Владимир Путин: идея введения сбора для поддержки российского ПО нуждается в проработке

Владимир Путин: идея введения сбора для поддержки российского ПО нуждается в проработке

«Это, мне кажется, хорошая идея. Я, разумеется, это поддержу. Надо только проработать в правительстве, с коллегами поговорить в Минэкономразвитии, Минфине», — заявил президент страны Владимир Путин министру связи и массовых коммуникаций Николаю Никифорову в ответ на предложение создать специальный фонд за счет отчислений из прибыли софтверных компаний с целью обеспечить импортозамещение программных продуктов, сообщает сайт Кремля.

Таким образом, есть уверенность, что замысел главы Минкомсвязи будет скорректирован в сторону реалистичности, эффективности и подлинной национальной безопасности.

Об идее создания такого фонда D-Russia.ru уже сообщал. Сообщали мы и о критике этой идеи представителями IT-индустрии –против нее резко выступила Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий, выразив недоумение тем, что столь важная инициатива не обсуждена с отраслью.

Сравнение предлагаемого софтверного фонда с фондом универсальной услуги связи не выдерживает критики, о чем мы также писали.

D-Russia.ru планировал на сегодня еще один материал на ту же тему – по итогам консультаций с представителями отечественной индустрии ПО и с анализом возможных последствий инициативы в том виде, как ее формулирует профильный министр. Новость из Кремля отложила эту публикацию – пока скажем только, что ни один из наших источников (а это авторитетные, в том числе добившиеся успеха на мировом рынке софта руководители IT-компаний) не поддержал министра Никифорова.

Это при том, что необходимость срочно защитить технологическую независимость страны никто в индустрии не подвергает сомнению. Министра Никифорова критикуют исключительно за то, что его инициативы по части импортозамещения не проработаны и не обсуждены, но с ним никто не спорит по существу задачи, т.е. о том, нужны ли свои программные продукты. Все говорят только о том, как быстрее достичь цели – в частности, так поступает Наталья Касперская. Прежде нее об этом же говорили Игорь Ашманов (задолго до санкций) и Ольга Ускова (задолго до министерской идеи создания фонда).

Ситуация действительно серьезна более чем, терять нельзя ни дня. После запрета на поставки программных продуктов российским предприятиям следующий логичный этап санкций – отключение того софта, который уже поставлен и работает. У нас Миноброны вовсю использует якобы безопасные версии Windows – казна ежегодно платит НТЦ «Атлас» 100 и более миллионов долларов за сертификацию импортных программных продуктов. Даже если предположить (хотя предполагать такое было бы непростительной глупостью), что сертификация надежна, все равно остается отнюдь не гипотетическая возможность вывода сертифицированных программных продуктов из строя – для этого достаточно одной точки входа в локальную сеть. Такой точкой может быть, как вариант, агент, или периферийное оборудование с закладкой в софте – IT-фольклор подобные истории уже знает.

Такой риск не то что недооценен, о нем главковерху боятся докладывать правду. Случись что, 22 июня 1941 года покажется нашим говорящим по-английски потомкам верхом боеготовности.

К Минкомсвязи у индустрии и экспертов есть ряд вопросов. Будет обложена взносами в фонд только продажа лицензий, без заказного ПО и SaaS, без центров разработки иностранных компаний? Будет ли задуманный фонд стимулировать спрос на отечественный софт? Госпрограмма «Информационное общество» предусматривала в 2011-13 годах потратить на национальную программную платформу (НПП) 4056 миллионов рублей – что сделано? В 2010 году премьер-министр утвердил план перехода органов госвласти на СПО уже к 2015 году – что с реализацией?

Без ответа на эти и другие вопросы, без понимания механизма осуществления министерского замысла нельзя провести квалифицированную экспертизу. А она необходима, иначе будет иметь место чиновничий волюнтаризм.

Мы обратились с этими вопросами в Минкомсвязь, но на момент публикации ответов не получили.

Самое главное: что именно и какими средствами предполагается делать после создания фонда. Министр сообщил президенту о 10 программных продуктах (хотелось бы взглянуть на полный официальный перечень), сроке их создания («в течение пяти лет, семи лет») и ресурсах – 20 тысяч программистов.

Округлость цифр – 10% отчислений, 10 продуктов, 20 тысяч разработчиков, 10 миллиардов рублей в год – заставляет подозревать отсутствие у Минкомсвязи каких-либо внятных планов.

Наши источники в индустрии – а это люди, добившиеся очевидного инженерного результата, им скорее можно верить – называют совсем другие показатели. До первых инсталляций нужны три года и от четырех до восьми тысяч человек (в зависимости не от числа программных продуктов, а от глубины их автономности) и, соответственно, от 400 до 800 миллионов долларов (в год). Это, конечно, без прикладного софта.

Настрой в индустрии удивляет конструктивностью, даже, если хотите, патриотичностью (что особенно заметно на фоне деяний Минкомсвязи, ничего не сделавшей для создания НПП). О том, насколько тяжелы для бизнеса 10% – а это половина дохода – руководители компаний говорят во-вторых. В первую очередь они обсуждают задачу по существу – как добиться IT-независимости страны.

В частности, ставятся два принципиальных, важнейших вопроса.

  1. Кому нужно импортозамещение? Где заказчик? Покажите госкомпанию, которая хочет заменить Windows на отечественную операционную систему. Почему ни одной такой до сих пор не видно? Политическая воля должна быть приложена прежде всего в этой точке – и тогда история станет нормальной, управляемой, понятной, рыночной. А через три года – прибыльной. Собрать по 10% – для этого много ума не надо. Ум нужен распорядиться этими средствами так, чтобы программисты, создающие отечественные продукты вместо импортных, не превратились в потребителей ресурсов (это было бы противоестественно), а не их источник.
  2. В стране нет компании с компетенцией, позволяющей закрыть все участки импортозамещающей разработки софта. Значит, работу придется распределять. Значит, нужен координатор. Должен ли координатор быть исполнителем работ? Конечно, нет – он не удержится от «координации» работ в свою пользу, и это погубит все дело. Минкомсвязь трагически близка к совершению этой непоправимой ошибки, но ее еще не поздно предотвратить.
Print Friendly
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры