Выступление депутата А.В. Туманова («Справедливая Россия») на пленарном заседании Думы, посвященном обсуждению законопроекта «О почтовой связи»

73

Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги.

Тут до меня дошли слухи, что вчера в наш Комитет по северным территориям дошла немножко запоздавшая телеграмма: «На льдину высадились успешно. Папанинцы». Это, конечно, шутки. Пока я сидел, готовился к выступлению, мне штук, наверное, десять таких анекдотов рассказали про почту.

Должен сказать, что все, что происходит с почтой, не сейчас, не вчера, позавчера у нас случилось. Почта сыпалась давно. Особенно в этом виновато прежнее руководством. И я, например, контактирую с Дмитрием Евгеньевичем Страшновым очень активно, я вижу, что он искренне хочет изменить, исправить ситуацию.

Мы привлекаем для нашей работы специалистов, чего не скажешь, например, про Министерство связи. Потому что, вот посмотрите, ведь Закон о почтовой связи, фундаментальнейший закон, закон, на котором будет построена работа почты. А работа почты – для России это больше, чем почты. Для России, с ее обширными территориями, это связующее звено для территорий. При этом, министр связи у нас не присутствует. Как не присутствовал, например, он на заседании Совета по правам человека, где как раз разбирали ситуацию, возникшую с прессой.

После этой реформы, после снятия тех самых бюджетных ассигнований, ведь у нас порушится вся подписка. А подписка, как я уже в этом зале говорил, при нашем министре, для регионов – это основное. То есть, туда не доходит больше ничего, иначе как по подписке. Мы оставим регионы вообще без печатного слова.

Кроме того, вот после того, как у нас министр здесь был, мы с ним договорились встретиться, чтобы обсудить вопросы. Два месяца я стучался к министру, так и не достучался. Но теперь, наверное, не буду стучаться.
Единственно, что только, меня пригласили на совещание, совещание как раз по подписке. Когда уже профессиональное сообщество, всё, взялось, собралось, договорилось, когда мы уже начали, что называется, атаковать министерство, только после этого было проведено совещание, где, ну, вот поговорили, поговорили, договорились создать очередную рабочую группу, договорились подумать, как не допустить обрушения подписки. Но она уже обрушена, она уже на дне. И она провалена, вот это полугодие уже по подписке провалено.

Слушайте, дорогие друзья, если мы принимаем какой-то основополагающий закон, если мы хотим провести большую реформу, а реформу надо проводить, то есть, чтобы нам спасти почту, реформу надо проводить, с этим все соглашаются. Как все соглашаются с тем, что нынешний законопроект плохой. По-моему, ни одного вот сейчас доброго слова, иначе как со стороны министерства, мы не слышали об этом законопроекте.

Ну, как же мы дальше будем тогда его дорабатывать, если тот же министр не идет навстречу, если он не хочет приглашать специалистов? Дорогие друзья, ведь ни я, ни люди, работающие в Министерстве связи, не являются узкими специалистами, они многое не знают, они не знают механизмов. Эти механизмы знают только специалисты. И, естественно, нужно было заниматься, перед тем, как выбрасывать этот закон, все-таки, по крайней мере, договориться, а как вот эти механизмы будут действовать.
Вот я не экономист, вернее, экономист-любитель, будем называть так. Вот я, например, не понимаю. Мне говорят, что почта должна переходить полностью на рыночные рельсы. То есть, почта не должна жить на дотациях. Ну, давайте сравним, два почтовых отделения. Одно в Москве, доходное, другое где-нибудь там в Архангельской области, там 400—500 километров от Архангельска, которое дико убыточное. Значит, что получается. Если мы дотации не даем, значит, вот это московское отделение должно работать хорошо и дотировать вот это бедное отделение. Но это уже тоже не рынок.

Вы знаете, в области, например, тех же общественных организаций, ведь давно наши власти поняли, что нельзя общественные организации заставлять зарабатывать деньги. Общественные организации должны заниматься своей прямой деятельностью, то есть, общественной деятельностью. И ради этого государство выдает гранты, чтобы общественные организации жили. А тут у нас получается совершенно такая перекошенная ситуация, что, значит, там кто-то внутри почты будет зарабатывать для того, чтобы дотировать убыточные отделения. По-моему, такого даже теоретически не может быть, даже мне, экономисту-любителю, не очень сведущему в этих вопросах, в общем-то, все достаточно ясно.

Вот таких непонятностей, таких дыр, прогалов очень-очень много. И поэтому я согласен с выступавшими здесь ораторами: мы должны, ну, как говорится, бросить все и собраться, собрать специалистов, собрать профессиональное сообщество, для того, чтобы не допустить разрушения «Почты России». Потому что, как мы все знаем прекрасно, а мы жили с вами в Советском Союзе, мы проходили вот эти вот обрушения, — разрушить очень легко.

Мы все видели, как Чубайс реформировал РАО «ЕЭС». Среформировал, обвалил все, и теперь, чтобы это поднять, требуется трижды больше усилий для того, чтобы не допустить этого обрушения.

Поэтому я призываю и коллег-депутатов, и наше министерство, которое не очень хочет идти на контакт, все-таки заняться нормальной работой, для того, чтобы не допустить обрушения «Почты России».

Будет работать почта – будет жить нормально страна. Потому что надо помнить, все-таки, наша страна – это не только Москва, и не только Московская область. В нашей стране огромное количество территорий, куда даже автобус не ходит, куда доехать нельзя. И последняя вот эта ниточка, которая связывает эти населенные пункты с государством, это «Почта России».
Давайте поможем «Почте России», давайте поможем сами себе, давайте поможем нашему государству, и нашим избирателям. Спасибо за внимание.