило, нет. Дальше уже идёт привычный аналоговый процесс в ведомстве, в результате которого выдаётся бумажный документ. В результате многие услуги не востребованы, а 90% трафика на портале – большого трафика – приходится на 20 услуг из 400.

В регионах, к сожалению, ситуация ещё хуже. Как показывает исследование Минэкономразвития, почти половина электронных заявлений вообще остаётся без ответа.

Что касается физической инфраструктуры взаимодействия, то есть МФЦ, она очень слабо интегрирована с инфраструктурой электронного правительства. А ведь задумывалось изначально, что МФЦ и портал госуслуг должны быть лишь разными интерфейсами взаимодействия гражданина и государства (онлайновый и офлайновый соответственно). А за ними должен быть обеспечен единый бизнес-процесс, куда включены все вовлечённые органы и уровни власти.

Этого, к сожалению, пока нет. Все услуги разрозненны, не увязаны между собой, по большей части не интегрированы с бюджетными и коммерческими услугами. «Мы не можем пока обеспечить единый процесс – сквозной, бесшовный клиентский опыт», — сказал министр.

В федеральном отраслевом законодательстве есть много норм, которые фактически делают невозможной цифровую трансформацию. Например, требование о выдаче только бумажного результата услуги. Соответственно, предоставление комплексных услуг по жизненным ситуациям онлайн, без участия чиновника, проактивно, по реестровой модели становится невозможным. Конечно, есть ряд регионов-лидеров. Среди них стоит выделить Москву, Московскую область, Петербург. Есть ряд нестоличных регионов, которые явно вырвались вперёд. Но большинство субъектов по объективным причинам серьёзно отстают.

Константин Носков

«Мы определили 25 основных жизненных ситуаций, с которыми сталкиваются граждане и бизнес, мы их называем суперсервисами. По нашим оценкам, они охватывают до 90% всех взаимодействий граждан и бизнеса с государством в различных сферах. Это социалка, бизнес, образование, здравоохранение, правоохрана и так далее. Именно суперсервисы должны обеспечить бесшовный клиентский путь, что называется, под ключ, — рассказал Носков. — Реализация суперсервисов уже начата, ведётся в командном режиме, с принципами agile в рамках рабочих групп, в состав которых входят представители федеральных, региональных органов власти, эксперты. Возглавляют суперсервисы заместители руководителей органов власти, а всего в этих рабочих группах задействовано более 200 человек. В составе каждой группы работают сотрудники «Ростелекома» и Сбербанка, за что хочу отдельно поблагодарить руководителей этих организаций. Именно эти сотрудники обеспечивают концептуальную и технологическую связанность предлагаемых решений».

Каждый суперсервис состоит из взаимосвязанных государственных услуг (функций), услуг бюджетных учреждений, а также негосударственных сервисов, например банковских, страховых и прочих. Большинство суперсервисов при этом содержат региональную составляющую.

Создание суперсервисов будет невозможным без системного изменения отраслевого законодательства и серьёзной доработки ключевых информационных систем. В целях выравнивания возможностей регионов разрабатываются платформенные решения, которые регионы смогут использовать. Это облачная платформа госуслуг, которая позволит регионам самостоятельно настраивать полный цикл оказания услуг, а также интегрировать с ней и свои решения, и коммерческие сервисы. Это цифровой профиль гражданина – в рамках единой системы идентификации и аутентификации. Это единая биометрическая система и облачная квалифицированная электронная подпись. И наконец, это единая среда государственных интернет-ресурсов в модели «одного окна», то, что называют «Госвеб».

Общий принцип взаимодействия с регионами здесь следующий. Создаются и развиваются федеральные платформы, с которыми интегрируются лучшие региональные решения. «Мы должны сохранить, развивать и тиражировать лучшую региональную практику регионов-лидеров. При этом, конечно, нужно предоставить типовые решения регионам, у которых их нет (это, к сожалению, большинство регионов нашей страны)», — заявил Носков.

Во многих странах – лидерах цифровой трансформации создаются специализированные организации – центры компетенций. Широко известный пример сингапурской организации, которая называется GovTech.

