«Твиттер» уполномочен заявить: Как государственные чиновники в разных странах используют социальные сети

    87
    Штефан Зайберт вполне понимал, что такое социальные сети. Он долгое время работал ведущим новостей на втором канале немецкого телевидения и сам нередко пользовался информацией, почерпнутой из вездесущей паутины Интернета. Однако, придя на должность спикера Ангелы Меркель, умудрился сразу же опозориться именно из-за информационно-социальной системы «Твиттер».

    Когда убили Усаму бен Ладена, профессиональный журналист Зайберт быстренько настучал в «Твиттере»: «Обама бен Ладен мертв». Новость о том, что главный пресс-секретарь страны спутал Усаму бен Ладена и Барака Обаму, тут же разнеслась по всем информационным агентствам Германии и мира. А Зайберту пришлось изрядно попотеть, чтобы стереть негативное впечатление о себе, созданное спешным обращением к социальной сети. Его непосредственный шеф Ангела Меркель на очередной пресс-конференции не смогла скрыть раздражения, однако уволен Зайберт не был.

    Подобным образом опростоволосился и министр экономики Филипп Реслер, после экстренного ночного заседания кабинета министров написавший в своем «Твиттере», что Ангела Меркель собирается выдать срочную финансовую помощь Греции. Естественно, наказанием для министра было официальное опровержение канцлера — достаточно позора на голову и без того безуспешного министра и вице-канцлера. Также один из депутатов умудрился распространить через «Твиттер» новость о победе нового президента Йоахима Гаука на выборах еще до полного завершения голосования.

    Тем не менее пользование «Твиттером» и другими социальными сетями в Германии ни для кого не запрещено. За негативные последствия должен отвечать сам пользователь — опороченной репутацией, упущенной карьерой или даже увольнением с работы.

    На официальном портале правительства ФРГ после нескольких «проколов» со сливом важной правительственной информации или ошибками была опубликована инструкция под названием «Последствия пользования Твиттером». Тем не менее то и дело в кабинете министров и парламенте случаются скандалы и скандальчики, вызванные неряшливым обращением с социальными сетями. Из-за «Фейсбука» пострадал и один из локальных политиков земли Северный Рейн — Вестфалия, выставивший свои фотографии с несовершеннолетней девушкой. Интимные фото стоили ему не только карьеры, но и привели к судебному разбирательству по обвинению в совращении малолетних.

    О феномене «социальных сетей» в Германии пишутся научные конволюты, однако, по словам уполномоченного по защите личных данных при правительстве ФРГ Петера Шаара, отдельного закона о пользовании социальными сетями для чиновников не существует. Хватает негласных правил соблюдения приличия и субординации. Ведь какой начальник потерпит, когда про него распространяются байки или якобы обиженные им подчиненные «выпускают пар» в «Фейсбуке»!

    Оскорбленная жена бывшего президента ФРГ Кристиана Вульфа использовала все существующие законодательные механизмы, чтобы остановить порочащие ее посты в социальных сетях. А за то, что «Гугл» и другие движки Интернета не изменили алгоритма поиска и при заполнении поискового поля словом «проститутка» тут же выдавали ее имя, оскорбленная Беттина подала на «Гугл» в суд. Однако против законов математики никто не властен — и суд принял решение не в пользу Беттины Вульф.

    Так или иначе, законы человеческой психологии изменить нельзя. Как рассказал Петер Шаар в разговоре с «РГ», в принципе каждый подчиненный может писать о своем начальстве все, что хочет. А руководство в свою очередь имеет право применить предусмотренные Законом о труде санкции. Ведь нелояльность к начальству на рабочем месте может стать вполне приемлемым поводом для увольнения. Такие случаи все чаще описываются немецкими СМИ. Наученные горьким опытом работодатели при приеме на работу стали ненавязчиво вручать трудящимся информацию о возможных последствиях неосторожного пользования социальными сетями.

    Если же подчиненные не только просто жалуются на начальство, но и неприлично выражаются, оскорбляя или распространяя сплетни и клевету, нет проблем привлечь их к ответственности в соответствии с параграфами 185, 186 и 187 УК ФРГ. Сотрудник, крепко выразившийся в социальных сетях, может схлопотать увесистый денежный штраф или до пяти лет тюрьмы. Затем ему грозят также гражданский иск и штрафы за возмещение морального ущерба, а также решение суда о запрете распространения наветов в социальных сетях. То есть законодательного инструментария для того, чтобы привлечь к ответственности клеветников и сплетников, вполне достаточно. Поэтому необходимость дополнительных регуляторов, по словам федерального уполномоченного по защите личных данных, пока не ощущается.

    Чучхе там не место
     
    В Южной Корее самые разные социальные сети пользуются большой популярностью. И многие госслужащие — особенно те, что помоложе, любят проводить время в них.

    Несмотря на такое широкое распространение, отдельного закона, регулирующего действия госслужащих в социальных сетях, не существует. Но есть определенные негласные правила поведения, которые, впрочем, понятны всем.

