Влияние социальных медиа на государственную стабильность

Недавние события в Северной Африке и странах Персидского залива выявили фактическую хрупкость государств, а также  реальную силу скоординированных оппозиционеров, их способность бросить вызов государственному режиму или даже свергнуть его. В последнее время особенное внимание уделяется киберпространству, а именно роли информационных технологий в координации и «раскручивании» оппозиционной информации.

В сфере международных отношений традиционные подходы к пониманию стабильности государства были сформированы из опыта 19-го и 20-го веков. Но в сегодняшнее время  киберпространство создает новые механизмы и рычаги взаимодействия, которые изменяют динамику стабильности и хрупкости государства.

Пока продолжаются дискуссии на тему важности и влияния информационных технологий и социальных медиа на реальные события в мире, очевидно одно: количество Интернет центров и объем контента на различных языках растет.

Мало кто будет спорить, что киберпространство играет все более важную роль в отношениях между гражданами и государством. Недавние события в Северной Африке, в арабских государствах, в частности крах режимов в Тунисе и Египте, возобновили  дискуссии о роли технологий в  информационной политике, и, особенно, в отношении потенциального влияния Интернета на демократию.

Среди наблюдателей и комментаторов можно выделить три группы: тех, кто делает акцент на значительной роли компьютерных технологий в координации и усилении оппозиционного движения (давление на  государство); тех, кто видит основную роль компьютерных технологий в помощи режимам для балансировки этого давления и укреплении устойчивости государства (потенциал государства); и тех, кто утверждает, что  информационные технологии еще не существенно изменили баланс между давлением оппозиции и потенциалом государства его отражать.

Имеется положительная корреляция между показателями демократии и распространением Интернета в большинстве стран.

Рад западных ученых считает, что Интернет создал огромные возможности для СМИ и облегчил авторитарным режимам возможность захвата и управления информационными агентствами. Авторитарные правительства эффективно используют Интернет, чтобы подавить свободу слова, совершенствуя свои методы наблюдения и распространяя собственной пропаганды.

Есть и альтернативное мнение, что в случае чрезвычайно авторитарных режимов воздействие Интернета на демократию скорее туманное.

Малкольм Гладуэлл, канадский журналист и социолог считает: «Люди протестовали и побеждали правительства еще до того, как был изобретен  Facebook и появился Интернет. В Восточной Германии в восьмидесятые годы у людей не было ничего кроме телефона. Обиженный человек всегда найдет способ общаться. То, как люди принимают решение сделать что-либо, менее интересно, чем то, что заставило их сделать это».

До недавних событий в Северной Африке и арабских государствах, уже было несколько случаев изменений режимов, когда, как утверждают наблюдатели, поддержка  информационных технологий позволила оппозиции создать угрозу стабильности государства: Филиппины (2001), Испании (2004), Молдова (2009). Однако, есть несколько случаев, в которых, несмотря на повсеместное использование информационных технологий, оппозиции не удалось повлиять на стабильность государства и свергнуть режим: Беларусь (2006 г.), Иран (2009 г.) и Таиланд (2010).

Несмотря на различие позиций, специалисты сходятся в том, что информационные технологии раскрывают взаимосвязи в обществе, помогают получить обратную связь, являются механизмом, влияющим на основы стабильности государства.