«Мы с Максимом Алексеевичем (Акимовым, вице-премьером, куратором национального проекта «Цифровая экономика» — ред.) и Минэкономразвития неоднократно обсуждали вопрос создания аналога российского GovTech, готовы предложить оптимальные варианты организационно-правовой формы, механизмов финансирования и показателей эффективности такой структуры», — сказал Носков.

«Автоматизация процесса оценки е-услуг позволит чаще смотреть на проблемные зоны»

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин рассказал о мониторинге по оказанию услуг в электронной форме, который ведётся с 2013 года. В половине случаев поданное заявление не рассматривается должным образом, в половине случаев на порталах нет необходимой информации об этих государственных услугах. «Мы доводим эту информацию до регионов, но, как сказал Константин Юрьевич (Носков), не все регионы способны самостоятельно эту тему вытянуть. И регионам, которые находятся в отстающем положении, надо максимально помогать», — сказал Орешкин.

Максим Орешкин

Мы будем этот мониторинг развивать. Он был сформирован в 2013 году, построен на, что называется, ручном принципе. У нас по каждому региону люди заходят и проверяют, какая информация есть, как оказывается та или иная услуга. В дальнейшем мы будем больше переходить на автоматический анализ. На едином портале госуслуг и в СМЭВ очень большой объём информации, соответственно, автоматизация процесса оценки позволит более часто смотреть на проблемные зоны и предотвращать низкое качество услуг в электронной форме. Именно на это мы будем нацелены в ближайшее время.

Стандартные процедуры (в сфере закупок в IT) здесь не работают. Если идти по стандартной процедуре (попадание в бюджет, написание технического задания, заказ, конкурс и так далее), то к моменту, когда вся эта длинная процедура доходит до конца, то, что прописывалось, может быть уже не нужно. Поэтому в реальности мы видим, что успешные регионы и органы власти, которые хорошо двигаются по пути информатизации, просто всю эту компетенцию выращивают внутри себя. То есть отказываются от заказа, создают какие-то учреждения, которые обеспечивают именно то качество продукта, которое необходимо. По любой информационной системе надо осуществлять сотни изменений в год. Это невозможно делать в рамках стандартных процедур. Поэтому мы думаем о формировании новой формы заказа госуслуг: заказ не конкретного продукта, а заказ услуги по изменению систем в реальном времени. Именно над этим сейчас работаем, готовы с Минкомсвязью и Минфином всё это отрабатывать и представлять новые предложения.

О снятии барьеров

Губернатор Московской области Андрей Воробьёв сообщил, что вместе с Максимом Акимовым в рамках рабочей группы Государственного совета думали, какие предложения можно озвучить сегодня, какие барьеры дополнительно убрать, чтобы упростить оказание государственных и муниципальных услуг.

Первый – это электронная подпись. Она выдаётся на год, стоит 1,5 тысячи рублей. Далеко не каждое физическое лицо может за 1,5 тысячи рублей в год (в законе написано: за год) позволить себе электронную подпись. Во-вторых, Центробанк и Сбербанк сейчас включают биометрические данные, то есть и по голосу, и по изображению совершенно спокойно можно идентифицировать личность. Если бы можно было внести здесь соответствующие изменения, сделать биометрическую идентификацию, то мы бы сэкономили огромное количество времени.

Андрей Воробьев

Ещё один важный момент – чтобы в МФЦ не приходили за результатом. Для этого требуется внести поправки в нормативную базу. Чтобы электронные документы котировались наравне с бумажными. И отказаться от предоставления бумажного варианта.

Доступ регионов к сведениям. Например, записываем ребёнка в детский сад или школу, но нельзя это сделать с телефона или компьютера, надо обязательно прийти к директору. У нас очереди были в этом году. 1,8 миллиона родителей должны прийти в школу, потому что нет доступа к единой базе, где зарегистрирован ребёнок. Если такой доступ открыть, то это всё происходило бы автоматически, к директору надо было бы приходить совершенно по другому поводу, разговаривать о качестве образования.

Или льготники. У нас 300 тысяч льготников, у Москвы около 1 миллиона, наверное, льготников. Каждые полгода льготник должен подтверждать, что у него доход не вырос. Но все эти данные есть в базе Пенсионного фонда. Если такую базу сделать доступной и на нашу платформу выложить, то это всё происходило бы автоматом.

Список участников >>>