    Так, насколько можно судить, крайне неохотно подключаются к соцсетям сотрудники различных «ответственных ведомств» — представители спецслужб, некоторых отделов полиции, органов финансового контроля … Причина очевидна. Сотрудники таких ведомств не стремятся афишировать свое место работы, а информация по соцсетям имеет тенденцию неконтролируемо распространяться. А потому активность по части социальных сетей у «рыцарей плаща и кинжала», борцов с финансовыми махинациями, как минимум не поощряется, а иногда и запрещается, но на уровне устных распоряжений. С другой стороны, законодательных ограничений по этому поводу нет. Если же неаккуратный госслужащий вольно или невольно допустит утечку секретов через соцсети, то наказание будет таким же, как и с утечкой по «обычным каналам».

    Вместе с тем в ряде государственных структур и даже в частных фирмах стали блокировать доступ сотрудников в социальные сети с рабочих компьютеров. Но уже по более прозаической причине — чтобы больше уделяли времени работе, а не выставлению «лайков».

    Следует также отметить одну характерную для Южной Кореи особенность. Согласно закону о национальной безопасности, уголовно преследуется распространение информации, прославляющей общественный строй в КНДР, идеи чучхе и коммунистическую идеологию. И вот за этим строго следят, в том числе и в социальных сетях, где также время от времени бушуют идеологические баталии. Если госслужащий будет замечен среди участников таких запрещенных групп в рамках соцсетей, то его немедленно привлекут к ответственности. Сам контроль за деятельностью соцсетей осуществляется силами отдельных подразделений по борьбе с киберпреступностью местной полиции и контрразведки.

    Олег Кирьянов

    Блогие намерения
     
    Власти Китая уже давно призывают чиновников стать более открытыми народу и журналистам, что должно помочь и в борьбе с коррупцией. Однако большинство чиновников по-прежнему предпочитают оставаться в тени.

    Не приходится говорить об их публичной интернет-активности. Более того, многие стараются сделать все возможное, чтобы по минимуму мелькать в СМИ или Интернете. А причина проста: в последнее время участились случаи «разоблачения» нерадивых госслужащих именно через Интернет. То попадут в Сеть фотографии какого-нибудь «слуги народа» с дорогущими часами, ремнем, сигаретами. И сразу же возникает вопрос: на какие средства? Иногда в Сети оказывается и вообще аморальное видео, когда чиновник развлекается со своей подчиненной. В большинстве случаев все они как минимум уходят в отставку. А как максимум просочившейся информацией начинают заниматься правоохранительные органы, и уже нередки случаи, когда эти истории доходили до суда.

    Вместе с тем власть все же идет в Сеть. Самым активным участником интернет-сообщества среди государственных структур является полиция. На долю полицейских приходится почти половина всех зарегистрированных в китайском Интернете аккаунтов, принадлежащих государственным органам.

    При этом наиболее влиятельные странички, согласно проведенному не так давно исследованию, принадлежат столичному управлению общественной безопасности. А на втором месте, что несколько неожиданно, — управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков одного провинциального городка.

    Лидерство полиции вовсе не случайно. Ведь сейчас в Китае насчитывается почти 280 миллионов микроблогеров — абсолютный мировой рекорд. Помимо этого почти 80 процентов из их числа активно участвуют в нескольких социальных сетях. Для сравнения: в Японии этот показатель составляет всего лишь 39 процентов.

    между тем

    На этом фоне общее число аккаунтов, принадлежащих государственным органам, выглядит очень незначительно — чуть больше 50 тысяч, из которых личные блоги ведут лишь 18 тысяч чиновников. Правда, те, кто регулярно пишет в Интернет, к удивлению многих, делают это очень неплохо. Стиль подачи информации «живой», доступный для всех. Да и темы выбираются актуальные, но без перехода на чувствительные вопросы.

    Евгений Соловьев

    Получите букет… санкций
     
    На Апеннинах не существует специального законодательства и контролирующих органов, регламентирующих использование государственными чиновниками социальных сетей. Однако это, похоже, никому пока не мешает.

    С одной стороны, госчиновники не имеют официального права пользоваться на рабочем месте и в служебное время казенным Интернетом в личных целях и, тем более, социальными сетями. За нарушение этого негласного правила предусмотрен «целый букет» из дисциплинарных санкций вплоть до увольнения. Однако это всего лишь одна, и не самая яркая, сторона этой «медали».

    Дела обстоят совсем по-другому, если «слуга народа», прибегая к помощи соцсетей, трудится, как говорится, «на благо общества и государства». В этом случае все запреты отпадают автоматически. Более того, преобладающее большинство органов местного самоуправления сами поощряют присутствие своих сотрудников во всевозможных блогах и социальных сайтах и нередко даже с радостью дают авторизацию на активное в них участие. Есть распространенное мнение, что подобное «общение» способствует налаживанию прямого, «прозрачного» и открытого диалога с гражданами, которые могут без посредников обратиться с наболевшим к власти предержащей. Однако в этом «диалоге» выгода все-таки скорее обоюдная.

