Цифровые валютные войны: результат американских штабных учений

Сегодня, 19 ноября 2021 года, Северная Корея в Филиппинском море успешно испытала новую ракету, способную доставить боеголовки на остров Гуам – он хотя и не входит в состав США, но представляет собой территорию, которой США владеют. Северным корейцам удалось построить ракету благодаря цифровому юаню – национальной криптовалюте Китая. Именно цифровыми юанями Северная Корея расплачивалась за урановую руду, ракетное топливо и пр., а США не могли на это влиять, поскольку сделки совершались в Китае, на китайской инфраструктуре, под контролем Народного банка (центрального банка) КНР.

По такому случаю в ситуационном центре американского Белого дома собрался Совет национальной безопасности США, чтобы в течение часа дать президенту рекомендации и предложить варианты действий.

Всё это – условия имитационной (штабной, в военной терминологии) игры Digital Currency Wars: A National Security Crisis Simulation, состоявшейся в 19 ноября 2019 года в Harvard Kennedy School. В игре участвовали бывшие американские министры, высокопоставленные дипломаты и учёные. Руководители игры в процессе обсуждения усложняли задачу дополнительными вводными: Северной Корее удалось взломать SWIFT и похитить три миллиарда долларов, совершена кибератака на финансовые учреждения США, имеют место масштабные нарушения прав человека в Китае и пр.

Роли членов Совета национальной безопасности (вице-президент, министр обороны, глава национальной разведки, министр финансов и др., включая инновационную должность помощника президента по цифровым валютам) исполняли люди с опытом: бывший министр обороны Эш Картер (Ash Carter), бывший начальник штаба армии США Эрик Розенбах (Eric Rosenbach), бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс (Lawrence Summers, он играл «свою» роль министра финансов) и др.

Играли участники учений, разумеется, не против Северной Кореи, а против Китая. Основной целью игры было – смоделировать изменения в мировой экономике из-за развития цифровых валют и спрогнозировать последствия этого развития для национальной безопасности США.

Игра длилась час, но её ход и результат анализировали два месяца. По итогам Digital Currency Wars: A National Security Crisis Simulation в январе 2020 опубликован доклад и сформулированы следующие рекомендации.

Для президента США:

1. Изучить развитие виртуальных валют. Для сохранения доминирования США в глобальной экономике необходимо рассмотреть возможность и необходимость выпуска Центральным банком США цифровой валюты (эксперты не пришли к единому мнению о целесообразности выпуска американской цифровой валюты).

2. Поддержать использование международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT (находится под фактическим управлением США), поскольку есть риск массовой миграции участников трансграничных платежей на другие платформы. Для этого особое внимание необходимо уделить защите от киберугроз и уязвимостей в системе безопасности, создать больше стимулов её использования. Кроме того, следует отказаться от чрезмерного использования экономических инструментов принуждения (санкций).

3. Укрепить международные альянсы. Необходимо оказывать дипломатическое давление на союзников США для противодействия Китаю. Поскольку Китай предоставляет инвестиции для реализации проекта «Один пояс, один путь» и расширяет использование цифрового юаня (цифровая валюта, выпущенная Центральным банком Китая, невидимая для контролеров в США), необходимо организовать работу по укреплению западного лидерства в международной финансовой системе совместно с Южной Кореей, Японией, Австралией и ЕС. Рекомендуется в четыре раза увеличить финансирование исполнения закона о развитии (BUILD Act) для увеличения влияния американской «мягкой» силы на развивающиеся страны.

О BUILD Act

Закон США о развитии (BUILD Act ) принят в октябре 2018. Он направлен на кардинальную перестройку усилий США по финансированию развития иностранных государств в интересах США. Для этого создаётся новое агентство – американская международная финансовая корпорация развития (IDFC), которое консолидирует и расширяет существующие функции государственного финансирования США. Для этого ей передаются функции корпорации по иностранным частным инвестициям (OPIC) и ряд функций Агентства США по международному развитию (USAID). У нового агентства появятся дополнительные инструменты для оказания инвестиционной поддержки иностранных государств и организаций (например, возможность инвестировать в акционерный капитал и оказывать техническую помощь). Бюджет IDFC увеличен с 29 до 60 миллиардов долларов. Политическое обоснование закона – необходимо противодействовать китайскому проекту «Один пояс, один путь» и растущему экономическому влиянию Китая в развивающихся странах. Задача нового агентства – усилить влияние США в развивающихся странах путём стимулирования частных инвестиций в противовес государственным инвестициям.

4. Необходимо признать, что США не могут самостоятельно построить новую общемировую платёжную систему без сотрудничества с Китаем. Следует немедленно начать переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином для определения путей сотрудничества.

Общие выводы:

1. Не все цифровые валюты похожи на биткоин. Но наибольшее внимание СМИ уделялось биткоину, поэтому именно он безальтернативно фигурирует в дискуссиях о цифровых валютах. Политики правы, не признавая права биткоин исполнять в будущем функцию денег. Без центрального органа, гарантирующего ценность актива в течение продолжительного времени, биткоин и ему подобные криптовалюты больше похожи на акции, чем на эквивалент фиатных денег. Однако большинство политических дискуссий на эту тему упускают из виду, что наиболее жизнеспособные модели цифровых валют, такие, как китайский цифровой юань или Libra Facebook, отличаются от биткоина.

Их главное отличие в том, что они находятся под контролем правительства или крупной компании, которые могут не только обеспечить их стабильную стоимость, но и широкую доступность через мобильные приложения, интеграцию с социальными сетями, терминалами точек продаж и т.п. Удобства цифровых валют может быть достаточно, чтобы обеспечить им широкое распространение. Кроме того, у пользователей может не остаться выбора, использовать или нет цифровую валюту, в случае, если правительство одобрит её выпуск и одновременное изъятие из оборота фиатных денег.

2. Рост использования цифровой валют бросит вызов лидерству США в мировой экономической системе.

После окончания Второй мировой войны мировое экономическое господство США было обеспечено благодаря сильному спросу на доллар США, а также сетью американских финансовых институтов, которые способствуют глобальному дефициту денег. Подавляющее большинство глобальных платежей сегодня проходит через сеть американских учреждений, что позволяет властям США отслеживать незаконную деятельность и применять карательные санкции.

Однако эта экономическая гегемония, вероятно, будет оспорена цифровыми валютами. Эти валюты будут проходить мимо американских финансовых контролёров, так как они не связаны с долларом. Китайские власти уже заявили о своем намерении сократить зависимость от SWIFT, опираясь на ранее предпринятые усилия России, Китая, Ирана и других стран по созданию альтернативы американской финансовой системе. Для некоторых стран (и организаций), которые хотят избежать американских санкций и надзора, это является достаточным стимулом для принятия цифровой валюты. Не только противники, но даже союзники и партнёры, такие, как Германия и Индия, выразили разочарование «чрезмерным использованием» американских санкций. Удобство, совместимость с другими технологиями и снижение стоимости транзакций могут ускорить распространение цифровых валют, увеличивая «слепые зоны» для властей США.

3. По большинству экономических вопросов сотрудничество с Китаем будет ключевым.

Укрепление сотрудничества с Китаем будет иметь решающее значение для сохранения мощи США. Спрос на доллар, рынки капитала и финансовые институты вряд ли исчезнут в ближайшее время. Однако именно цифровые валюты представляют собой один из путей, по которому значительная платёжная активность может пойти в будущем, особенно если Китай позволит использовать цифровой юань для трансграничных операций. В этой ситуации не остаётся ничего другого, кроме сотрудничества. Есть много областей, представляющих взаимный интерес для двух стран, от торговли до изменения климата и сдерживания Северной Кореи.

Американские политики должны использовать эти общие интересы для разработки перспективной стратегии экономической политики, которая включает обмен данными о потенциальных незаконных финансовых потоках и сотрудничество по санкционной политике.

4. Экспертам не удалось сформировать единую точку зрения по вопросу выпуска США собственной цифровой валюты.

5. В обсуждениях судьбы цифровых валют должны принимать участие политики и технологи. В ходе игры выяснилось, что политики имеют ограниченное понимание цифровых валют, а технологи и специалисты в области криптовалют не до конца понимают геополитические последствия их применения. Объединение опыта, знаний и видения политиков и технологов, а также государственного и частного секторов будет иметь принципиальное значение для решения проблемы не только технологий, но и ценностей, лежащих в основе цифровой экономики.

