Последствия новой «холодной войны» в сфере IT

194

Публикуем перевод статьи ZDNet, посвященной потенциальным последствиям присоединения Крыма для российских IT-компаний.

 

Внимание всего мира приковано к России уже больше месяца. Дух сотрудничества, международного мира и согласия, который казался таким всеобщим в момент закрытия сочинской Олимпиады, внезапно превратился в страх и неуверенность, когда украинское правительство сместило с поста президента Украины Виктора Януковича — политика, близкого к президенту РФ Владимиру Путину.

За этой отставкой последовал референдум в Крыму и отделение полуострова от страны и присоединение его к России, что отменило, по сути, действия времен Никиты Хрущева, передавшего Крым Украине в 1954 году.

За прошедшие пару дней весь мир также наблюдал за военными действиями и захватом украинских военных баз и активов в Крыму.

Реакцией Запада стало полное осуждение действий России, введение Соединенными Штатами санкций финансового, экономического и политического характера, включая визовые ограничения для политиков и представителей российской власти, а также «заморозка» активов украинских и российских чиновников, причастных, по мнению американских властей, к ситуации в Крыму.

В Европейском Союзе начали вводить аналогичные санкции, пусть и не столь широкие: Европа, в отличие от США, сильно зависит от российского газа. В США Россия не может влиять на состояние бизнеса возможным прекращением поставок топлива.

Если ситуация и дальше будет развиваться в поле холодной войны, как это было в случае с политической и экономической изоляцией Ирана, то пострадает не только политический климат, но и технологическая индустрия, связанная с РФ.

Для начала давайте рассмотрим ситуацию с российскими IT-компаниями.

Многие из этих компаний оперируют на американском рынке и тесно связаны с американскими компаниями. Некоторые из этих компаний были основаны в РФ, остальные не размещают свои штаб-квартиры в России, но там находится большая часть разработчиков и аутсорсинговых офисов, равно как в странах Восточной Европы.

Вот связанная с Британией «Лаборатория Касперского», которая стала отличным авторитетным игроком в сфере антивирусного ПО и борьбы с вредоносным кодом. У нее есть международные штаб-квартиры и офисы разработки, которые базируются в России. Основатель компании Евгений Касперский, по слухам, также тесно связан с правительством России, которое контролирует Владимир Путин. Сам Касперский эти связи постоянно опровергал, но остается под вопросом, коснутся ли санкции бизнеса этой крупной российской компании в дальнейшем противостоянии между США и РФ (легенда о связи ЛК с «правительством России» порождена Wired и никакими фактами не подкреплена. – D-Russia.ru).

NGINX Inc. — компания, которая отвечает за поддержку и консалтинг open source проекта для прокси-серверов и делает один из самых популярных и востребованных инструментов для интернет-проектов с большими нагрузками на сервера. Офисы компании есть в Сан-Франциско, но основа разработки — в Москве.

Parallels, Inc. — многонациональная корпорация, штаб-квартира которой расположен в Рентоне (Вашингтон), занимающаяся технологиями виртуализации и автоматизации для крупных компаний и частных облаков. Но главные исследовательские лаборатории и офисы разработки у них расположены в Москве и Новосибирске.

Acronis, также как Parallels, была основана в России в 2002 году разработчиком и венчурным капиталистом Сергеем Белоусовым. Он оставил Parallels и стал CEO Acronis в мае 2013 года. Специализация компании — технологии для облачных бэкапов и хранения данных. У них операционный R&D офис также находится в Москве.

Veeam Software под руководством Ратмира Тимашева занимается созданием бэкап-технологий для предприятий на основе VMware и Microsoft Нypervisor. У них также большая часть R&D сосредоточена в российском Санкт-Петербурге.

Выше мы рассмотрели только основные примеры, а ведь есть множество российских софтверных компаний, которые генерируют миллиарды долларов выручки на основе продуктов и сервисов, работающих в США, Азии и Европейском регионе. А также есть много субподрядчиков, которые еще меньше размером, но тоже работают с иностранными заказчиками.

