Интернет – это не ответ, или Ничего личного

Интернет – это не ответ, или Ничего личного

Лекция Эндрю Кина (Andrew Keen) — британо-американского писателя, обозревателя CNN и исполнительного директора интерактивного салона FutureCast в Кремниевой долине, состоялась во вторник 15 марта в Москве во Дворце культуры МГТУ им. Баумана. Она была приурочена к старту российских продаж его новой книги, которую издатель в русском переводе назвал «Ничего личного».

Мероприятие собрало переполненную аудиторию – в основном студенты, плюс немногочисленная пресса. Шквал вопросов аудитории к автору книги показал, что современное состояние Интернета и изменения, которые он вызывает в обществе, действительно волнуют молодежь. На все интересующие студентов вопросы ответить не удалось – на всё мероприятие, включающее лекцию, обсуждение книги с российскими экспертами, а также вопросы, у Эндрю Кина было два часа.

Реклама лекции Эндрю Кина. Фото (с) Т. Костылева

Реклама лекции Эндрю Кина. Фото (с) Т. Костылева

Редакции D-Russia.ru уже удалось прочитать книгу. Автор детально анализирует последствия появления Интернета в нашей жизни – в том числе, в образовании, в личной жизни и персональных данных, в экономическом положении граждан (в первую очередь, американцев), а также рассматривает этапы становления Сети и различные бизнес-модели для интернет-компаний.

На первых порах люди думали, что Сеть откроет мир колоссальных возможностей, на деле же Интернет привел к появлению сверхбогатых цифровых монополистов, которые зарабатывают свои состояния на наших персональных данных, говорит автор книги. Интернет породил одно из крупнейших в истории накоплений богатства. Кроме того, оказалось, что Интернет способствует усугублению безработицы и экономическому неравенству. Об этом и многом другом рассказал Эндрю Кин собравшимся студентам «бауманки», об этом же речь идет и в его книге.

В оригинале её название книги звучит так: «Интернет – это не ответ», в российской версии — «Ничего личного». «Мне нравится русский перевод», — сказал Кин, пояснив, что название может быть истолковано и как «ничего личного, только бизнес», и как «ничего не скрыто, в вебе все наши действия прозрачны».

Обложка книги Эндрю Кина "Ничего личного"

Обложка книги Эндрю Кина «Ничего личного»

Стадии Интернета

Автор выделяет две стадии развития Интернета: некоммерческую, когда разработки финансировались за счет государства, и коммерческую, когда в эту сферу пришли частные деньги.

Эндрю Кин цитирует слова футуролога, профессора МIT Николаса Негропонте (Nicholas Negroponte), сказанные в бестселлере 1995 года «Цифровой мир» (Being Digital), где цифровая эпоха сравнивается с «природной стихией». «Она обладает четырьмя мощными качествами, которые будут гарантировать её окончательный триумф, — пророчествовал Негропонте насчет итогов разразившейся революции. — Эти качества: децентрализация, глобализация, гармонизация и расширение возможностей». Кроме того, Интернет, как предполагалось, даст людям «тысячи источников обогащения».

Однако уже в эпоху Веб 1.0 появились такие монополисты, как Amazon, который известен жёсткой эксплуатацией работников и притеснением книгоиздателей. Но эпоха Веб 1.0 всё еще работала по традиционным схемам бизнеса – таким, как купля-продажа, размещение баннерной рекламы, а прибыли интернет-компаний не были слишком уж велики.

Настоящий же прорыв произошел после того, как Google в 2000-х годах придумал и внедрил контекстную рекламу, основанную на индивидуальных запросах пользователей.

Эндрю Кин во время выступления

Эндрю Кин во время выступления

Цитата из книги
Google не только взломала код доступа к интернет-прибылям, но и открыла для себя «чашу Грааля» в информационной экономике. В 2001 году доход компании составил всего 86 миллионов долларов. В 2002 он вырос уже до 347 миллионов, в 2003-м приблизился к миллиарду и достиг почти 2 миллиардов долларов в 2004-м, когда компания шести лет от роду вышла на IPO, предложив для продажи акции на сумму 1,67 миллиарда долларов, которые инвесторы оценили в 23 миллиарда. К 2014 году Google стала второй по стоимости компанией в мире после Apple с рыночной капитализацией более 400 миллиардов долларов.

