«В менее почтенных кругах бизнес-модель Google сочли бы вымогательством»

В субботу Frankfurter Allgemeine опубликовала текст гендиректора немецкого издательства Axel Springer (издает более 150 газет и журналов в 27 странах мира) Матиаса Дофнера (Matthias Dopfner) «Почему мы боимся Google». Он является публичным ответом на опубликованную ранее статью председателя совета директоров GoogleЭрика Шмидта (Eric Schmidt), в которой тот пытается объяснить, как много добра его компания делает для экономики Германии вообще и для Axel Springer в частности.

То, что оба текста опубликованы в рубрике «Фельетоны», не означает, что Дофнер полемизирует со Шмидтом в легком жанре. Это бескомпромиссная публичная дискуссия. Текст Дофнера в семь раз длиннее заметки Шмидта и готовился к публикации 10 дней.

«Мы боимся Google. Я должен заявить об этом совершенно ясно и откровенно, потому что лишь немногие из моих коллег осмелятся сделать это публично», – пишет Дофнер.

Роль Google в Интернете столь значительна, что в любом другом бизнеса компанию давно признали бы монополистом – таким, каким когда-то были государственные Deutsche Post на рынке почтовых отправлений или Deutsche Telekom в телефонии. Google нет альтернативы, это – генератор и регулировщик интернет-трафика, от которого СМИ зависят решающим образом. Axel Springer вынуждено сотрудничать с Google, но это сотрудничество отнюдь не взаимовыгодно. Дофнер приводит пример: после изменений в поисковом алгоритме Google дочерняя компания издательства потеряла 70% трафика. «Это, конечно же, совпадение», – Дофнер дает волю сарказму. И заявляет, что «в менее почтенных кругах бизнес-модель Google сочли бы вымогательством».

Не останавливаясь на экономической стороне дела, немецкий издатель пишет и о политике. Власть, которую в цифровом мире приобретают создатели и владельцы технологических платформ, может употреблена не на благо тех, кто эти платформы использует. Дофнер видит в этом проблему, даже, хотя в тексте это и не сказано явно, угрозу «нашим ценностям, пониманию человеческой природы, мировому общественному порядку и, по моему мнению, будущему Европы».

Не менее серьезной угрозой стало стремление Google к расширению деятельности за счет новых сфер, таких, как медицина, робототехника, автомобилестроение, технологии для дома. Это – не только инженерия, это еще и тема для политических дебатов. Во-первых, Android и поисковая машина Google – не правительственные программы США, по крайней мере, они не должны быть правительственными программами. Во-вторых, нужен механизм, позволяющий людям самостоятельно решать, в какой мере они готовы быть облагодетельствованы Google.

В России деятельность Google контролируется гораздо слабее, чем в Европе, но она не менее опасна – в тех смыслах, о которых пишет Дафнер.

Критика Google не означает, разумеется, критики Интернета, и вообще не означает критики технологий. Напротив, речь о важности Интернета и IT, о том, что деятельность интернет-монополистов нуждается в общественном регулировании.

Еще одно замечание: в России неизбежно найдутся «жертвы» Яндекса, желающие примитивно переделать критику Google в критику его отечественного конкурента. Критиковать Яндекс, как и всякую крупную компанию, есть за что, но критика по уровню эта должна соответствовать сложности той предметной области, в которой Яндекс работает. А кроме того, именно Яндекс, а не политики, обеспечивает относительную – по сравнению, в частности, с Германией – независимость нашей страны от Google.