Не забываем и про разработку мобильных приложений для iOS, Android и Windows, которая часто сосредоточена в России для иностранных платформ и сервисов.

Высокая профессиональная репутация российских разработчиков привела к тому, что сейчас многие бытовые технологические IT-решения в США и Центральной, Западной и Восточной Европе завязаны на Россию.

Администрации Обамы нет нужды вводить жесткий изоляционизм против России, как было с Ираном, поскольку проблемы с российским ПО и сервисами уже начинаются, и начинаются они в первую очередь внутри США.

Охлаждение экономических отношений уже заметно в тех американских корпорациях, которые отказываются от продуктов и ПО, производимых в России или выходцами из России. Самые консервативные американцы готовы просто убрать российское ПО и заменить аналогичными решениями с внутреннего рынка в США.

Что касается российских мобильных приложений, то их перспективы весьма печальны при полномасштабном вводе экономических санкций против секторов российской экономики (включая IT). В черные списки наверняка попадут компании-разработчики, доступ к российским серверам будет блокироваться — и российские приложения и мобильные игры потихоньку уйдут с планшетов и смартфонов.

Помните плач по Flappy Bird? Игрушка Cut the Rope, которую делают в размещенном в Москве Zeptolab, а также много других популярных мобильных игр из России могут уйти в небытие, если санкции против секторов российской экономики будут запущены на полную мощность.

Но IT-сектор в США не собирается сидеть и ждать, пока будут подписаны какие-то там бумаги и указы: если есть опасение, что путинская Россия несет с собой политическую и экономическую угрозу, значит, самое время избавляться от программ и сервисов российского производства — вот такая нехитрая логика.

К примеру, контрактные сотрудники и компании по форме сотрудничества H-1B скорее всего либо потеряют контракты прямо сейчас, либо контракты с ними продлевать не станут после срока завершения. Уж в этом сомневаться не приходится.

Вендорам и поставщикам ПО для американского рынка уже задают и будут всё больше задавать вопросов, а не задействованы ли российские подрядчики в разработке программного кода. Аудиты и тесты на предмет привлечения кода из России для создания программного продукта приведут к тому, что российским аутсорсерам и аутстафферам придется забыть про рынок США —   точка.

Соответственно, вендоры либо будут паковать вещи и перевозить целые офисы в США, вручая разработчикам новое гражданство, либо перемещать разработчиков и офисы в страны, которые более согласованно действуют во внешней политике с «проамериканским вектором», чем это сейчас делает Россия. То же коснется и людей или компаний, работающих по федеральным контрактам.

Аудит кода и проверка региональной принадлежности программного продукта может обсуждаться на предмет этической стороны вопроса, но факт остается фактом: вендоры и компании начнут пересматривать код и различные этапы разработки в поисках потенциально работавших с ним русским подрядчиков и оставленных ими уязвимостей.

Если думаете, что миграция по Y2K была дорогим делом, просто немного подождите — и увидите, во что встанет «очистка от русских». Вопрос безопасности кода и предотвращения штрафов и санкций превратит корпорации западного IT-рынка в место, где даже горькую пилюлю постоянных аудитов проглотят, не поморщившись. И всё ради национальной безопасности. Тем, кому такая процедура будет не под силу финансово, придется отказаться от сомнительных IT-решений, связанных с Россией.

Практически наверняка ближайшие годы для американского и европейского IT-сектора ознаменуются чередой мощных хакерских атак, благо сравнительно дешевые и доступные таланты останутся по ту сторону новой «стены», которая сформируется вокруг России в результате экономических и политических санкций.

Единственное, на что сейчас надеются западные IT-аналитики — на преобладание здравого смысла в окружении Владимира Путина и отказ России от продолжения сценариев холодной войны, которая не просто уничтожит партнерские отношения РФ и Запада, отбросив страну на 30 лет назад в политическом смысле, но и приведет к существенным экономическим потерям всех сторон (и России, и США).

Станут ли программы и различные интернет-сервисы из России первой жертвой новой холодной войны? У нас есть возможность узнать самим уже очень скоро.

coldwar

Источник: Siliconrus.com