До Google Интернет был лишь библиотекой, куда все сдавали свои данные, и только Google их объединил. Причём чем больше отдается данных, тем Сеть становится ценнее, рассказывает Эндрю Кин. С тех пор Google стал не только крупнейшим поисковиком, но и компанией, которая знает о пользователях, по признанию самой компании, даже больше, чем они сами знают о себе – все их увлечения и предпочтения.

Ураган приближается к офису рядом с вами

Оказалось также, что в Интернете нет места конкуренции, о которой говорили апологеты Сети. Кин, правда, оговорился, сказав, что в России, возможно, дела обстоят по-другому, но в остальном мире Google занимает до 90% рынка поиска; Facebook, Twitter и Instagram — также монополисты.

Эндрю Кин называет и первых «жертв» цифровой экономики – это производители развлекательного контента, музыканты, фотографы, видеооператоры, журналисты, издатели, таксисты – эти и многие другие отрасли испытали резкое падение доходов и, как следствие, сокращение рабочих мест вследствие современных интернет-технологий и процветающего пиратства. При этом сами интернет-гиганты, зарабатывающие большие деньги, обходятся, как правило, небольшим штатом.

Следующими пострадавшими могут стать преподаватели (вследствие распространяющегося онлайн-образования), логистические службы (вместо людей трудиться будут дроны и самоуправляемые автомобили).

Цитата из книги
Проблема, конечно же, в том, что мы все трудимся на Facebook и Google бесплатно, производя те самые персональные данные, которые делают эти компании такими ценными.

Вот почему Google, чья рыночная капитализация в середине 2014 года превысила 400 миллиардов долларов, может обходиться штатом всего в 46 тысяч сотрудников. Для сравнения, в такой гигантской промышленной компании, как General Motors, с рыночной капитализацией около 55 миллиардов долларов, более 200 тысяч человек заняты производством автомобилей на заводах.

Таким образом, Google, будучи в семь раз крупнее, задействует менее четверти персонала по сравнению с GM.

Эта новая экономика с ее фабриками данных меняет всё — даже распределение денежной массы в глобальной финансовой системе. На начало 2014 года общие запасы наличности у пяти крупнейших мировых компаний, таких, как Apple, Google, Microsoft, американский телекоммуникационный гигант Verizon и производитель электроники корейский конгломерат Samsung, составили 387 миллиардов долларов, что эквивалентно ВВП за 2013 год Объединенных Арабских Эмиратов. Такой дисбаланс капитала отдает судьбу мировой экономики в руки нескольких скопидомов наподобие Apple и Google, которые предпочитают хранить свои прибыли по большей части в офшорах, чтобы не платить налоги в США.

Легальные потоковые сервисы, которые стали набирать популярность в последнее время, также не стали решением финансовых проблем владельцев авторских прав. «Как и в случае YouTube, проблема заключается в том, что Spotify эксплуатирует творческие таланты, чтобы завлекать потребителей бесплатным или неестественно дешёвым контентом. Компания получила более полумиллиарда долларов инвестиций и привлекла 10 миллионов платных подписчиков, но самим музыкантам достаются гроши — в среднем они получают всего 0,6 цента за каждое прослушивание», — говорит автор.

Бывший гитарист группы Talking Heads Дэвид Бирн (David Byrne), который считает, что интернет-компании высасывают из мира все творческие силы, утверждает: для того чтобы американская группа из четырех человек смогла платить каждому своему участнику минимальную для США зарплату в 15 тысяч долларов в год, ее музыка должна набрать на Spotify четверть триллиона прослушиваний.

Цитата из книги
Настоящий провал — это отрасль стоимостью 36 миллиардов долларов, сократившаяся за десятилетие до 16 миллиардов из-за того, что либертарианские крутые парни вроде Трэвиса Каланика (Travis Kalanick, основатель Uber – ред.) придумали инструменты, разрушившие её базовую ценность. Настоящий провал — это 12,5 миллиарда долларов годового объема продаж, 2,7 миллиарда долларов годового дохода и более 71 тысячи рабочих мест, которые, по оценкам, утратила музыкальная индустрия только в Соединенных Штатах из-за таких «инновационных» сервисов, как Napster и Scour.

Настоящий провал — это 55-процентное падение продаж на испанском музыкальном рынке между 2005 и 2010 гг. из-за онлайнового воровства. Настоящий провал — это такое уничтожение испанских музыкальных талантов, что с 2008 года в стране, где постоянно возникали международные звёзды наподобие Хулио Иглесиаса, не появилось ни одного исполнителя, сумевшего бы продать миллион копий своего альбома в Европе.