    Чиновники высшего звена, также стремящиеся идти в ногу со временем, в основном используют соцсети преимущественно как огромную «трибуну». Несомненными «героями» социальных сетей сегодня являются итальянские мэры и губернаторы. У 75% руководителей этого уровня есть свои личные профили. Лидеры интернет-движения — молодые политики: 37-летний Маттео Ренци — мэр Флоренции и градоначальник Неаполя 45-летний Луиджи де Магистрис, оккупировавшие все доступные социальные интернет-ресурсы. Однако на безграничных просторах Всемирной сети можно встретить также опытных политических деятелей в летах, таких как Сильвио Берлускони, который в последнее время обращается к своим сподвижникам, исключительно прибегая к помощи детища Марка Цукерберга.

    Некоторые же (25 процентов) госчины и вовсе относятся к соцсетям как к эффективному инструменту для собственного продвижения в преддверии выборов. Итальянским политикам есть за что любить Интернет. Чего стоит только один ошеломительный и почти молниеносный успех, который принес Беппе Грилло — бывшему комику, ныне лидеру «Движения 5 звезд», его супер-блог, посвященный коррупции в Италии. Во многом благодаря всемогущей силе Интернета на недавно прошедших муниципальных выборах Грилло сумел ловко обогнать многих старожилов политического истеблишмента.

    Сегодня в Италии в отдельных сферах, к примеру в борьбе с мафией, государству уже никак не обойтись без помощи соцсетей. В стране прочно укрепился новый феномен под названием «Фейсбосс». Для итальянских мафиози Интернет стал удобным и быстрым способом коммуникации, с помощью которого они посылают угрозы своим конкурентам, выходят на связь с подельниками, скрывающимися от правосудия, и совершают нелегальные сделки. Соответственно, правоохранительным органам не остается ничего другого, как ночи напролет проводить в «Фейсбуке» и «Твиттере» в надежде перехватить очередного мафиозного деятеля. Итальянские чиновники любого ранга, обитающие в социальных сетях в рабочих целях, вольны размещать там любые данные, которые, как им кажется, необходимы для обнародования.

    Нива Миракян

    Обама бьет рекорды
     

    Стремительное распространение социальных сетей в США не обошло стороной правительственные структуры — от федеральных агентств и ведомств до муниципалитетов на местах. Больше 80 процентов американских госучреждений уже несколько лет как завели и активно «юзают» аккаунты, прежде всего в «Фейсбуке», «Твиттере» и «Май Спейс», главным образом с целью информирования граждан о своей деятельности.

    При этом американские госслужащие, хотя и защищены первой поправкой к конституции США, гарантирующей свободу слова, находясь на работе, вынуждены соблюдать ряд ограничений в своем виртуальном общении в соцсетях.

    Принятый еще в 1939 году и адаптированный к реалиям XXI века закон об участии федеральных служащих в политической деятельности включает запреты чиновникам на участие в политических дискуссиях в социальных сетях, а также поддержку и сбор средств на избирательные кампании отдельных кандидатов. В рабочее время бюрократам запрещается заходить на аккаунты своих социальных медиа и, например, выставлять «лайки» в пользу того или иного политика. Нарушением считается и попытка «подружиться» или «зафоловить» ту или иную политическую партию.

    3 миллиона федеральных чиновников сейчас работают в США

    А вот по окончании рабочего дня и выходу из правительственных зданий сотрудников официальных учреждений и ведомств ничто не удерживает от выражения своих политических симпатий и антипатий, в том числе и в «Твиттере» с «Фейсбуком». При этом американским федеральным служащим не запрещена, а наоборот, рекомендуется подписка в соцсетях на официальные странички Белого дома и действующего президента США.

    Что касается последнего, то именно Барак Обама развил небывалую активность в соцсетях. Еще весной прошлого года он стал первым лидером страны, посетившим штаб-квартиру компании «Фейсбук» и в режиме онлайн пообщавшимся со своим главным электоратом — молодыми американцами. Будучи переизбранным на второй срок, Обама и вовсе поставил рекорд — его короткое сообщение в «Твиттере». «Еще четыре года» было больше миллиона раз растиражировано по социальным сетям и блогам.

    Впрочем, социальные сети в Америке не только приводят к успехам политиков, но и безжалостно разрушают карьеры отдельных представителей политической элиты США. Так, летом прошлого года конгрессмен-демократ Энтони Винер «погорел» из-за своего неосторожного сообщения в «Твиттере», которое носило весьма и весьма интимный характер, и с позором вылетел с Капитолийского холма. Кроме того, не обошли стороной скандалы, связанные с ограничениями использования социальных медиа, и американскую армию — в апреле после критического поста в адрес президента США на своей страничке в «Фейсбуке» был изгнан со службы военнослужащий корпуса морской пехоты.

    Александр Гасюк

    Источник: http://www.rg.ru/