Семнадцатый год по Bloomberg – без IT и без России

Bloomberg уже в ноябре объявил 2017 год старым и взялся его провожать. Поначалу блумберговский список самых важных («most influential») персон ничем, кроме русских роботов в соцсетях, взятых стёба ради, внимания не привлекает. Затем вызывает рефлекторный вопрос: где же айтишники?

Их нет. Формально можно счесть таковым разве что президента китайской Tencent – но какой он, если подумать, айтишник? Он провайдер. Да, большой, потому что в Китае, но и только. Скорее уж Walmart, а не Tencent следует считать IT-компанией, не говоря уже об Amazon. Есть ещё Виталик Бутерин, но и его, вероятно, не следует записывать в айтишники, поскольку он имеет дело с другими сущностями.

Едва ли Bloomberg оригинальничает, игнорируя IT-индустрию образца 2017 года. Списки такого рода составляются редакцией по отделам, которые исполняют просьбу главного редактора «а ну-ка, киньте мне штуки три-четыре кандидатуры по вашей части», так что заговор против айтишников исключён: никто не сговаривается, а просто кладёт в общий винегрет, что считает нужным. Айтишники действительно оказались никому не интересны.

О чём это нам говорит? Прежде всего о наступлении того, что у нас принято называть цифровой экономикой. Паровая машина стала менять мир не тогда, когда её довели до совершенства, и даже не тогда, когда стали производить в достаточных количествах, а тогда, когда поезда пошли по Транссибу и по Америке, от берега до берега. Та же история с IT. Компьютеров теперь полно, и они, как ни странно, работают достаточно надёжно для того, чтобы им можно было, исключив бумажки, доверить серьёзное дело вроде хранения сведений о недвижимости, принадлежащей гражданам РФ.

Кроме IT-индустрии, Bloomberg не видит ещё и Россию. Т.е. видит, конечно – «Russia» в контексте обильно присутствует, обильнее, чем «China». Но всегда в неопределённом качестве – агрессивные акции России осуждают, с ней сговариваются (чего делать не следует, герои года по Bloomberg такому противостоят), и т.п.

Плюс русские социально-сетевые ботнеты, конечно.

Последние немного портят блумберговскую картину мира. Странно, действительно: России нет, а роботы оттуда есть.

Однажды довелось задать вопрос Эндрю Гроуву. Почему, спросил я, IT-люди, оставив дела, не идут в политику, как это делают другие – нефтяник Буш, артист Рейган? Гроув ответил сразу: ну как же, а вот Терминатор – разве он не IT-человек? Шварценеггер тогда как раз баллотировался в губернаторы на первый срок.

Будь я столь же остроумен, тоже смог бы по-доброму посмеяться над блумберговскими проводами 17-го года.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ:

Please enter your comment!
Please enter your name here

девятнадцать + двенадцать =