Время нарциссизма

Еще один момент, на который обращает внимание Эндрю Кин, это процветающий в Сети нарциссизм и использование Сети как средства продвижения самого себя. «Мы не окружены другими, возросли изоляция и одиночество», — говорит он. Интернет породил зацикленную на селфи культуру вуайеризма и широкий спектр других психических расстройств.

Культура селфи — это достаточно большая ложь, считает автор, но она все же менее бесстыдна, чем экономика культуры селфи с ее миллиардами долларов прибыли и сотнями тысяч уничтоженных рабочих мест. «Именно здесь — в этой количественно измеримой сфере рабочих мест, заработных плат и прибылей — мы можем увидеть наиболее тревожные последствия перехода от «момента Kodak» к «моменту Instagram», — говорит Кин.

В своем выступлении он несколько раз уточняет, что он не против технологий, нужно лишь научиться работать с технологией – как это было во время промышленной революции.

Кин предлагает сосредоточиться на пяти путях решения проблем, связанных с цифровой революцией.

Пять шагов

Политическое решение, законодательное регулирование

По мнению Эндрю Кина, не нужно полагаться на то, что рынок сам себя отрегулирует, поскольку отсутствие госрегулирования приведёт к монополиям. Но он также против и чрезмерного вмешательства, как это происходит в Китае и Северной Корее. Кин приводит в качестве положительного примера Европу, которая, с одной стороны, «не верит Google», но и не считает его абсолютным злом, рассматривая Google с точки зрения соответствия европейским законам и исключительно как бизнес – бизнес на данных.

Ответственность бизнеса

Эндрю Кин считает лицемерием, когда, к примеру, Марк Цукерберг говорит, что он «объединяет людей», тогда как основатель Facebook зарабатывает на наших данных огромные деньги. Нужна ответственность бизнеса за то, какие изменения он несет. Однако, по словам Кина, есть уже немало примеров, когда компании вкладывают большие деньги в благотворительность. Например, тот же Facebook недавно пожертвовал 500 миллионов долларов на образование. Например, тот же Facebook недавно пожертвовал 500 миллионов долларов на образование. (Чистая прибыль Facebook в 2014 году составила 2,94 миллиарда долларов (а капитализация превысила 200 миллиардов); таким образом, 500 миллионов составляет 17% чистой прибыли за 2014 год и сопоставимо с тем, что компания тратит на маркетинг за три месяца — ред.) 

Переосмыслить самого себя

По словам Кина, каждому человеку нужно переосмыслить себя в этом новом мире, в том числе с точки зрения дисциплины. Он рассказал о своем сыне, который каждые две минуты проверяет свой смартфон – по мнению Кина, это зависимость, и каждому из нас необходимо «овладеть машинами, прежде чем они овладеют нами».

Он также считает, что у многих современных людей есть «ностальгия по деревне», они хотят возвращения приватности. В связи с этим Кин приводит пример европейского «закона о забвении», который позволяет гражданам ЕС удалить информацию о себе в поисковиках. И пусть закон пока несовершенен, это шаг в нужном направлении, считает Кин.

Кроме того, людям необходимо учиться платить в Сети за чужую интеллектуальную собственность, и только в этом случае экономика будет безопасной, говорит Кин.

Переосмыслить образование

Образование не должно зависеть от технологий. С другой стороны, Кин также и против всяческих запретов пользования гаджетами и Интернетом (как это делал, например, Стив Джобс со своими детьми). Детей не надо изолировать, их нужно учить, сказал Эндрю Кин. «Используйте Сеть для возможностей, не для нарциссизма», — говорит он.

Развитие инноваций

Люди рано или поздно сумеют осознать, что с ними произошло, считает Кин, говоря о том, как компании обогащаются на пользовательских данных. После этого осознания потребуются новые технологии, такие, например, как блокировщики рекламы. Будут нужны новые решения, позволяющие компаниям зарабатывать без эксплуатации данных, и эту инновационную деятельность нужно стимулировать.

Цитата из книги
Нравится нам это или нет, но цифровой мир стремительными темпами преобразует наше общество. И в новом сетевом обществе трансформируется все — занятость, идентичность, неприкосновенность частной жизни, справедливость и корректность. Интернет, может быть, (пока) еще и не ответ, но тем не менее остается центральным вопросом первой четверти XXI века.

Ссылка на книгу Эндрю Кина на сайте «Альпина Паблишер» >>

Выход книги на русском языке спонсирует компания SFERIQ.

Print Friendly
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры