США не пустили демократию в Интернет

США воспротивились реальному и уникальному шансу сделать Интернет демократичным. Такая возможность представилась на Всемирной конференции международной электросвязи – ВКМЭ-12, прошедшей под эгидой Международного союза электросвязи (МСЭ), которая никогда ранее не вызывала подобного ажиотажа.

Впрочем, это понятно, ведь впервые за 24 года была проведена масштабная реформа Регламента международной электросвязи (РМЭ) – документа, устанавливающего принципы регулирования международной электросвязи для гармонизации национальных законодательств. Особые ожидания возлагались на формирование системы принципов регулирования Интернета, стремительное развитие которого за последние десятилетия превзошло самые смелые ожидания и прогнозы.

Однако этого не случилось. Тем не менее в компромиссную редакцию регламента вошли предложенные Россией положения о безопасности и устойчивости сетей, о незапрашиваемых массовых электронных сообщениях и резолюциях об обеспечении безопасной среды для более активного развития Интернета.

Из 159 участвовавших в форуме делегаций документ подписало большинство – 89 стран, в числе которых Россия, Китай, Бразилия, Аргентина, Сингапур, ОАЭ, ЮАР и другие. Представители США, Австралии, Канады, Японии и ряда европейских стран свои подписи под регламентом не поставили. Еще 15 делегаций вовсе не были допущены к этой процедуре из-за отсутствия соответствующих полномочий.

Судя по всему, в ближайшие месяцы к компромиссной редакции Регламента может присоединиться еще ряд стран, так как многие делегации заявили о необходимости предварительных консультаций со своими правительствами. Предложения, которые стали основным камнем преткновения для США, а именно – вопросы демократизации регулирования Интернета – готовы были поддержать около 90% государств – членов МСЭ.

Генеральный секретарь МСЭ Хамадун Туре разочарован поведением стран, не подписавших компромиссную редакцию Регламента. «Мнение США учитывалось на протяжении всей дискуссии. Я не мог себе представить, что они не подпишут его, – сказал Туре. – Мы просто хотели показать, что нужно строить мосты между Интернетом и телекоммуникациями, потому что они должны работать вместе».

Спорный пункт 3.8, в котором речь шла о возможности государств–членов МСЭ «управлять ресурсами наименования, нумерации, адресации и идентификации, используемыми на их территориях для международной электросвязи, если они сочтут это необходимым», не вошел в финальный вариант документа. Хотя Хамадун Туре неоднократно повторял, что данный пункт вовсе не подразумевает ни контроль над контентом в Интернете, ни управление Сетью, а ориентирован прежде всего на разработку технических стандартов для международной телефонии. «Мы никогда не занимались политическими вопросами и не намерены этого делать, – говорил генеральный секретарь МСЭ. – У технических проблем – технические решения, у политических проблем – политические решения».

Несмотря на это, США отказались подписывать компромиссную редакцию Регламента международной электросвязи, прикрывая лозунгами об опасности усиления государственного регулирования глобальной Сети свое желание оставаться монополистом в области управления и контроля Интернета и тем самым констатируя свою неготовность делиться такой возможностью с другими государствами. Обсуждение любых вопросов, связанных с Интернетом и информационной безопасностью, встречало сильное сопротивление США и их союзников, создавая впечатление, что американская делегация имела четкие инструкции не подписывать новый документ, выхолащивая предложения других делегаций, уводя диалог из конструктивного поля.

Но механизмы управления Интернетом не могут быть сосредоточены в руках одного государства. Всемирная Сеть стала одним из основных источников распространения детской порнографии, преступности и терроризма. Эти вопросы требуют участия всех стран в регулировании и игнорировать их нельзя.

Заявление Хиллари Клинтон газете New York Times о том, что «все больше и больше людей в мире используют Интернет, мобильную связь и другие технологии, чтобы был услышан их протест против несправедливости, а для Америки это исторический шанс помочь им в осуществлении позитивных перемен в мире, которые поддерживают США», едва ли вызывает восторг у государств по поводу экспорта демократии такого рода Соединенными Штатами. Где гарантия того, что следующий экспорт «позитивных перемен» по образцу Ливии, Египта или Сирии не произойдет в любой другой стране по усмотрению США?

У многих стран вызывает опасение, что нынешнее регулирование Интернета ICANN и другими компаниями, по сути, означает контроль сети Соединенными Штатами. Это доказала и массированная агрессивная кампания западных СМИ по дискредитации предложений России и стран, выступающих за наделение государств суверенными правами регулирования национальных фрагментов сети Интернет. Информационная накачка началась задолго до ВКМЭ-12 и призвана была обеспечить единую, не соответствующую действительности, интерпретацию происходящих событий, а по факту – массовое зомбирование мировой общественности. Америка мнит себя гарантом бесцензурности в Сети, несмотря на ряд резонансных историй с явными попытками контроля Интернета, например, таких как «дело Ассанжа».

Очередной раз, прикрываясь риторикой о свободном Интернете, США пытаются сохранить за собой право быть главным цензором Сети и в свойственной им манере неприятия чужого мнения под лозунгами соблюдения так называемых прав и свобод человека навязать мировому сообществу свою политику в области электросвязи как единственно правильную и неоспоримую. Большинство государств – членов МСЭ поддержало инициативу России, Китая, Саудовской Аравии, Алжира, Бахрейна, Судана и ОАЭ, предполагающую право правительств самостоятельно регулировать Интернет на территории своего государства и обеспечить государствам право использования глобальных информационных ресурсов.

Статья опубликована «Независимой газетой»

Print Friendly
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры