Законы об Интернете: Великобритания подражает России

485

Британский политик, депутат Европарламента и один из руководителей Партии независимости Соединённого Королевства (UK Independence Party) Тим Эйкер (Tim Aker), заявил 20 августа, что он «потрясён» принятием в спешном порядке, три чтения в один день 16 июля с утверждением на следующий день, «Акта о хранении данных и полномочиях по расследованию» (Data  RetentionandInvestigatoryPowerAct 2014), и что его партия будет добиваться «пересмотра» полномочий спецслужб, чтобы «уравновесить уровень вмешательства спецслужб в нашу жизнь».

Три чтения сразу, в один день, а на следующий день подпись Её Величества, означающая вступление закона в силу. Такая скорость законотворчества, привычная в РФ, для британской практики беспрецедентна.

Спешка обусловлена отменой Европейским судом в апреле 2014 года действовавшей в Великобритании и других странах ЕС директивы Data Retention Directive, предписывающей операторам сохранять сообщения электронной почты и сведения о телефонных звонках, включая данные о местоположении абонента, передвижения, социальные данные и предоставлять их спецслужбам по запросу. Европейский суд упразднил Data Retention Directive и постановил, что спецслужбы могут требовать от операторов персональные данные только по решению суда. «Акт о хранении данных и полномочиях по расследованию» потребовался Великобритании взамен Data Retention Directive.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон при внесении инициативы в британский парламент отметил, что хранение данных операторов связи («коммуникационных данных») и доступ к ним спецслужб необходимы для борьбы с преступлениями и защиты общества, и заявил, что акт будет просто разъяснять существующее законодательство, не расширяя текущие полномочия органов власти.

Актом действительно вносятся изменения в «Регламент полномочий по расследованию» (Regulation of Investigatory Act 2000), имеются ссылки на «Акт по борьбе с терроризмом, преступностью и обеспечению безопасности» (the Anti-terrorism, Crime and Security Act 2001), «Акт о терроризме» (the Terrorism Act 2006), иные правовые акты Соединенного Королевства. Однако новеллой является положение о том, что ордер-предписание об обеспечении сохранения коммуникационных данных может быть выдан любому оператору или его представителю. Ордер-предписание издается государственным секретарем Великобритании (большинство членов кабинета министров Великобритании могут иметь такой статус).

Помимо необходимости противодействия терроризму и преступности в числе оснований для выдачи такого предписания оказались «обстоятельства, кажущиеся государственному секретарю Великобритании относящимися к интересам национальной безопасности».

Акт обязует операторов хранить все коммуникационные данные в течение года.

Важно отметить экстерриториальность положений акта. Так, копия ордера-предписания может быть направлена человеку или компании, находящимся за пределами Великобритании.

Акт имеет ограниченный срок действия, его применение должно быть прекращено 31 декабря 2016 года. А к 1 мая 2015 года независимый наблюдатель, назначаемый государственным секретарем Великобритании, должен представить премьер-министру анализ правоприменения акта. Премьер-министру предоставлено право огласить в парламенте лишь те результаты правоприменения, которые, по его мнению, необходимы.

Эдвард Сноуден предупреждал Великобританию о том, что не стоит принимать «Акт о хранении данных и полномочиях по расследованию», отзываясь о нём как способе предоставить британским спецслужбам законное право не просто следить за подданными Её Величества, но и вести архив их персональных данных. Все телефонные звонки и интернет-история пользователей всемирной паутины после принятия «Акта о хранении данных и полномочиях по расследованию» станет доступна для разведывательных служб MI5 и MI6.

Исполнительный директор правозащитной организации Open Right Group Джим Киллок (Jim Killock) утверждает, что документ противоречит праву граждан на частную жизнь и создает опасный прецедент.