Рабочая группа по Интернету обсудила меры обеспечения приоритета отечественному ПО в связи с поручениями президента РФ

В четверг на прошлой неделе в администрации президента под председательством помощника президента РФ Игоря Щёголева состоялось заседание рабочей группы по использованию информационно-телекоммуникационной сети Интернет в отечественной экономике при формировании её новой технологической основы и в социальной сфере. Обсуждались вопросы, связанные с исполнением поручений президента РФ о развитии Интернета в России.

В частности, рассматривались предложения по внесению изменений в законодательство, обеспечивающие приоритет российскому программному обеспечению и оборудованию при осуществлении закупок (п. 1 поручений президента, срок – 1 июня 2016 года), в том числе для компаний с государственным участием.

Приоритет отечественного производителя софта обеспечивает постановление правительства РФ от 16 ноября 2015 г. № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Оно предусматривает ведение реестра российского ПО, к которому госзаказчик обязан обращаться при закупках программных продуктов.

По словам руководителя подгруппы «Интернет + суверенитет» рабочей группы Ильи Массуха, «реестр работает». Но распространить тот же принцип на IT-оборудование – т.е. составить ещё один реестр – «сложнее». Компании с госучастием тоже могли бы заказами стимулировать импортозамещение. Механизм для этого предлагается такой: принимать решение о закупках отечественных программных продуктов и оборудования решением совета директоров (в составе которого присутствуют представители государства).

Представитель Минэкономразвития, заместитель директора департамента контрактной системы Сергей Икрянников назвал объём закупок IT-продукции госкорпорациями – 200 миллиардов рублей в год, и предложил создать при Минкомсвязи межведомственную комиссию, которая рассматривала бы по существу закупки на сумму свыше определённой величины, поскольку сейчас существуют (и используются госзаказчиками) пути обхода постановления №1236. Например, заказываются услуги вместо покупки ПО, и компания-посредник по таким заказам поставляет импортный софт. В частности, Сергей Икрянников предложил внести запрет на закупки зарубежного ПО в 149-ФЗ и ввести согласование планов информатизации госкомпаний Минкомсвязью.

Ещё он отметил, что протекционизм на внутреннем рынке ПО противоречит правилам ВТО и вызывает недовольство партнёров России по ЕАЭС, в частности, Белоруссии.

Кирилл Варламов (Фонд развития интернет-инициатив, ФРИИ), продолжая обсуждение, отметил, что по результатам исследования, проведенного ФРИИ, такие подходы не противоречат требованиям ВТО. Так, в США существуют прецеденты принятия аналогичных мер, закрывающих внутренний рынок для иностранных поставщиков софта.

Председатель комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин ограничился тем, что пообещал «продолжение работ по поиску путей поддержки отечественного ПО», имея в виду (это было очевидно из контекста обсуждения) распространить законные требования отдавать предпочтение отечественному ПО с госорганизаций на компании с госучастием.

Во время обсуждения высказывалась даже идея – дать определение понятию «корпоративная информационная система» (аналог общепринятого сегодня термина «ERP-система»), чтобы применять к ним требования, относящиеся в настоящее время к государственным информационным системам (ГИС). В таком случае дело окажется в компетенции Минкомсвязи – утверждение решений относительно разработки (внедрения) ГИС входит в обязанности регулятора.

Это встретило ожидаемое возражение представителя «Ростелекома». В компании не готовы подключить к выбору необходимых технологий и продуктов профильное министерство. Как, скажем, быть, если потребуется новая биллинговая система, идти за решением в министерство?

Упоминался, но не рассматривался подробно, полный запрет закупки импортного ПО. Кирилл Варламов счёл это возможным в отношении отдельных классов ПО, например, антивирусов. Но совещание такие меры не поддержало. Игорь Щёголев заявил, что полный запрет импортного софта, тем более для госкорпораций  – «взрывоопасная и уязвимая позиция».

Лишать компании самостоятельности в закупках специальных («имеющих отраслевую специфику») программных продуктов государство не планирует. Но софт общего назначения  можно было бы и сменить на отечественный или свободный аналог, оставив деньги в национальной экономике.

Вопрос этот вызвал краткий, но оживлённый обмен аргументами. Сошлись на формуле «а вы сами импортозамещайтесь, и никто не будет вас заставлять это делать принудительно». Предложение включать достигнутый уровень импортозамещения в KPI менеджеров госкорпораций, кстати, тоже высказывалось.

Рабочая группа обсудила сохранение льгот отечественным производителям ПО (подробнее об этом см. наш предыдущий материал). Минфин, вопреки единодушному мнению представителей отрасли и Минэкономразвития, предсказуемо остаётся в позиции «против всех», и сохранение льгот на выплату страховых взносов считает неприемлемым (при том, что уничтожение льгот едва ли приведёт к росту доходов бюджета, как утверждают эксперты).

Игорь Щёголев предложил участникам заседания подумать над сохранением льгот для производителей программных продуктов, вошедших в реестр российского ПО. Да, такое решение имеет недостатки, оно не будет простым для всех участников рынка – системные интеграторы, поставщики IT-сервисов и заказного ПО окажутся уязвимы. Но эти проблемы преодолеть будет проще, чем сопротивление Минфина: в конце концов, ради получения льгот можно написать небесполезный программный продукт и добиться его включения в реестр.

«С логикой согласны, но дискуссию продолжим в силу специфики бюджетного процесса», — отвечал на это представитель Минфина.