Российская экономика переживает период торможения и стагнации. Комментарии первого заместителя министра финансов

    Сегодня газета Ведомости опубликовала интервью  первого заместителя  министра финансов Нестеренко Татьяны Геннадьевны, посвященное итогам бюджетной политики и содержанию бюджетной стратегии. В настоящее время российская экономика переживает период торможения и стагнации, что безусловно отразиться на доходной части бюджета. Доходы федерального бюджета в 2014 г. впервые сократятся в реальном выражении, что повлияет так же и на расходы. Уже в этом году правительство может снова распечатать резервный фонд. На участников бюджетного процесса ложиться задача правильного выбора приоритетов для достижения государственных целей в пределах заданных расходов и их эффективном использовании. Основное отличие текущего бюджетного процесса в том, что подготовка и формирование бюджета происходит в госпрограммном формате. Это со временем должно привести к переходу на программный метод планирования деятельности органов власти. Татьяна Нестеренко в своем интервью переходить на программное мышление, используя все инструменты, имеющиеся у власти для достижения целей политики.

    Сейчас мы только льгот по страховым взносам даем на 309 млрд руб. Это в бюджете учитывается как поддержка внебюджетных фондов. Из них 58 млрд руб. мы платим за организации и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения. Это та же поддержка малого бизнеса. Это тоже инструменты политики, которые нужно учитывать и обсуждать вместе с другими инструментами.

     Министерство финансов впервые понизило прогноз развития российской экономики, более того и новый прогноз по темпам роста экономики очень оптимистичен. Снижение роста экономики повышает риски худшего исполнения бюджета и понижении его доходной части. В этой ситуации любые смягчения бюджетной политики, согласно позиции Минфина, приведут только к инфляции и серьезному ухудшению макроэкономического положения. Кроме того на снижение доходной части бюджета повлияли инвестиционные вычеты на завершение строительства крупных объектов.

    Татьяна Нестеренко так прокомментировала сложившуюся ситуацию:

    Мы где-то на 200 млрд руб. учли в доходах план по мобилизации, ожидая, что будут дополнительные доходы. Во время обсуждения бюджета в парламенте на нереалистичность такого прогноза по доходам указывали и Счетная палата, и комитет по бюджету и налогам Госдумы. История вопроса по объему доходов в 2013 г. достаточно сложная. У нас была несколько иная позиция по акцизам и НДПИ, и мы уже учли ее в параметрах бюджета, внесенных в правительство, и, соответственно, под эти доходы были учтены расходы. Однако решение по налогам было уточнено, а расходы остались, как были в первоначальном предложении. Таким образом и появился не совсем реалистичный план по доходам.

    Фактическое завышение оценки поступлений налога на прибыль в региональные бюджеты в этом году произошло из-за изменений налогового законодательства, которые не были учтены при формировании федерального и регионального бюджета.

    В части бюджетных расходов тоже не так все гладко. Общий объем расходов определен бюджетными правилами. При этом есть ряд обязательств, на которые необходимо находить ресурсы. Согласно законодательству денежное довольствие и зарплаты должны индексироваться минимум на уровень инфляции. Эти индексации закладываются в объемах условно утвержденных расходов и не могут быть уменьшены, поэтому при сокращении условно утвержденных расходов должны быть найдены другие ресурсы. На увеличение действующих обязательств нужно в 2014-2016 гг. 2819,9 млрд руб. В эту цифру заложена индексация, пересчет расходов под новую оценку контингента получателей, уточнение расходов на те решения, которые принимались в этом году и которые должны быть продолжены. Но есть и новые обязательства, например подготовка к чемпионату мира по футболу, переезд судов. Соответственно, где ресурсы на эти новые обязательства? Минфин предлагает сократить трансферт государственным внебюджетным фондам в основном за счет пересчета параметров фондов под уточненную макроэкономику. Также есть решение о 5%-ном сокращении ассигнований на госзакупки — кроме обороны и судебной системы. Есть еще предложение по сокращению расходов по финансовому обеспечению федеральных медицинских учреждений: на 35% в 2014 г. и по 50% в 2015-2016 гг. 

    Мы из бюджета должны убрать те ассигнования, которые идут на финансовое обеспечение учреждений для предоставления ими базовой программы медицинской помощи. Это та часть расходов, которую они раньше получали напрямую из бюджета, а теперь соответствующие медицинские услуги должны перейти в ОМС. Часть ассигнований остается на федеральном бюджете, но это на науку, высокотехнологичную помощь, а обычная медицина должна рассматриваться в рамках базовой программы ОМС.

    Татьяна Нестеренко также дала комментарии на вопросы увеличения зарплаты госслужащим и сокращения  социальных расходов. Полное интервью с первым заместителем министра финансов читайте  здесь.