Цифровые валюты центральных банков

Цифровая валюта центральных банков (central bank digital currency, CBDC) – это цифровая форма фиатных денег (т.е. «обычных» денег, номинальная стоимость которых устанавливается и гарантируется государством и которые государство объявило законным средством платежа) центрального банка (ЦБ), которая в отличие от криптовалют и виртуальных денег имеет статус законного платёжного средства и может заменять традиционные наличные деньги и денежные остатки на счетах ЦБ.

Исследователи полагают, что реализация цифровых валют ЦБ должна базироваться на блокчейне, однако подходы и требования к технологии не сформированы. В частности, для внедрения цифровых валют ЦБ необходимо определить:

  • технологию, которая будет уравновешивать возможности контроля за денежным предложением (закрытый блокчейн) поддержанием приемлемого уровня анонимности платежей (открытый блокчейн), обеспечивать низкую транзакционную стоимость, возможность отмены финансовых операций и принудительное списание средств;
  • степень допустимой анонимности, позволяющей уравновесить риски, связанные с отмыванием денег, финансированием терроризма и конфиденциальностью пользователей;
  • модель имплементации цифровых валют ЦБ в существующую денежную систему;
    механизм осуществления взаиморасчётов;
  • меры обеспечения информационной безопасности.

В настоящее время рассматриваются два основных варианта выпуска цифровой валюты ЦБ: для розничных универсальных (общецелевых) платежей и для оптовых (специальных) расчетов ЦБ с коммерческими банками. Технологически эмиссия может быть осуществлена в форме цифровых токенов или учётных записей на расчётных счетах (конкретное описание технологии отсутствует).

Идею выпуска национальных цифровых валют поддерживает ряд международных финансовых институтов, включая МВФ. На начало 2019 ЦБ 63 стран сообщили, что изучают вопрос выпуска цифровых валют, а 31 ЦБ – проводят эксперименты и моделирование.

ЦБ Уругвая первым в мире провёл эксперимент по использованию цифровой валюты для розничных платежей – e-peso. Шестимесячная пилотная программа была реализована среди 10 тысяч абонентов мобильного оператора ANTEL, которым было предложено загрузить мобильное приложение для доступа к цифровому кошельку. Программа позволяла совершать платежи в ряде торговых точек и переводить денежных средства другим зарегистрированным пользователям. Цифровые банкноты имели уникальные серийные номера и попадали под единые правовые нормы с наличными денежными средствами. По окончании эксперимента глава ЦБ Уругвая заявил об отсутствии востребованности e-peso и выявлении ряда вопросов, в частности: как цифровая валюта повлияет на существующий бизнес, какова будет стоимость реализации проекта, кто будет нести финансовые расходы, как обеспечить анонимность платежей и др.

Решение о выпуске цифровых валют в будущем приняли Банк Швеции, ЦБ Норвегии, Уругвая, Канады, Таиланда, ФРС США, Денежно-кредитное управление Сингапура, Народный банк Китая. Эти страны предполагают эмиссию национальной цифровой валюты в дополнение к обычным денежным средствам. Против идеи выпуска цифровых валют высказались ЦБ Японии, Индии, Южной Кореи и Национальный банк Швейцарии.

Главные достоинства цифровой валюты ЦБ состоят в возможности обеспечить доступное законное средство платежа и более быстрые, прозрачные и дешёвые внутристрановые и трансграничные расчёты. Высокая ликвидность в сочетании с низкими рисками использования цифровых валют могут быть признаны в числе основных причин для выпуска цифровых валют центральными банками.

Основные недостатки выпуска цифровых валют связаны с возможностью нарушения финансовой стабильности кредитных организаций, сокращения ликвидности на фондовом рынке, возникновения рисков информационной безопасности, нарушения правил обработки персональных данных потребителей. Также неясно, готовы ли страны осуществлять взаиморасчёты в цифровой валюте национальных ЦБ.

Введение цифровой валюты ЦБ в какой-то одной стране может вызвать переток депозитов из других стран, где такую валюту не используют.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ:

Please enter your comment!
Please enter your name here