Шесть с половиной центов против четвертой поправки

«Сол Пензер был лучшим сыщиком-оперативником к югу от Северного полюса. Брал он десять долларов в час, а стоил все двадцать». Это цитата из романа Рекса Стаута, действие которого происходит в 30-е годы прошлого века. Сегодня, как пишет американский журнал The National Interest, час слежки за отдельно взятым гражданином обходится в шесть с половиной центов – причем центов нынешних, а не тех, что платил сыщику Ниро Вульф. Для сравнения: час традиционной слежки за человеком силами оперативников обходится современной полиции в 250-270 долларов.

Шесть с половиной центов не предел. С ростом количества объектов слежки стоимость оперативного сопровождения каждого из них стремится к нулю, в полным соответствии с закономерностями массового производства.

Нездоровый образ частной жизни

Реакция на разоблачения Сноудена американцев, с которыми изредка доводится общаться, существенно отличается от нашей: они не морализируют, не возмущены подглядыванием за европейцами, единственное, что их волнует, так это слежка за гражданами США, которую АНБ ведет вопреки четвертой поправке, гарантирующей неприкосновенность privacy. Что нельзя не признать конструктивным подходом. Но когда в приватном разговоре дело доходит до попытки более или менее строго определить privacy, выясняется, что понятие это за последний десяток – не более – лет подверглось весьма серьезной эрозии, и вовсе не из-за АНБ. Cамое главное для этого сделали мы сами, предоставив компьютерам слишком много сведений о себе. Социальные сети и поисковые машины этим воспользовались и довершили дело.

Вот свежий пример — заметка о том, как ЦРУ внедрило своих агентов внутрь многопользовательских онлайн-игр. Дело не в том, что спецслужбы шпионят за гражданами в виртуальном мире компьютерной игры, что тут особенного, а в том, что написавшие об этом журналисты предприняли атаку на представителей Second Life, используя, в частности, звонки их родственникам – при этом номера нужных телефонов были найдены с помощью одного только Google (у d-russia.ru есть подтверждающие это сведения).

Бытовые примеры успешных расследований, произведенных частными лицами с грубым нарушением privacy на «Одноклассниках» или Mamba, читателю, должно быть, известны и без нас.

Смартфоны и планшеты – еще одна большая и отдельная тема. Большинство мобильных приложений требуют – именно требуют, это обязательное условие для установки – доступа к географическим координатам устройства, причем часто вне связи с заявленной функциональностью софта. Зачем геопозиционирование, например, программе, включающей вспышку смартфона в режиме фонарика? И чем, спрашивается, АНБ хуже любопытного разработчика этой программы? В сущности, ничем – и тот, и другой сделали это лишь потому, что сделать это было слишком просто.

Причина и последствия дешевизны шпионажа

Экономия возникает благодаря IT. Вместо того, чтобы ехать, маскируясь, за машиной объекта слежки, достаточно незаметно прикрепить к ней GPS-приемник с передатчиком (одно время, давно, более 10 лет назад Google, между прочим, предлагал такие устройства всем желающим). Еще проще, если вы можете себе это позволить (АНБ, видимо, может), отследить перемещения телефона объекта между базовыми станциями сотовой сети. Добавьте сюда камеры наблюдения, беспилотники над городами, средства работы с большими данными в социальных сетях – ну, какой Сол Пензер может выиграть такую конкуренцию с полицией?

Последствия этого нехороши даже для США. Тамошние эксперты предлагают юридические ограничения, которые из России кажутся странными – скажем, ужесточить условия принятия решения о начале слежки за гражданином, резко ограничить применение особенно эффективных (читай – наиболее дешевых) технологий, дабы полицейские реже впадали во искушение их применить просто потому, что это легко.

Для России же последствия удешевления инструментов шпионажа против граждан страны еще более опасны – они грозят неизбежным расширением предложения на криминальном рынке данных. Или, что имело место всегда, а с появлением новых технологий имеет все шансы расцвести недопустимо буйным цветом: корпоративная слежка за людьми. Службы безопасности крупных и не очень российских компаний часто практикуют ее в совершенно недопустимых формах (прослушивающие устройства, перехват телефонных разговоров, скрытное видеонаблюдение), и совершенно безнаказанно.

Рецепт для privacy

Главный такой рецепт в России, по всей видимости, уже выписан – это закон о персональных данных. Если вместо порожденной этим законом смешной процедуры (ее приходится проходить так же часто, как и оставлять свои паспортные данные у расплодившихся повсюду охранников), заполнения бланка расписки о «согласии на обработку персональных данных» от операторов персональных данных станут требовать их надлежащей зашиты, и если найдутся герои, которые обратятся за этой защитой в суд, и если суд решится создать желательный прецедент – вот тогда закон, возможно, и заработает, как должен.

Рекомендация эта особой практической ценности, впрочем, не имеет. В сложившихся реалиях это чисто теоретическая конструкция.

Практическую ценность имело бы не очень сложное в подготовке решение законодателя о придании юридической силы цифровым средствам регистрации событий (домашних камер наблюдения, автомобильных видеорегистраторов и т.п.) и значительное ужесточение ответственности должностных лиц за неправомерное использование государственных IT-систем, с помощью которых может осуществляться слежка за гражданами.